«У меня было поражено 70 процентов легких, врачи не знали, выживу или нет…»
Евгений ВАСИЛЬКОВ, блогер-тракторист из Хойников

«Народная Воля» поинтересовалась, как живет механизатор из Хойникского района, который в декабре минувшего года вместе с семьей уехал в Латвию и попросил там политического убежища.

– Евгений, судя по всему, вы уже должны были получить официальный статус политбеженца. Когда мы в последний раз с вами разговаривали, вы сказали, что вопрос должен решиться в конце мая…

– Да, статус беженца дали в конце мая, открыли счет в банке. Я устроился на работу – трактористом, работаю на фермера. Сняли квартиру уже.

– Довольны тем, как всё складывается?

– Пока всё хорошо. Правда, зарплаты еще не было – устроился на работу совсем недавно. Но пособие по безработице платят – 98 евро на человека. На семью выходит около 300 евро в месяц.

– Работу долго искали?

– Да, с трудоустройством было непросто. Я почти сразу, как мы сюда приехали, стал просматривать все объявления. Языками я не владею, а здесь много где необходим латышский – чтобы инструкции всякие читать по безопасности, если работаешь с техникой. Но нашел работу, очень рад! Почти всё привычно, как в Беларуси: такая же ферма, такие же коровы и такой же трактор. Хотя нет – техника тут импортная.

– А у жены как с работой?

– Пока ничего. Она сидит дома с дочкой. Ну и есть много других вопросов, которые еще не решены. Сейчас надо документы на регистрацию подавать, на медобслуживание – за нами должны закрепить врача. Дочку в садик пока не берут – здесь сложнее система, сад нужно найти. Но с этим вопросом нужно еще разобраться. Мы только три дня как квартиру сняли и в город переехали!

– Квартиру в Риге сняли?

– Нет. Я и не хотел жить в столице. Выбирал жилье поближе к работе.

– Дорого обошлась квартира?

– Дорого. 320 евро в месяц за трехкомнатную квартиру. И это только голая аренда, без коммунальных платежей! Плюс коммуналка еще минимум 200 евро потянет.

Тут всё дорого – это факт. Вроде бы и зарплаты гораздо больше, чем в Беларуси, но и бытовые вопросы совсем не бесплатные.

– Вашей зарплаты хватит, чтобы за всё платить?

– Конечно. Я получаю 30 евро в день, но это только начало, я же еще на испытательном сроке, а потом повысят зарплату, доход будет больше.

– Не жалеете, что так всё закрутилось?

– Ну как сказать… Жил бы себе дома спокойно, дожидался старости. А сейчас нужно напрягаться, думать, бегать. Да и по дому скучаем, конечно! Сорок лет я в Беларуси прожил, а сейчас на чужбине… Но тут интересно. Здесь всё более продвинуто, автоматизировано, всё для людей сделано.

– Вы получили статус, который необходимо будет подтверждать каждый год, или он пожизненный?

– Пожизненный. Сейчас мне можно ехать в любую страну мира, кроме Беларуси, иначе потеряю статус. Через пять лет нужно только продлить латышский паспорт. Или сдать экзамен по латышскому языку и тогда уже получить гражданство. Но я надеюсь, что в Беларуси этот дурдом закончится и мы вернемся в свой дом.

– Остаться в Европе не хотите?

– Планируем домой вернуться, конечно. Но поживем – увидим! Дома можно начать свое дело, я уже и сам фермерством занялся бы, взял бы землю в аренду, делал бы что-то потихоньку. Сколько уже можно на дядю работать?

– Может, и в Латвии что-то свое придумаете?

– Тут, кстати, довольно просто открыть бизнес. Но нужно знать, как всё делать. Но кредит на развитие своего дела мне вряд ли дадут – еще не было движения по счетам, нужно хотя бы полгода, чтобы было какое-то движение средств по банковскому счету. Тогда уже можно смотреть, что к чему. А так – я же в одних лаптях, считай, сюда приехал, какой бизнес?
Но мы думаем, конечно, как жить, что делать, как развиваться.

– Жена может беби-клуб, наверное, открыть – во всяком случае это сфера услуг, которая в любой стране всегда востребована.

– Она во время карантина как раз курсы прошла в этой сфере, ей даже сертификат выдали, и ей нравится это дело. Татьяна тоже активно думает, чем заняться в будущем.

– Общаетесь с кем-то из белорусов в Латвии?

– Тут много беженцев из нашей страны, мы поддерживаем с ними отношения. И постоянно новые люди приезжают – поток мигрантов не заканчивается, едут всё время. Бегут по сей день из Беларуси!
Мы постоянно следим за белорусскими новостями – каждое утро с них начинается.

– А свой блог на Ютубе почему закинули?

– Я снимаю свои видео постоянно, но пока, честно говоря, не было времени их выложить. Вот обустроимся немного – займусь!
Еще и ноутбук сломался, машину нужно ремонтировать – пока нужно такие житейские проблемы решить. Машину, например, нужно поменять. Здесь только год можно ездить на белорусских номерах. И это, кстати, очень невыгодно – только страховка на три месяца обходится в 120 евро. Плюс топливо дорогое – евро тридцать три цента стоит литр бензина, дизель чуть дешевле. Многие ездят на газу. Но факт остается фактом: машину придется менять – в декабре уже будет год, как я сюда приехал. Поэтому нужно зарабатывать деньги, чтобы купить авто.
В общем, пока немного не до блога.

– Вы говорите, что только три дня назад сняли квартиру, а статус получили в мае. Всё это время жили в центре для беженцев?

– Да, нас не выгоняли. Но поскольку сейчас много беженцев из Беларуси, то сказали: кто имеет статус – выселяйтесь в течение двух недель.
Здесь, кстати, всем белорусам дают статус беженцев. Некоторым предоставляли альтернативный статус, который нужно каждый год продлевать, люди обращались в суд, и им через суд давали пожизненный статус беженца. Пять лет на родину при этом статусе возвращаться нельзя.
Сегодня я имею такие же права, как и обычный латыш: на работу, на образование, на медицинское обслуживание. Только голосовать не могу.

– Слышала, что вы очень тяжело переболели коронавирусом…

– Да, лежал в реанимации неделю без сознания, был на аппарате искусственной вентиляции легких. У меня было поражено 70 процентов легких, врачи не знали, выживу или нет…

– Зато теперь можете, видимо, сравнить медицинскую помощь у нас и в Европе…

– Я благодарен здешним врачам. Думал, не выживу. Меня отвезли в специальный инфекционный госпиталь, там оборудование хорошее, кормили хорошо.
Моя семья болела гораздо легче – они фактически бессимптомно перенесли ковид. А я и еще один человек из центра для беженцев попали в больницу. У меня была самая сложная ситуация… Но я относительно быстро восстановился: неделю в реанимации, неделю на восстановление. Пришел в сознание в реанимации, и через два дня меня перевели в обычную палату, а потом и сам ходить уже стал. Я врачам говорил: если Чернобыль нас не взял, значит, и никакой вирус не погубит!

– Врачи русский язык понимают? В Латвии вроде бы не очень любят русских…

– За всё время в Латвии я только двух человек встретил, которые не понимали по-русски. В больнице персонал у меня расспрашивал, какая ситуация в Беларуси. Про меня здесь и в газетах писали, и по телевизору в новостях показывали – даже президент страны был в курсе, что я тяжело заболел. Центр на изоляцию из-за меня закрыли в то время.
Если в магазине ко мне обращаются на латышском, я говорю, что беженец из Беларуси и не понимаю. Сразу отношение меняется, белорусам очень сочувствуют в Европе. Говорят: мы помним, как нам тяжело далась независимость, как трудно было. Но придут времена, когда и в Беларуси будет хорошо.
Правда, встречал я пару человек, которые поддерживают Россию и говорят, что в Латвии ситуация не самая лучшая для жизни. Мол, при Союзе было гораздо лучше.

– Какие плюс и минусы для жизни вы видите для себя в Латвии?

– Из минусов – всё очень дорого. Но с их зарплатами жить можно. По уровню жизни мы отстали. Здесь всё оцифровано, никуда не надо ходить – ни в исполкомы, ни к чиновникам. Всё делается через телефон. Даже в реанимации, как только в сознание пришел, мне сразу принесли телефон – я даже удивился! Продукты, вещи – здесь выбор гораздо богаче.
Сами латыши не очень довольны своим уровнем жизни, говорят, что Латвия бедная европейская страна, что из Беларуси нужно было ехать не сюда, а в Германию – там лучше во всех смыслах. Но я вижу, что Беларуси по некоторым направлениям даже по сравнению с Латвией еще есть куда стремиться.
Нам очень сильно помогает Красный Крест и белорусская диаспора. Давали и одежду, и еду привозили, и компьютер. Дочке велосипед, игрушки передавали. За нами закреплены менторы, которые помогают решать практически все вопросы – например, с той же регистрацией. Мы же не знаем местных правил, а они подсказывают, направляют. Я у нас в Беларуси такой помощи никогда не видел, если честно. Здесь чиновники делают всё для того, чтобы человек не напрягался. Вот последний пример: водительскую комиссию я здесь прошел за 45 минут. Вы можете себе такое представить в Беларуси?

– У нас два дня минимум придется на это потратить. День – чтобы собрать бумажки-выписки в поликлинике, и еще день – чтобы пройти водительскую комиссию.

– А здесь всё на месте – четыре кабинета, и даже фотографию с собой не нужно привозить, 25 евро заплатил и поехал. И справку здесь никто не выдает. Говорят: у нас централизованная система, всё в компьютерной базе, через 15 минут после медосмотра вся информация будет в системе, и любой полицейский, который захочет тебя проверить, сможет увидеть со своего планшета все твои данные. Никаких бумажек не нужно!
Несколько раз уже ездили в Юрмалу на море. Моя жена Татьяна ни разу в жизни до этого моря не видела, представляете, сколько у нее эмоций и открытий!

– Жена адаптировалась, домой не хочет вернуться?

– Конечно, скучает по Беларуси. Вот недавно как раз звонила, говорит: дома уборку сделала и не знаю, чем заняться. Дома же у нас были и свиньи, и куры, хозяйство, а здесь ничего этого нет. Она соскучилась по работе. Да и я скучал! Когда первый день дорвался – до одиннадцати вечера трудился!
Но здесь вообще совершено другой ритм жизни, более расслабленный.
Домой, конечно, хочется, но понимаем, что сейчас возвращаться нельзя, будут проблемы.

– Скоро дочка в школу пойдет…

– Нет, я надеюсь, что этот дурдом в Беларуси закончится скорее и мы всё же вернемся. Пока, конечно, обживаемся здесь по мере возможностей. Хочешь жить – ищи работу. Нет – живи на пособие в 100 евро.

– Латышский как вам дается?

– Ох, и сложный язык, я вам скажу! Полгода, пока на карантине сидели, пытались выучить на курсах. Не идет у меня пока никак, невероятно трудно… Но у меня, повторяю, и нет большой необходимости в латышском – все вопросы можно решить и на русском. Конечно, у них борьба идет против русификации, и школы русскоязычные закрывают. Но обслуживающий персонал на заправках, продавцы – все понимают русский. Общаться можно. Да и в телефоне сегодня переводчик открыл – он тебе и напишет, как надо, и голосом озвучит.
Народ здесь доброжелательный, первое время даже не верилось, что так может быть, казалось, где-то должен быть подвох. Люди не обозленные. Наверное, потому, что у них нет такой гнетущей обстановки в стране, как у нас. Тут больше свободы и в целом меньше проблем.
Иногда жалею, конечно, что столько лет жизни в Беларуси угробил на совхозы, ничего фактически не заработав. У меня ведь даже дома своего не было – арендованное жилье. Хотя я всю жизнь пахал! Если бы я в Латвии жил, при этих возможностях, то, наверное, уже давно на «Мерседесе» катался бы.
Думаю, со временем возобновлю свой видеоблог, буду делать короткие обзоры, как мы здесь живем. Пока обустраиваемся, обживаемся. А как там дальше сложится – увидим!

Публікацыя – з № 60 газеты “Народная Воля”. Поўны выпуск газеты можна спампаваць па спасылцы.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»