Борис ЖЕЛИБА, профессор, доктор экономических наук

Власти опубликовали итоги исполнения бюджетов за первую половину года. Согласно данным, дефицит республиканского бюджета составил более полутора миллиарда рублей. К концу текущего года в Беларуси ждут рекордный дефицит. Ожидается, что дефицит республиканской казны превысит 6 миллиардов рублей. Республиканский бюджет берет на себя бремя платежей по государственному долгу, предоставляет трансфертную поддержку местным бюджетам и Фонду социальной защиты населения. Поэтому его финансовое состояние во многом определяет состояние дел во всей экономике.

Чтобы по факту исполнять дефицитный бюджет, нужно найти источники финансирования этого дефицита, чем постоянно и занимается команда министра финансов Ю.Селиверстова. Собственно, основных источников покрытия дефицита бюджета всего два – это эмиссионные кредиты банковской системы, провоцирующие инфляцию, и государственные займы. Первый – самый простой и легко реализуемый. Но такое финансирование бюджета входит в прямое противоречие с достижением главной цели любого центробанка – обеспечение стабильности национальной денежной единицы, что означает для Беларуси минимум инфляции и минимум девальвации белорусского рубля. Для решения этой задачи команда главы Нацбанка П.Каллаура прилагает много усилий.

Так, с 21 июля действующая ставка рефинансирования Нацбанка повышена с 8,75% до 9,25% годовых. Формально ставка рефинансирования показывает, под какой процент главный регулятор готов кредитовать коммерческие банки в случае недостаточности у них собственных кредитных ресурсов. Реально она эту функцию не выполняет. Главный регулятор, проводя для банков кредитные аукционы, удовлетворяет их заявки на 5–8%. Значит, большинство банков уходят после аукциона несолоно хлебавши. Основная цель такого подхода Нацбанка – ограничить предоставление ликвидности банковской системе, так как кредитование главным регулятором банков и рефинансирование полученных ими от него кредитов своей клиентуре и есть основной источник роста денежной массы. Но инфляция все равно прет, как забродившее тесто из кадушки.

Следовательно, остается второй источник финансирования бюджета – внешние и внутренние государственные облигационные займы и внешние кредиты, которые и образуют основу государственного долга. В свете последних санкций Запада Минфину разместить свои евробонды на европейском финансовом рынке сегодня практически невозможно. Остается только российский рынок и теоретически китайский. О размещении облигаций Минфина, номинированных в российских рублях, в России ведутся переговоры, а финансировать дефицит бюджета нужно в текущем порядке.

Значит, нужно ускоренными темпами увеличивать внутренний госдолг, чем Минфин также занимается, размещая внутри страны выпуски гособлигаций, основными покупателями которых являются банки. Однако ресурсные возможности банковской системы Беларуси далеко не беспредельны. И так Нацбанк постоянно зажимает банкам ликвидность на кредитных аукционах. Помимо этого, как известно, вывод денег населением Беларуси из банковских срочных валютных депозитов длится уже почти полтора года. Более того, в последнее время он усилился. Вообще, динамика банковских депозитов населения – это достаточно емкий показатель его настроений и ожиданий. Этот своеобразный индикатор четко отреагировал в 2020 году сначала на коронавирусный кризис, потом на массовые протесты в августе вкупе с девальвацией рубля. Как результат – массовый вынос валютных депозитов из банковской системы. И эта тенденция, которая свела практически к нулю все усилия Нацбанка по дедолларизации экономики, продолжается. С начала текущего года объем депозитов в валюте всех видов в банковской системе уменьшился на 5,46%. На руках у населения за короткий период осели миллиарды долларов и евро.

Но в Беларуси в свое время создана такая структура с особым статусом, как Банк развития. Этот статус позволяет ему выпускать собственные облигации, средства от которых идут на государственные нужды, в том числе на поддержку республиканского бюджета. В начале июля власти увеличили лимит эмиссии облигаций, установленный для Банка развития, с 570 до 1665 миллионов рублей, а спустя два месяца его снова подняли. Однако, на сколько – не сообщается. В последнее время в статистике по стране стали пропадать данные, которые прежде были в открытом доступе. Вероятно, власти считают нецелесообразным показывать определенную информацию, говорящую об остроте ситуации в экономике. Об этом можно судить и по косвенным признакам.

Беларусь просит Россию предоставить новый кредит через Евразийский банк развития взамен не поступившего кредита МВФ на борьбу с эпидемией коронавируса. «Отсрочка выплаты по долгу, рефинансирование долга на 1 миллиард долларов. Если бы нам россияне помогли дополнительно через Евразийский банк…» – заявил А.Лукашенко в ходе «Большого разговора» с общественностью и СМИ. А 9 августа, ровно в годовщину президентских выборов, приняты очередные санкции США, которые направлены против правительства Беларуси и его подразделений, включая Нацбанк и ряд ведущих белорусских банков. К ним присоединились Великобритания и Канада. Причем это санкции немедленного действия. Главный тут вопрос совершения белорусскими экономическими агентами валютных расчетов, большинство из которых производится в долларах и контролируется американскими банками.

Никому пока в целом не понятно, как отразятся западные санкции на экономике страны и ее экспорте. Сколько денег и с какими условиями в помощь Беларуси выделит Россия, если выделит вообще. Поэтому остается открытым вопрос, насколько у государства будет достаточно финансовых ресурсов для поддержки госпредприятий и покрытия растущего дефицита бюджета. Сегодня никто из экономических агентов, будь то население или бизнес, не может чувствовать себя в безопасности. Нет веры в будущее, воцарился экономический пессимизм. А это, на мой взгляд, может подействовать на экономику и людей хуже, чем все западные санкции, вместе взятые.

Публикация – из № 62 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»