Марфа Рабкова

Директор просветительско-социального общественного объединения «Звено» пишет о политзаключенной, чей отец умер, пока дочь удерживают за решеткой.

– Представьте. Человека закрывают в тюрьму, предъявить особо нечего, он просто правозащитник и его признания или покаяния дают основания арестовать новых и мешают помогать другим, – пишет правозащитница Татьяна Гацура-Яворская, которая и сама была за решеткой. – Поэтому его просто держат в тюрьме, никаких официальных действий, опера приходят на беседы без адвоката, шантажируют, что никогда больше не увидите отца, потому что он болен раком, четвертая стадия.

Это длится почти год, за это время умирает бабушка и предъявляют новое обвинение и уже грозит 12 лет, а человеку всего 26 (исполнилось в тюрьме).

Это всё про Марфу Рабкову. Вчера стало известно, что её папа умер. Опера сделали, что обещали — она так и не увидела больше отца живым.

Я хотела поехать на похороны и связалась с родственниками, но в связи с ковидом отец уже похоронен… <…>

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»