Кирилл Рудый, профессор, доктор экономических наук

Западные страны утвердили экономические санкции в отношении Беларуси, которые затронут и финансовый сектор. О возможных последствиях принятого решения Финансовому клубу в рамках авторской статьи рассказал руководитель проекта управления развития экосистемы Банка БелВЭБ, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Китайской Народной Республике в 2016–2020 годах, профессор, доктор экономических наук Кирилл РУДЫЙ.

«Беларусбанк» в Китае сперва отождествляли с… центробанком

Западные санкции создают предпосылки для разворота Беларуси и ее финансовой системы на Восток. Это может быть Россия, Китай, исламский банкинг. Почему Китай? Более крупный (второй в мире), более политически стабильный и более «западный» с точки зрения практик рынок. Но резкого разворота на Восток не бывает. Здесь нужно учиться управлять собой, своей скоростью и ожиданиями.

Первое и пока единственное представительство белорусского банка («Беларусбанка») было открыто в Китае почти 15 лет назад, в июне 2007 года. Сегодня «Беларусбанк» самый узнаваемый белорусский банк в Китае хотя бы из-за названия, его сперва отождествляли даже с центробанком.

Он большой в Беларуси, но для Китая мал. Этим нужно пользоваться. Например, через свое представительство в Пекине он мог бы представлять интересы всей финансовой системы: координировать, совместно привлекать ресурсы и финансировать проекты, содействовать бесперебойности расчетов. Это в Беларуси между банками конкуренция, в Китае любой наш банк один больше упустит, чем реализует. Там все иностранные банки дружат, помогают друг другу. Цель одна. Рынка всем хватит. Да и в Минске (с октября 2018 года) открыто представительство Госбанка развития Китая, это тоже окно в Китай.

В целом, наша банковская система всегда была заточена с Китаем на импорт. Госбанки обслуживали крупные китайские связанные кредиты, частные банки финансировали закупку китайских товаров или оборудования для небольших проектов. За почти 30 лет дипотношений такая сложилась и торговля: наш экспорт, в основном сырьевой, в кредитах не нуждался, а китайскому импорту во многом прокладывали дорогу китайские банки, а наши банки на этом зарабатывали.

Зачем белорусским банкам China Desk

Сейчас ситуация меняется. Китай ориентируется на импортные закупки, меняется структура нашего экспорта, растет доля «пищёвки», что требует финансовой поддержки. Белорусские коммерческие банки идут вслед за клиентом, да и Банк развития Беларуси берет на себя больше экспортных амбиций.

Почему китайская тема поднимается именно сейчас? Потому что это направление растет. В 2020 году внешний оборот товаров и услуг Беларуси упал на 14%, с Китаем – вырос на 2%, общий экспорт упал на 11%, в Китай – вырос на 15%. Структура торговли меняется, и не только в Беларуси, но и в ЕАЭС. Например, в 2020 году крупнейшим экспортным рынком для Казахстана была не Россия, а Китай. Это новые реалии. И нужно быстрее проходить стадию отрицания. Сегодня этому способствуют западные санкции.

Возможностей в Китае много. С одной стороны, можно привлекать несвязанные ресурсы, связанные без правительственной гарантии, выпускать облигации в Китае и Гонконге (суверенный рейтинг в КНР Беларусь получила еще в 2018 году), вести туда клиента и расти вместе с ним, обновлять там свои технологии. С другой стороны, порой Китай быстро отрезвляет, показывает наши слабые места, несостоятельность, заставляет меняться.

Ключевая трудность в работе с Китаем в нас самих, поменять инерцию: с импорта на экспорт, с ожидания клиента на его поиск, с ожидания быстрой прибыли на долгую, с операций в долларах на юани, с английского языка на китайский.

Здесь необходимо стратегическое видение и воля реализовать, выстроив под это процессы: открыть China Desk, интегрировать его в бизнес-отделение, предложить конкурентный продукт. Это стартап, который требует долгосрочных ресурсов, времени и готовности реагировать на рынок, хватаясь за каждую возможность, занимая свою нишу.

Как привлечь китайские деньги в Беларусь

В 2020 году из-за пандемии прямые китайские инвестиции сократились в Беларуси, развитие парка «Великий Камень» замедлилось, некоторые китайские руководители временно вернулись домой. Реакция на это была разной, кто-то стал сворачивать свой бизнес с парком, кто-то, как БелВЭБ, инвестировал там в China Desk. Сейчас активность в Парк возвращается, растет спрос на деньги.

Но важно понимать, что Китаю интересны большие рынки: в нашем регионе главным образом ЕС, меньше – Россия. Тогда какая сегодня наша роль в глобальной производственно-финансовой цепочке Китая?

Традиционный банкинг актуален, но в Китае и в мире деньги дешевле. Если наши кредиты дорогие или их нет, то зачем клиенту другие банковские услуги? Может, в моменте китайцам и потребуется перехватить в Беларуси или профинансировать своего белорусского партнера. Но это не главное. Больший интерес для китайцев в Беларуси представляет небанковский сервис. Как китайской компании найти инвестпроект, партнера, пройти таможенные процедуры, вести наш бухгалтерский, налоговый, кадровый учет, не путаться в законах. Здесь полезна экосистема банка.

Белорусские банки могут привлечь деньги из Китая. Условия фондирования – это итог переговоров. Незнакомцу могут отказать. Лучше выстраивать межбанковские отношения через клиентов и постепенно переходить на прямые контакты с банками, проходить их оценку и делать пилотные сделки. Или использовать крупные белорусские банки «Беларусбанк» или Банк развития Беларуси как рычаг, чтобы через них привлекать несвязанные ресурсы из Китая, а тут размещать на рынке.

Санкции сегодня, конечно, влияют на межбанковское сотрудничество. Они толкают нас к китайцам, а китайцев отталкивают от нас. Любой негативный новостной фон заставляет китайских банкиров перестраховываться, чтобы из-за маленькой сделки с Беларусью не потерять крупные потоки с США и ЕС. Так в Китае и с российскими банками после 2014 года отношения изменились. Ведь доля российского экспорта в китайском импорте всего 2%. Ради этого китайцы не рискуют.

Да и каждому банковскому операционисту в большом Китае не объяснишь суть санкций. Поэтому выстраиваются отношения с конкретными отделениями китайских банков через китайского партнера, через белорусское посольство, через представительство «Беларусбанка». Тогда китайские операционисты вникают, оценивают, и всё идет, как прежде. Но это дополнительные транзакционные издержки, и не все готовы на это.

В целом западные санкции, конечно, толкают Беларусь на Восток. Но Китай сегодня с точки зрения финансов уже не Восток, а Запад с передовыми практиками и технологиями. Поэтому у нас там будут те же возможности и те же трудности.

Поделиться ссылкой: