Валерий Цепкало. Фото: gazetaby.com

Какую партию создает Валерий Цепкало?

Не оторвался ли бывший дипломат, больше года живущий в Европе, от белорусской реальности?

Почему молчит Виктор Прокопеня?

Об этом и не только – большой разговор с экс-главой Парка высоких технологий Валерием Цепкало.

Про деньги и греческое новоселье

– Вы сейчас живете в Греции, где нашла работу ваша жена Вероника. Как обустроились?

– Да, Веронике предложили работу. Мы приняли решение переехать, поскольку находимся на самообеспечении (так было всегда), и нужно думать, за что жить. 

– Дорого обходится аренда жилья? Дом, небось, недалеко от моря?

– Не дороже чем в Латвии, мы пока арендуем квартиру на краткосрочной основе, поскольку определяемся со школой детей, от этого и будем плясать. Важно, чтобы жилье было близко со школой. Афины – большой и сложный город, по разным оценкам до 5 миллионов, только порт километров 10 в длину…

– В последнее время о вас мало слышно, даже стримы на YouTube-канале стали реже делать. Это связано с переездом или решили взять небольшую политическую паузу?

– Стримы приостановили и в связи с переездом тоже, но не только – сейчас заняты несколькими серьезными проектами. Скоро о них узнаете, это связано с будущим Беларуси. Или точнее – с Беларусью будущего. Стримы возобновим в ближайшее время.

– Расскажите, пожалуйста, как отреагировали представители белорусской оппозиции на ваше предложение подписать коллективное письмо к главам европейских государств и ряду американских политиков с просьбой пояснить, куда конкретно идут миллионы евро, выделенных белорусскому демократическому движению? Ваше заявление «Где деньги?» вызвало большой резонанс. А чем закончилась эта история?

– К сожалению, не могу ничем порадовать белорусов в этом отношении, но пока не хотел бы развивать эту тему, чтобы не переключать внимание от борьбы с главной причиной кризиса в Беларуси. Могу лишь сказать, что мы готовим законопроект по антикоррупционному законодательству и после смены режима будем уже в ультимативной форме, при поддержке народа, требовать от всех политиков поддержать его. Он касается обязательной отчетности всех политических сил за спонсорские деньги – как это принято во всех странах на Западе. Те, кто проект не поддержит, должны будут покинуть политику. Мы уже наелись лозунгов за 27 лет и не можем повторно ошибиться. Каждый без исключения белорус должен иметь возможность снимать плоды этой победы. Я лично и многие в моем штабе настроены очень жестко в отношении победы именно народа, а не отдельных личностей, которые просто хотят заменить собой Лукашенко.

– Ответил ли вам глава МИД Германии Хайко Маас, кто из белорусских политиков и представителей гражданского общества получил 21 миллион евро?

– Ответа пока не было, и мы не удивлены этим. До горячих речей поддержки и словесного разбрасывания денег все горазды, а как доходит до дела – в кусты. Мы обязательно вернемся к этим вопросам и щедрым на словах политикам, как только наступит подходящее время.

Про политиков, партии и переговоры с Лукашенко

– Только честно: как вы оцениваете теперешнюю деятельность лидеров белорусских партий? Есть мнение, что даже сейчас партийные лидеры могут немало делать – в рамках существующих законов, но некоторые предпочитают отмалчиваться…

– Смешно вообще говорить про партии. В Беларуси нет никакой партийной работы. Это просто пыль в глаза европейских политиков и народа.

– Руководитель вашего избирательного штаба Андрей Ланкин создает партию. Вы намерены войти в ее состав? Вообще, какие отношения у вас остались с Ланкиным? Не разошлись с ним в политических взглядах?

– Мы не общаемся с Андреем с тех пор, как он заявил о диалоге с режимом. 

Мы сделали заявления о таких людях как он, чтобы не было подмены понятий и отсылки к нашему штабу. Они все представляют только самих себя. 

Если ты претендуешь на то, чтобы назваться политиком, ты должен прямо ответить на вопросы, которые волнуют все общество: как ты относишься к фактам убийств мирных граждан и покровительству убийц, как относишься к пыткам, избиениям и незаконным посадкам в тюрьмы белорусских граждан? Считаешь ли ты, что белорусы имеют возможность выбирать себе руководителя на выборах или кто-то может подделывать волеизъявления граждан и сажать политический оппонентов. Мы никогда не пойдем на диалог с Лукашенко. Любые переговоры с ним — это предательство народа и капитуляция.

Что касается партии, которую создает Ланкин, то я об этом не слышал. Речи не может быть о вступлении в какою-либо другую партию, кроме Беларуси Будущего, которую мы зарегистрируем сразу после победы.

– Объясните, почему вы не поддерживаете идею переговоров с Лукашенко?

– Сесть за стол переговоров с ним или его марионеткой – это предать наших политических заключенных, которые годы провели в тюрьме. Мы на стороне добра и справедливости, и доведем дело до конца, даже если останемся одни. Никакие договоренности с этим режимом нас не устроят, кроме освобождения всех незаконно задержанных, возбуждения уголовных дела по факту преступлений и назначения новых выборов. Только после этого возможен диалог. До этого не может быть и разговора о переговорах.

– Вы используете в адрес Александра Лукашенко довольно обидные эпитеты. Зачем? Может, лучше оперировать не оскорблениями, а конкретными фактами?

– На правду не стоит обижаться. Я называю его самозванцем. Но это же очевидно, он украл у народа выборы. То, что он трус, подтверждает тот факт, что не пошел на дебаты даже со Светланой Тихановской, не говоря уж о том, чтобы вступать в дебаты с более подготовленными людьми. Трусость он проявил, когда начал войну с женщинами, когда взял в заложники журналистов. Он боится правды, он боится честной борьбы. Он в каком-то смысле испытание для белорусов, прививка от демагогии и лицемерия – чтобы в будущем мы умели распознавать подобных персонажей в политике.

– Что вы думаете по поводу заявления Зенона Пазьняка об отмене санкций?

– Я не осуждаю Зенона как политика, который России боится больше чем Лукашенко. Для него важна борьба с режимом – это смысл его жизни, но больше всего он боится потери суверенитета. Наши точки зрения не совпадают. Я считаю угрозой независимости Беларуси бедность населения, неэффективную экономику, отсутствие законов, массовую миграцию и многое чего другое. И это началось не в 2020 году. Поэтому я выступаю за санкции только в таких отраслях, как нефтянка и калийные удобрения, а также в отношении так называемых президентских фондов и компаний, которые выводят за границу бюджетные деньги, или те, которые получают в распоряжение наиболее ценные государственные ресурсы и землю (как, например, Дана Холдинг и бизнесмены Каричи).

Про страхи и призывы к забастовке

– Некоторые политики, давно живущие за границей, сегодня призывают рабочих и бизнесменов в какой-то определенный день остаться дома или уйти в отпуск. Мол, «забастовка нанесет режиму нокаутирующий удар». Учитывая сегодняшнюю ситуацию в стране, вам подобные заявления не кажутся в некоторой степени провокационными?

– Думаю, здесь каждый должен принимать решение самостоятельно.  На мой взгляд, чем быстрее мы сметем этот режим, тем меньше будет потерь для всех нас и для каждого лично. Власть каждый день загоняет белорусов во все большие долги, набирая кредиты не на инвестиции, а на свое содержание. Наши заводы каждый день теряют ценность для инвесторов, которые смогли бы их реанимировать. Врачи уезжают и будут дальше уезжать. Страна падает в пропасть. И все мы ответственны за то, как долго это будет продолжаться. Поэтому я не только рабочих, но и всех служащих, врачей, учителей, всех-всех призываю объединиться и восстать против режима. Ведь свежая краска, которой Лукашенко замазывает через пропаганду свой крах, скоро слезет, а под ней то, что достанется нам после него. И чем дольше мы тянем, тем плачевней нас ждут исходные данные для экономических реформ.

– Многие белорусы устали от политики, устали жить с чувством страха, в ожидании обыска или ареста. А вы говорите, что в Беларуси по-прежнему возможны новые акции протеста и возлагаете большие надежды на рабочее движение. Но у рабочих тоже семьи, дети, кредиты, многие боятся потерять рабочие места. Почему вы так уверены, что если случится какой-то триггер, именно они выйдут на улицу?

– Я не говорил, что жду это только от рабочих. Я верю во всех белорусов и вижу, что каждый делает что может на своем месте. Мы имеем вывод 50% депозитов, локальные акции протеста, недоборы в высшие учебные заведения и многое другое. А произойдет все именно от того, как вы сказали, что люди устали. Так было всегда в истории и так будет у нас. Режим себя полностью исчерпал, и сейчас он по инерции движется к закату, как это было в позднем СССР и других режимах, построенных на лозунгах. Лукашенко как политик сейчас находится под искусственным дыханием тех, кто еще не разочаровался в своей ставке на хромую лошадь, но этот круг будет сужаться и затянет на его шее петлю, которую он готовил для своих оппонентов на выборах 2020.

Про Парк высоких технологий

– Насколько остро для вас лично сейчас стоит финансовый вопрос? 

– Спасибо, на жизнь хватает.

– Как сводите концы с концами и чем зарабатываете на жизнь?

Как вы знаете, я зарабатываю консультационными услугами по налоговым реформам, и по ИТ проектам. Есть какие-то сбережения. Сейчас находимся в процессе подписания ряда коммерческих контрактов на очень перспективные проекты.

– Вы по-прежнему входите в наблюдательный совет ПВТ – во всяком случае, такая информация висит на официальном сайте. В каком формате сейчас происходит взаимодействие?

– Никак не происходит. Я общаюсь с бизнесменами из ПВТ, чтобы понимать, в каком направлении движется отрасль, чувствовать тренды. Это очень важно, так как ИТ-отрасль может стать одним из локомотивов национальной экономики после падения режима. У нас начнется настоящий бум в этой сфере – я в этом убежден! В страну придут крутые мировые компании, появятся и новые отечественные имена – потому как в будущей Беларуси будет уважение к закону и потому будет абсолютное доверие со стороны инвесторов, как зарубежных, так и отечественных.

– Как оцениваете деятельность Всеволода Янчевского на посту главы ПВТ?

– Ничего конкретного сказать не могу. Слышал много пиара по поводу криптовалют, ICO, майнинга, блокчейнов, беспилотных автомобилей, но о каких-то больших прорывах в этих сферах не знаю.

Слышал, что он угрожал айтишникам, чтобы со мной не общались. 

Знаю, что закрыл филиал ПВТ в Гродно и отказался от создания филиалов в областных центрах. Закрыл проект создания крупнейшего технопарка на месте завода Орджоникидзе. Мне хотелось его сделать по примеру Нью-Йорка, где район по переработке мяса превратили в крупнейший в США технологический хаб. В районе площади Якуба Коласа к 2018-2019 году должен был возникнуть новый центр притяжения для молодежи. Это был бы центр дополнительного обучения, общения и возможности создавать свои стартапы для студентов БГУИР, БНТУ, БГУ, и БГПУ. Все эти проекты были остановлены. Куда расходуются деньги, которые отчисляют резиденты ПВТ – никто не знает!

Но все эти планы мы обязательно реализуем. Равно как и откроем подобные центры во всех областных городах Беларуси.

– Многие до сих пор ждут громких заявлений по поводу политической ситуации в стране от Виктора Прокопени. Вы общаетесь? Он разделяет ваши взгляды?

– Нет, не общаемся. Спросите у него.

Про закрытое небо, минский дом и оторванность от белорусской реальности

– По вашим прогнозам, когда для Беларуси откроют небо?

– Прогнозы – вещь не благодарная. Лукашенко единственный виновный в этом и считаю правильным, чтобы все ограничения были сняты сразу после его ареста.

– За последний год вы сменили пять стран. Как дети реагируют на подобные вояжи, смены школ? 

– Не видно, чтобы это сильно их беспокоило. Для детей главное – быть с родителями.

– Вы находитесь в межгосударственном или международном розыске? Насколько это мешает жить?

– Вообще не задумывался. В Европе, да и в мире, все прекрасно всё знают…

– В отношении вас возбуждено уголовное дело за взятку. Следователи выходят с вами на связь?

– Выходили в период избирательной кампании, я давал показания. Тогда еще была иллюзия законности. А сейчас нет, да и смысл? У них ничего нет на меня кроме политического заказа. И они это знают. 

– Кстати, что с вашим минским домом, из-за которого разгорелся сыр-бор со взяткой в Минске? У вас его купил «Райффайзен-Лизинг» или сделка не состоялась?

– Сделка состоялась, я продал дом на условиях обратного лизинга, чтобы финансировать кампанию.

Что касается скандала, то я хорошо помнил «разоблачения» Лукашенко в коррупции Председателя Верховного Совета Станислава Шушкевича за якобы ящик гвоздей. Поэтому сохранены у меня целевые авансы и акты выполненных работ на каждый забитый гвоздь.

Десятки подрядчиков подавали в суд и писали коллективные заявления в прокуратуру с требованием привлечь за мошенничество моего подрядчика. Он кинул на деньги десятки компаний, и чтобы не выплачивать деньги по решению суда, банкротил свои. Но трогать его не будут до тех пор, пока он вещает то, что ему велят спецслужбы. Но как только «большой крыши» не станет, он будет нести субсидиарную ответственность за все предприятия, которые он банкротил.

– Валерий Вильямович, а не жалеете, что ввязались в большую политику, решили заявить о президентских амбициях? Жили бы сейчас без проблем…

– Я стараюсь продумывать до конца любую мысль, и доводить до завершения любое дело. И раз решение принято, то никогда о нем не жалею – это бессмысленно. Ты ведь не можешь вернуться в исходную точку и начать сначала. А переживать по поводу того, что ты не можешь изменить – бессмысленное занятие. 

Что касается Беларуси, то я очень люблю и нашу страну, и белорусский народ. Мы очень доверчивы. Верили словам, а не делам, и потому позволили прийти к власти тому, кто привел страну к кризису. Но белорусы – замечательные люди, и мы это показали на примере ПВТ.

Создав Парк высоких технологий, мы смогли показать и себе, и миру, что мы можем быть такими же умными, предприимчивыми и креативными как американцы, немцы, англичане, французы и другие успешные народы. Достаточно лишь дать возможность человеку ощутить свободу, утвердить иные принципы. Основанные на мотивации, а не на принуждении, на уважении, а не на унижении.

Никто не может сделать ничего в одиночку. Везде, в любом деле, нужна работа команды, работа многих людей. Успех ПВТ, который стал образцом экономической системы будущей Беларуси, стал возможен благодаря совместной работе многих людей. Высокий интеллект, предприимчивость и колоссальная работоспособность наших бизнесменов, инженеров и программистов позволили создать новую для Беларуси экономику. Экономику, основанную на знаниях! Экономику, основанную на гибких, подвижных связях между бизнесами и людьми. 

Но самое главное, мы смогли доказать, что труд и талант наших людей может оцениваться не «попиццот», а по 2–3 тысячи долларов. Именно в такие зарплаты могут и должны сегодня оцениваться трудолюбие и способности белорусов.

Новый мир предоставляет удивительные, уникальные возможности. Нам лишь надо довершить то, что мы начали в мае 2020 года. Общими усилиями мы сломаем этот режим, разрушим, разобьём его как старое протухшее яйцо. И тогда, все, что мы умеем, все что мы знаем, все на что мы способны – мы сможем показать человечеству. Беларусь еще удивит мир инновациями, технологическими и интеллектуальными прорывами! 

Разве можно жалеть о том, что мы, пойдя в кампанию, фактически открыли дорогу для построения новой Беларуси! И она сегодня стоит в просвете – между старым, вонючим прошлым и новым, захватывающим воображение будущим.

– А если бы вас не сняли с должности главы ПВТ, вы ушли бы в оппозицию?

– Этот вопрос для меня был решенный, и если вы помните, то меня сняли именно за критику режима.

— Говорят, что большое видится на расстоянии, но… Вы больше года находитесь в эмиграции. Не чувствуете себя оторванным от белорусской реальности?

– Да я только и живу белорусскими реалиями! У меня только места проживания меняются, а душой, мыслями я всегда дома, и очень по нему скучаю. К тому же, у меня большая часть команды в Беларуси. Идет постоянный обмен мнениями с активистами со всех областей. Нужно отдать должное журналистам и блогерам, которые делают важную работу по освещению событий в стране, и мы все должны быть за это очень благодарны им.

БЛИЦ

– Нужна ли Беларуси общая валюта с Россией?

– Нет.

– Пишете ли вы письма политзаключенным?

– Пишет много Вероника, и есть отдельная инициатива в штабе.

– Делали ли вы прививку от коронавируса? Какую?

– Да, «Пфайзер», чтобы можно было легче передвигаться по миру.

– Лучше написать прошение о помиловании или остаться в СИЗО?

– Я поддержу любое решение.

Публикация – из № 72 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: