Денис Дашкевич

«Народная Воля» решила поинтересоваться закулисными подробностями недавнего визита Александра Лукашенко в Рогачевский район у директора Центра культуры и досуга в Поболово Дениса Дашкевича.

Денис Дашкевич – известный местный активист в Рогачеве и наверняка мог попасть на эту встречу. Однако совершенно неожиданно выяснилось, что он уже несколько месяцев как сменил работу.

– Денис, с удивлением узнала, что вы больше не директор Центра культуры и досуга в Поболово. В свое время «Народная Воля» немало писала про ваши дела. Расскажите, что случилось?

– Ну вы же знаете, что после президентских выборов минувшего года в стране многое поменялось…

В минувшем году к нам приезжала команда Светланы Тихановской, я и сам выступал на митинге как директор Центра культуры и как помощник депутата Палаты представителей Сергея Кравцова. Ясное дело, что я выступил с осуждением действий власти. На следующий день меня вызвали в райисполком, сказали, что государственный служащий так себя вести не должен.

Затем я отказался работать на избирательном участке – нам надо было музыку ставить. Я сказал, что не буду, поскольку не поддерживаю действующий режим. А уже после 24 октября присоединился к общенациональной забастовке, и меня уволили по статье за прогулы.

– А помощником депутата вы остались?

– Да.

– Как интересно! И что говорит депутат?

– Общаемся мы нормально, никаких проблем. Я знаю, что он присутствовал на инаугурации… Но мы с ним стараемся не касаться каких-то масштабных политических вопросов – занимаемся только теми проектами, которые были запланированы.

Он спокойно относится к моей политической позиции, а я – к его. Я не хочу быть таким агрессивным, как некоторые ябатьки, которые агрессивно кидаются на людей с другими политическими взглядами. Я уважаю его позицию. Но при этом открыто говорю, что итоги выборов сфальсифицированы, а потому считаю Александра Лукашенко нелегитимным президентом.

После 9 августа, когда в стране уже появился интернет и стало известно о массовых фактах насилия, я пришел в райисполком и заявил, что не намерен участвовать ни в каких мероприятиях до тех пор, пока не будет проведено расследование всего того, что случилось. Когда Светлана Тихановская призвала к общенациональной забастовке, я написал заявление, что присоединяюсь к ней. Меня отправили в социальный отпуск, а затем уволили. После уже завели уголовное дело и водворили в изолятор.

– За что?

– За то, что я якобы ставил отработанные часы в табель, но в то же время на работе не находился.

– Так было на самом деле?

– Нет. Я приходил на работу, но отказывался исполнять свои обязанности. Это была итальянская забастовка. И прямо сказал: пока я директор этого Центра культуры, он работать не будет.

– Коллектив вас поддержал?

– Два человека уволились в конце августа.

Тогда власти вообще не знали, как реагировать на подобные заявления. Было решено отправить сотрудников в неоплачиваемый отпуск на пару недель, а потом уже посмотреть, чем всё закончится. Ну в итоге вот так и закончилось.

– Кто теперь возглавляет Центр культуры и досуга в Поболово?

– Поставили человека, который был одним из организаторов автопробегов в поддержку действующей власти. Сам он из Рогачева. Сейчас там, по моей информации, почти ничего не происходит.

– Что сейчас с вашим уголовным делом?

– Я 72 часа провел в изоляторе, потом выпустили, взяв подписку о неразглашении. При обыске 3 февраля, когда было возбуждено уголовное дело, у меня изъяли технику. 24 марта всё вернули, а 25 марта снова ворвались с обыском и опять всё забрали. И до сих пор не возвращают. Меня 25 марта тоже забрали.

– За что?

– Было возбуждено новое уголовное дело по статье «Разжигание межнациональной розни», я проходил в статусе свидетеля. В одной из социальных сетей кто-то оставил какое-то сообщение, но в итоге этого человека нашли. Это был не я.

А первое уголовное дело приостановили.

– Вы с декабря без работы. За что живете?

– Я индивидуальный предприниматель, оказываю рекламные услуги, услуги по дизайну и разработке сайтов, мобильных приложений.

Не скажу, что мое финансовое положение значительно ухудшилось. Наоборот, даже лучше стало. Да и проще теперь. В Центре культуры зарплата была мизерная – 500–600 рублей в общей сложности выходило. Не могу сказать, что на эти деньги невозможно прожить – у нас в городе живут и за меньшие. Но на работе ты находился почти по 12 часов. В принципе, я в Центр культуры шел не для того, чтобы заработать денег, а чтобы реализовать свои проекты. Но мне не дали этого сделать. Поэтому я пошел на площадь.

– А прочему вы говорите, что не дали реализовать? В одном из интервью вы рассказывали, что перевыполняли планы, всё шло прекрасно. Вас хвалили.

– До выборов на самом деле всё было неплохо. А когда объявили избирательную кампанию и я узнал, что в президенты будет баллотироваться Валерий Цепкало, руководству прямо сказал: буду его поддерживать. Затем у нас начались перепалки с отделом идеологии, а 30 июля я вышел на пикет поддержать Светлану Тихановскую.

Проекты не удалось реализовать, потому что чиновники очень медленно думают. Мы много раз предлагали сделать, например, региональное онлайн-телевидение или рогачевское интернет-радио. Можно было выйти на совершенно другой уровень по оказанию платных услуг со стороны учреждений культуры, потому что то, как они сегодня работают, – это ненормально. Учреждения культуры висят балластом на шее государства. Мне в исполкоме говорили: вы смотрите далеко вперед, у нас многие вещи законодательство делать не позволяет. В общем, чиновники не способны быстро принимать решения.

– Не пытались попасть на встречу с Лукашенко в Тихиничах?

– Нет. Не вижу смысла. Думаю, если бы я вышел из дома в этот день, то туда точно не доехал бы.

Удивительно, кстати, что Лукашенко побывал только в Тихиничах – это место, куда обычно везут всех чиновников и приезжих. Но если тебя действительно беспокоит, что происходит в этом районе, езжай в другие деревни. Там совсем другая картинка, не такая, как на площадке для показухи. Многие, кстати, негативно восприняли его поездку именно потому, что он посетил только этот так называемый квадрат благополучия. Думаю, если бы это был именно спонтанный визит, а не тщательно спланированный, то на некоторых заводах Лукашенко встретили бы так, как после выборов встретили на МЗКТ.

– А мне кажется, что сегодня люди стали спокойнее смотреть на то, что происходит. То ли привыкли, то ли смирились, то ли взвесили все за и против.

– Нет. На мой взгляд, в регионах ситуация на грани взрыва. Год назад на акции протеста вышел так называемый средний класс, образованные люди. А сейчас недовольство высказывают и другие слои населения. В регионах ситуация критическая, потому что зарплата не растет, а цены на продукты повышаются с бешеной скоростью. Собрать детей в школу – цены космические просто!

По своей сфере работы сужу – знаю, что у некоторых компаний возникают сложности с международными переводами.

Я общаюсь с чиновниками и могу точно сказать: большинство из них всё прекрасно понимает. И они тоже хотят изменений. Потому что не хотят быть крайними.

Людям запретили протестовать. Некоторые уехали – учителя, предприниматели, молодежь массово уезжает. Обустроившись в новой стране, люди уже вряд ли вернуться в Беларусь. А уезжают же лучшие! Кто работать будет? Да, людей можно выгнать с улицы, но что дальше? Будут ли они работать эффективно, если их называют предателями и открыто говорят, что их ненавидят?

Нет позитивной повестки у власти, как выходить из этой ситуации. Значит, рано или поздно эту ситуацию прорвет. И проблемы в экономике усугубляются.

– Забыла уточнить: вы работаете помощником депутата за деньги или на общественных началах?

– На общественных. Для меня это как хобби. Кстати, если бы вы знали, с какими вопросами люди идут к депутатам! Парламент должен над законами работать, а мы по факту разбираемся с какой-то ерундой. Например, вот одно из последних обращений: жительница одного из сельсоветов не может себе дрова выписать. И этим должен заниматься депутат Палаты представителей!

– Работу с избирателями никто не отменял.

– Да, но есть ведь местные органы власти, сельсовет. Я считаю, что депутат парламента не должен такие вопросы решать. Зачем тогда сельсоветы, если люди с вопросами про дрова идут в Палату представителей?

Кстати, этот созыв депутатов довольно неплохой – много думающих людей, но им просто не дают работать самостоятельно. Сейчас Всебелорусскому собранию хотят придать конституционный статус. А Палата представителей тогда зачем? Или у нас будет сразу три палаты парламента?

На мой взгляд, выход из того политического кризиса, в котором оказалась Беларусь, только один – новые выборы.

– Вы не планируете сменить страну?

– Честно скажу: задумываюсь об этом. Если у нас до конца года ничего не изменится, конечно, уеду. Я-то работаю удаленно – мне всё равно, куда ехать. В идеале хотел бы на пару лет в Таиланд уехать, например. Еще Австралия мне нравится – там климат подходящий. Но если семью перевозить – значит, скорее всего, это будет Украина. Там детям легче будет адаптироваться.

– Сколько у вас детей?

– Двое. Старшему 11 лет, а младшей – 3,5 года.

Дети, в принципе, быстро адаптируются. Но если мы уедем, то уже не вернемся. Даже после перемен.

За границей белорусов называют золотыми эмигрантами. Потому что они очень работоспособные, не сидят на пособии, как некоторые, а сразу ищут работу. Поляки и литовцы уезжают в другие страны на заработки, а белорусы, получается, работают на экономику их страны.

– Как жена отреагировала на ваше увольнение? Переживала?

– Когда я потерял работу, все перекрестились. Потому что меня сутками дома не было. Это было похоже на каторгу с фиксированной зарплатой.

Жена работает преподавателем в музыкальной школе. В принципе, она нормально ко всему отнеслась. Да и финансовое положение семьи это никак не ухудшило.

Знаете, как в жизни? Если одна дверь закрывается, значит, другая открывается.

Публикация – из № 63 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: