Александр Знак и Александр Колесников

По словам Александра Знака, его сын Максим выглядел хорошо, был без наручников, красиво одет. Сотрудники СИЗО, конвоиры вели себя корректно.

«Разговор у нас был сложный. Больше всего времени мы посвятили обсуждению вчерашних событий [в суде]. Макс назвал их спектаклем: “У них там театр”. Он удивлялся людям, которые сидели в зале до прихода нас, родственников. Они (Максим Знак и Мария Колесникова) пробовали с ними познакомиться, обратить внимание этих людей на себя, посмотреть им в глаза. Но все глаза держали долу. Обсуждали и телесъемку в зале суда. Мария и Максим предлагали задавать им вопросы, но представители госканалов снимали молча», — передаёт слова Знака-старшего Naviny.by.

Как рассказал Александр Знак, Максим объяснил свое добровольное участие в судебном процессе тем, что теперь «никто не может его обвинить в том, что он “соскочил” — повел себя как-то не так». «Он все понимает, оценивает это дело трезво и ищет причины такого большого срока не в законах, а в ценных указаниях, которые давали определенные люди», — подчеркнул отец юриста.

Также Максим попросил отца прислать ему одежду для колонии. «Это определенная одежда, которую можно купить в определенном магазине. Сказал, что лучше ехать со своей одеждой, потому что она удобнее той, которую выдают на месте. Попросил большую сумку, чтобы складывать туда письма, которых у него уже около 4 тысяч, а то и больше. Письма эти нужно собрать, сдать на склад, чтобы потом родственники могли их забрать», — сказал Александр Знак.

Интересовался Максим, сколько его рассказов попало на волю. «Я сказал, восемь, а он ответил, что у него осталось еще девяносто два. Как их удастся передать, пока непонятно», — отметил отец.

В конце встречи отец рассказал Максиму о его сестре Марии, которая родилась, когда он уже находился в заключении. «Рассказал, что она очень похожа на Максима в детстве своим поведением и целеустремленностью», — добавил он.

Александр Знак также обратился ко всем, кто сейчас поддерживает родственников политзаключенных: «Не пишите в комментариях, что все будет хорошо и они не отсидят весь срок. Пока нет никаких оснований так говорить, а на родственниках это не очень хорошо сказывается. Когда это произойдет, то вы сможете про это писать. А теперь вы вселяете в наши сердца пустую надежду. Не нужно так говорить».

Политзаключенным Марии Колесниковой и Максиму Знаку 6 сентября вынесли приговор: 11 лет колонии общего режима и 10 лет усиленного соответственно. Приговор не вступил в законную силу. Адвокаты намерены его обжаловать.

Колесникову и Знака обвинили в попытке захвата власти, публичных призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности, и создании экстремистского формирования.

Поделиться ссылкой: