Уилл Брюи и Делиан Аспарухов

Стартап Varda Space Industries привлек $42 млн, чтобы построить завод в космосе. Компания планирует удешевить производство продукции, которая создаётся в условиях нулевой гравитации. Как сообщает Forbes, Varda обещает завершить строительство в первом квартале 2023 года и уже через месяц доставить на Землю первую партию созданных в космосе вещей. Что будут производить за пределами планеты и почему это выгодно?

Космос на благо землян

Varda Space Industries в декабре 2020 года основали Уилл Брюи, который семь лет проработал в SpaceX и управлял полетом беспилотного космического корабля Dragon 1, и руководитель венчурного фонда Founders Fund Делиан Аспарухов. Фонд инвестирует в компании, которые решают сложные научные и инженерные задачи. Он был одним из первых инвесторов SpaceX и разработчиком систем безопасности для спецслужб Palantir Technologies, а также вкладывал в Spotify и Airbnb. По данным Crunchbase, объем капитала Founders Fund составляет $5,1 млрд. В штате Varda 20 сотрудников, главный офис компании располагается в Сан-Франциско.

Стартап строит космический корабль из трех модулей: стандартной спутниковой платформы, центральной платформы, на которой разместится производство, и капсулы для доставки материалов на Землю. Varda Space проведет около десяти тестовых запусков, чтобы проверить технологию, а затем предоставит другим компаниям возможность использовать мощности производства за деньги. В отличие от компаний, которые стремятся отправить людей в космос, цель Varda Space — использовать космическое пространство на благо людям, живущим на земле, формулирует Аспарухов.

На корабле будут производить оптоволоконные кабели, фармацевтические препараты и органы на 3D-принтере.

«Высокоточная продукция, которую создают с помощью биотехнологий и аддитивных технологий (3D-печати), при производстве на Земле страдает от того, что у материалов, из которых ее делают, есть вес», — объясняет Иван Протопопов, партнер фонда Phystech Ventures, который инвестирует в deeptech-компании.

«В невесомости можно создавать трубчатые и полые органы, такие как сосуды, мочеточник, уретра, мочевой пузырь и сердце», — рассказывает Юсеф Хесуани, управляющий партнер 3D Bioprinting Solutions — дочерней компании «Инвитро».

Стартап планирует полностью автоматизировать производство с расчетом на то, что построить аппарат, который не рассчитан на транспортировку человека, проще и дешевле, так как не нужно заботиться о том, как обеспечить безопасность пилотов и пассажиров. Но у автоматического производства есть и минус, считает Иван Протопопов: «Полностью автоматизированное производство усложняет изготовление любых лекарств».

Очередь на миссию

Varda Space — не первый стартап, который собирается создать собственное производство в невесомости. Еще с 2010 года производить собственную продукцию в космосе с помощью аддитивных технологий пытается американский стартап Made In Space (в 2020 году его купила космическая компания Redwire). Made In Space собирается доставить на МКС устройство для производства высокоточных керамических изделий в условиях микрогравитации (состояния, в котором сила гравитации минимальна).

Технологию производства в космосе с 2014 года также разрабатывает компания Space Tango выпускника инженерного факультета Кентуккийского университета Твайман Клементса. Space Tango намерена культивировать клетки, производить тканевые чипы (tissue chips) и тонкие пленки, а также занимается проектами в области проточной химии (или химия потока — flow chemistry), ботаники и микробиологии.

Чтобы наладить производство в космосе в промышленном масштабе, нужно регулярно доставлять на орбиту материалы и принимать готовую продукцию на Земле. Доставлять материалы на орбиту стало дешевле за счет развития частных ракетных компаний, в первую очередь, SpaceX, объясняет Иван Протопопов. Сейчас доставка килограмма полезного груза ракетой-носителем Falcon стоит $4300 в режиме rideshare — когда ракета выводит на орбиту сразу много разных спутников разных производителей. Но режим rideshare усложняет дизайн спутника-доставщика, объясняет Протопопов, потому что он должен из случайной точки добраться до завода и состыковаться с ним.

Еще одна сложность, по мнению эксперта, заключается в том, что желающих отправить грузы в космос слишком много. Чтобы попасть на миссию Falcon, нужно ждать более года. Ракета используется в том числе для собственных нужд SpaceX, которая рассчитывает в ближайшие годы вывести на орбиту 12 000 спутников Starlink и запустить спутниковый интернет.

Вряд ли в ближайшем будущем Falcon станет надежным провайдером регулярных челночных полетов для Varda Space, заключает Протопопов.

По его словам, уже скоро производственные стартапы смогут использовать другие ракеты, например, носители компании Virgin Orbit. Но цена доставки на них будет на порядок выше, чем на Falcon, что сильно повлияет на экономический смысл массового производства на орбите. По оценке директора по маркетингу и продажам российского стартапа Sputnix Анатолия Копика, цена доставки 1 кг груза на орбиту существующими сейчас ракетами может достигать десятков тысяч долларов.

Состоятельные оптимисты

Сооснователь стартапа Делиан Аспарухов рассказал TechCrunch, что собирается организовать производство в космосе менее чем за полтора года. Опрошенные Forbes эксперты сомневаются, что стартап справится с задачей так быстро.

«Запуск производства реален, но на это нужно много денег», — рассуждает Анатолий Копик.

При этом Varda Space не грозят финансовые проблемы, считает Протопопов: «Запустить производство к 2023 году  — это огромная задача, но у Founder’s Fund глубокие карманы и очень далекие горизонты планирования».

По мнению космонавта и врача-кибернетика Олега Волошина, запустить такой масштабный проект к 2023 году «совершенно нереально».

«На сегодняшний день в космосе нет ни одного завода, — объясняет Волошин. — На то, чтобы сделать что-либо подобное с нуля, может уйти от 10 до 15 лет, по самым оптимистичным прогнозам. Единственный рабочий 3D-принтер для печати биоматериалов, который выводили в космос, — это магнитный биопринтер Organ.Aut лаборатории 3D Bioprinting Solution, — утверждает Волошин. — В 2015 году 3D Bioprinting Solution напечатала на МКС щитовидную железу мыши из эмбриональных клеток и коллагена. «Да, сама технология печати работает, но вести речь о печати больших органов слишком рано, очень много нерешенных проблем», — говорит эксперт.

Производство лекарств и оптоволоконных кабелей, по мнению Волошина, к 2023 наладить тоже не получится. «Есть апробации технологий, например, по выращиванию в космосе белковых кристаллов для лекарств, но до промышленного производства очень и очень далеко», — рассуждает он. Главной проблемой при производстве оптоволоконных кабелей эксперт считает высокие температуры, необходимые для плавления стекла. «Для достижения высоких температур необходимы большие мощности, и такую энергетику в космосе мы пока не освоили», — говорит Волошин.

Так или иначе, инвесторы верят в стартап. В конце июля Varda Space привлек $42 млн в раунде A.

Раунд возглавил фонд Khosla Ventures (инвестор GitLab, Impossible Foods и Open AI). «По сути, Varda и этим раундом заявляет, что отправка небольшого тестового модуля на МКС — это вообще не та цель, на которую стоит размениваться, — рассуждает Иван Протопопов. — Нужно сразу быть амбициознее и смелее». 

На старте Varda Space привлек $9 млн, тогда лид-инвестором выступил сам Founders Fund. По словам Протопопова, Varda особенно привлекателен для инвесторов тем, что фактически является «дочкой» Founders Fund: «Стоит вопрос о том, будет ли компания супер-успешной, но венчурным балластом ей будет стать сложно, поскольку доступ к капиталу основателей у нее условно бесконечный».

Спрос на технологии, связанные с космическим производством, становится все больше, заключает Анатолий Копик: «Бизнес в космосе уже существует: сейчас инвесторы вкладывают деньги, например, в спутниковую связь. Также будет и с аддитивными технологиями».

Поделиться ссылкой: