Мигранты. Фото Delfi

Поток нелегальных мигрантов из Беларуси в Литву С начала 2021 года вырос в 43,8 раза, после угроз Александра Лукашенко ослабить контроль за нелегальной миграцией из-за санкций ЕС. Прибывающих в Литву людей негде селить, рассказывает ВВС,  нечем кормить и некому охранять. Литовские власти называют их “орудием гибридной агрессии” и делают все, чтобы показать Лукашенко, миру и контрабандистам, что Литва – худшее место для въезда в ЕС.

“Посмотрите на него. Он же не животное, он человек. У него нет ни душа, ни питьевой воды,Ваил показывает на своего брата по другую сторону забора из железной проволоки, обтянутой белым полиэтиленом. Он живет в старой сельской школе в поселке Веребяй Алитусского района на юге Литвы. – Он пришел в Литву без ружья или ножа. Он просто хочет работать, жить, строить будущее. Он не может сделать это в Ираке”.

Брат Ваила – один из почти трех тысяч мигрантов, пересекших границу между Беларусью и Литвой за последние два месяца. Каждый день литовские власти задерживают от 20 до почти 300 нелегалов с Ближнего Востока и из Африки. Почти все они в итоге подают на статус беженца.

Ваил не видел своего брата шесть лет – с тех пор, как уехал из Ирака в Италию. Фото: ВВС

Ваил говорит, что его семья не может оставаться в Ираке, потому что, будучи суннитами, они опасаются за свою жизнь из-за противостояний с шиитами. Сам Ваил живет на севере Италии уже пять лет. Шесть лет назад он уехал из Багдада в Турцию, потом пересек Сербию, Венгрию, Австрию, Германию, добрался до Финляндии, а оттуда – в Италию, где в итоге получил статус беженца.

В Италии все было не так [как в Литве]. Мы жили по четыре человека в комнате, у нас была еда, нам давали по 75 евро в месяц, мы могли ходить в школу, у нас был билет на общественный транспорт, – вспоминает Ваил. – Сейчас у меня два ресторана в Италии, машина, дом, всё есть. Если хочешь строить будущее, ты можешь это сделать. Если хочешь только спать, есть и ходить в туалет – то это тоже можно. Но я работаю каждый день, у меня три работы“.

Ваил приехал в Италию пять лет назад. Говорит, сейчас у него три работы, машина и квартира. Фото: ВВС

И Ваил, и его брат, и большинство мигрантов, с которыми говорила Русская служба Би-би-си, думали, что в Литве их ждет примерно то же, что ожидало Ваила в Италии. Они были уверены, что, перейдя границу Евросоюза, получат полную свободу передвижения и документы, а потом начнут строить жизнь в любой стране, “где уважают права человека и не убивают людей”. Ни один гражданин Ирака не понимает, почему он в итоге оказался за забором.

“Я думаю, это [пересечение границы с Литвой] было легально. Наверное, нас задержали, потому что мы тут чужие”, – рассуждает один из мигрантов из Ирака, размещенный в сельской школе в поселке Веребяй.

“Ведь это же мои права человека – приехать в ЕС”, – говорит другой, размещенный в палаточном городке рядом с пограничной заставой в литовском городе Друскининкай.

В первый месяц миграционного кризиса самым “горячим” местом был участок литовско-белорусской границы рядом с южно-литовским городом Друскининкай. Сейчас мигрантов задерживают по всей протяженности границы. Графика: ВВС

Те из мигрантов, с кем удается пообщаться, рассказывают, что ни литовские власти, ни правозащитники не могут объяснить людям, что с ними происходит и что конкретно они нарушили. А это накаляет обстановку.

Им надо понимать: если изолируют, то на сколько? Если власти рассматривают их прошение о статусе беженца, то какая процедура? Если [на их заявление будет] негативное решение, то что дальше? Если люди не информированы, среди них растет раздражение, а это в итоге может создать риски беспорядков”, – говорит Русской службе Би-би-си глава литовского Красного креста Эгле Самучовайте.

Беспорядки вспыхнули 23 июня в миграционном центре в литовском городе Пабраде, когда одному из постояльцев отказали в предоставлении статуса беженца. Группа из нескольких десятков человек попыталась прорваться через живую цепь охраны. Пограничники несколько раз выстрелили резиновыми пулями в воздух и применили слезоточивый газ, на место прибыли спецподразделения полиции.

26 июля в поселке Веребяй мигранты организовали протесты и потребовали выпустить их наружу. На место прибыли сотрудники Службы общественной безопасности Литвы, 16 человек были задержаны и отправлены на допрос. В тот же день уже местные жители поселка Руднинкай перекрыли дорогу к военному полигону, где власти собираются разбить палаточный городок для мигрантов. Полиция разгоняла протестующих силой, а глава МВД Литвы Агне Билотайте назвала акцию “антигосударственной деятельностью” и потребовала расследования.

“Гибридная агрессия”

По данным Европейского агентства по охране границ Frontex, за последние десять лет максимальное количество нелегалов, пересекающих всю восточную границу ЕС, не превышало 280 человек в месяц – самые высокие показатели приходились на 2015 год, когда Европа приняла более миллиона беженцев, в основном из Сирии и Ирака.

Что касается Литвы и Беларуси, то за весь предыдущий 2020 год границу пересекли 81 нелегальный мигрант. С начала 2021 года на участке границы с Беларусью перехвачено 3.545 мигрантов. По оценкам замглавы МВД Арнольдаса Абрамавичуса, при нынешней динамике к концу года число нелегалов в Литве может достигнуть 15 тысяч.

Литовские пограничники задержали на границе с Беларусью 52 незаконных мигранта
Фото: pasienis.lt

Рост нелегальных пересечений границы начался в мае 2021 года – после инцидента с самолетом Ryanair.

23 мая борт Афины-Минск был посажен в Минске, находившийся на борту журналист Роман Протасевич и его подруга София Сапега были задержаны белорусскими силовиками. А 25 мая Александр Лукашенко, выступая перед белорусскими депутатами, прокомментировал инцидент и реакцию европейских стран: “Мы останавливали наркотики и мигрантов – теперь будете сами их есть и ловить”, – цитировал слова Лукашенко Интерфакс.

Спустя месяц последовали новые угрозы. “Сегодня они [страны Запада] взвыли. Ах, белорусы их не защищают. В Литву, Латвию и в Польшу ринулись тысячи и тысячи нелегальных мигрантов. Они требуют от нас защитить их от контрабанды, от наркотиков, – цитировал Интефакс слова Лукашенко, сказанные на церемонии, посвящённой 80-летию начала Великой Отечественной войны. – Вы против нас развязали гибридную войну и требуете, чтобы мы вас защищали, как и прежде?”

28 июня Беларусь официально объявила о начале приостановки действия договора о реадмиссии с Евросоюзом. На практике это означало, что белорусские власти отказывались от своих обязательств по возвращению граждан третьих стран, нелегально пересекших границу и задержанных на территории Евросоюза.

“Я честно сказал, что мы не будем больше держать тех, кого вы гнобили в Афганистане, Иране, Ираке. У нас нет на это ни денег, ни сил в результате ваших санкций”, – говорил Лукашенко 2 июля. В тот день литовские пограничники задержали 150 человек.

Официальный Вильнюс называет действия Беларуси “актом гибридной агрессии против Литвы и ЕС“, а мигрантов – орудием этой агрессии.

Полный туристический пакет

Замглавы МВД Литвы Арнольдас Абрамавичус рассказал Би-би-си, что на данный момент литовские власти выявили три основных пути мигрантов до литовской границы. Самый популярный – прямой рейс Багдад-Минск. Билет можно приобрести на сайте Iraqi Airways за 426 долларов со всеми налогами. Полеты – четыре раза в неделю: вторник, среда, пятница, воскресенье.

Замглавы МВД Литвы Арнольдас Абрамавичус не согласен с тем, что большинство мигрантов бежит от войны. Фото: ВВС

Иракское туристическое агентство Jood Land предлагает семидневные туристические пакеты в Беларусь стоимостью от 540 до 870 долларов. Групповую визу можно купить заранее за 75 долларов, индивидуальную – за 300 долларов, а можно приобрести визу сразу в аэропорту Минска за 20 долларов.

Часть мигрантов прилетает в Минск из Турции. По словам министра иностранных дел Литвы Габриэлюса Ландсбергиса, по этой причине Литва уже начала переговоры с турецкими властями, в распоряжении которых должны быть как минимум списки пассажиров соответствующих рейсов.

Третья категория путешественников – иностранцы, которые проживали в Беларуси задолго до начала миграционного кризиса на разных легальных основаниях. “За одну неделю пришли 500 человек, преимущественно африканцев. Некоторые говорили, что они рабочие, другие представились студентами. Понятно, что они жили в самой Беларуси. Кто-то просто вывез их на границу и показал, куда идти“, – рассказывает Арнольдас Абрамавичус.

По его словам, мигранты, вылетающие из Ирака или Турции, помимо самой “путевки” покупают услуги контрабандистов, которые сопровождают их уже на территории Беларуси. Неофициально известно, что полный “пакет” с перелетом, визой и “гидами” стоит от двух до 15 тысяч долларов.

А по словам министра обороны Литвы Арвидаса Анашаускаса, контрабандисты не только обеспечивают дорогу до границы, но и проводят инструктаж.

“Мы определили как организаторов, так и исполнителей. Эти люди, я бы сказал, как-то пользуются благосклонностью [белорусских] властей, границы открываются с очень подробными инструкциями. Мигранты сами говорят, что люди в камуфляже дают им инструкции: как уничтожать документы, как проводятся опросы, какие ответы давать”, – рассказывал министр обороны Литвы в интервью Литовскому общественному вещателю.

“Сам пришел. По GPS”

Ни один из мигрантов, с которыми беседовала Русская служба Би-би-си, не помнит, чтобы он кому-то платил за какую бы то ни было помощь. “Я шел всю дорогу из Ирака пешком по GPS. Никому не платил, в Ираке мы бедные, у нас нет денег”, – говорит мигрант из лагеря в поселке Веребяй.

Большинство мигрантов прибывают в Литву без документов. Литовские власти утверждают, что контрабандисты убеждают людей уничтожить документы. Фото: ВВС

Брат Ваила тоже говорит, что взял такси из Минска до белорусского города Лида, а до самого Минска, по его словам, шел пешком. Если посмотреть на карту, то выходит, что пешая прогулка из Багдада в Минск займет в лучшем случае 25 дней и будет пролегать либо через Грузию, Россию и Украину, либо через Турцию, Болгарию и Румынию. При этом в первом случае кратчайший маршрут GPS выстраивает через Крым или самопровозглашенную ДНР и украинскую линию разграничения – оба варианта на практике крайне маловероятны. Во втором случае не совсем понятно, зачем надо было бы сначала зайти в Евросоюз (в Болгарию), потом выйти, а затем снова зайти через Литву.

Другой мигрант, бежавший из Афганистана, рассказал, что ему помогли пересечь Россию, а потом – добраться до Литвы через Беларусь. Сопровождавшие люди, по его словам, запретили говорить и задавать вопросы, поэтому он точно не помнит, через какую границу он попал в Литву.

“Я думаю, что не из России, думаю, что Беларусь”, – говорит он Русской службе Би-би-си.

Ни у одного мигранта, с которыми общалась Русская служба Би-би-си, не оказалось при себе паспорта. Один из них утверждал, что у него вообще никогда не было паспорта.

По словам Арнольдаса Абрамавичуса, это стандартная практика: контрабандисты традиционно советуют своим “клиентам” уничтожить документы. Что происходит с этими документами, неизвестно – неофициально озвучиваются версии перепродажи на черном рынке. Кроме того, как считают литовцы, это помогает скрыть реальный маршрут – нет паспорта, нет и официальной белорусской визы и штампов.

Что касается самой границы, то один из мигрантов прямо сказал, что перейти ее крайне просто. “Граница открыта с той стороны, я это видел, охраны вообще нет“, – говорит мигрант, размещенный в Друскининкае

“Пусть отпустят в Германию”

Еще один туманный вопрос – конечная цель мигрантов. Литовские пограничники и чиновники рассказывают, что, по их данным, “путевка”, как правило, включает перемещение из Ирака в одну из стран Западной Европы.

Многие мигранты живут в Литве в антисанитарных условиях. Фото: ВВС

В беседе с Русской службой Би-би-си все мигранты утверждали, что им все равно, в какой стране Европы они в итоге окажутся. “В Европе, где угодно, где уважают людей. В Ираке не уважают людей, там не знают, что такое любовь, там только убийства”, – говорит мигрант из сельской школы в южной Литве.

Литовские власти настаивают, что их страна – лишь транзитный пункт.

Теоретически, желающему попасть в Германию мигранту выгоднее получить официальный статус беженца в Литве, чтобы дальше путешествовать уже на легальном основании.

Однако, согласно законодательству ЕС, в случае получения статуса беженца человек должен на какое-то время остаться именно в той стране, через которую он попал в Евросоюз. Легально работать и получать пособия он может только там. Учитывая, что Литва не является конечной целью большинства мигрантов, ждать официального статуса в Литве хотят не все.

По данным литовской погранохраны, более 100 человек исчезли из мест расселения в неизвестном направлении. Речь идет о людях, которые начали процедуру получения статуса беженца, получили разрешение покидать лагерь на несколько часов, ушли и не вернулись. Однако скрыться удается немногим. По данным погранохраны, 86 человек были пойманы на границе с Польшей – либо польскими, либо литовскими пограничниками.

Если власти не будут препятствовать свободному перемещению мигрантов, а те в любой момент смогут покинуть Литву и отправиться в Западную Европу, это станет очевидным сигналом для контрабандистов: система работает, надо продолжать. Литовские власти в этом не заинтересованы. К тому же, рост числа незаконно пересекших границу мигрантов становится фактором внутриполитического риска для Литвы и сильно беспокоит местных жителей. Последние уже провели несколько пикетов с требованиями переместить лагеря подальше от их деревень.

Мигранты живут в старой школе в поселке Веребяй в десяти метрах от хутора Ирены. Ирена не понимает, почему власти не могут отпустить людей в Германию, если они так хотят туда попасть. Фото: ВВС

“Ну да, боимся. Там такие мужчины и такой хлипкий забор. Захотят уйти, конечно, уйдут, – говорит Ирена, которая живет на хуторе в нескольких десятках метров от места временного размещения мигрантов. – Может, они еще и ковидом болеют, этого тоже боимся. Пусть их в Германию отпустят. Нам они не нужны. Или в Беларусь обратно“.

Местные в основном настроены по отношению к мигрантам довольно негативно, если не враждебно. И открыто говорят о своих страхах перед чужаками, перебирая варианты от изнасилований до терактов.

Жительница Пабраде Людмила опасается мигрантов из-за возможного роста преступности и заболеваемости коронавирусом. Фото: ВВС

“Я считаю, что если нормальный человек, то он не будет бегать туда-сюда. Значит, человек не находит себе места”, – рассуждает Людмила, которая живет недалеко от миграционного центра в Пабраде, вспоминая, как 23 июня к миграционному центру была стянута полиция.

Начальник миграционного центра в Пабраде Александр Кислов рассказывает, что 23 июня, когда тут прошли беспорядки, пограничники вооружились винчестерами и стреляли в воздух резиновыми пулями, потом применили слезоточивый газ. Тогда несколько десятков мигрантов пытались прорваться за пределы лагеря. По его словам, оружие – крайняя мера, потому что в лагере есть и дети, и беременные женщины, а вокруг – жилые дома.

Начальник миграционного центра в Пабраде Александр Кислов говорит, что в случае беспорядков задача пограничников – продержаться до прибытия подкрепления. Фото: ВВС

Миграционный центр в Пабраде – крупнейшее место расселения мигрантов в стране. Обычно тут одновременно проживали до 200 человек, еще 350 человек можно разместить в недавно оборудованном палаточном городке. Учитывая все требования гигиены, безопасности и карантина, лагерь может принять 500 человек. Сейчас там живет около 450 человек. Одна смена охраны – 15 человек.

“Наша задача – продержаться до прибытия подкрепления, – говорит Александр Кислов Русской службе Би-би-си. – На сегодняшний момент могу констатировать, что количество охраны недостаточно. Мы получили подкрепление, но число задержанных тоже увеличивается”.

Санитарный кризис

Одной из причин эскалации 23 июня стали условия содержания в Пабраде, хотя этот центр и считается одним из самых обеспеченных.

На данный момент мигранты расселены по всей стране: люди живут в палаточных городках, сельских школах, административных зданиях. “Некоторые временные места расселения с трудом дотягивают до гигиенических стандартов, – рассказывает Эгле Самучовайте из Красного креста. – Тут государству еще многое предстоит сделать“.

Красный крест обеспечивает людей гуманитарной помощью: детским питанием, одеждой, средствами гигиены. НКО предоставляют социальных работников и переводчиков, дают мигрантам возможность связаться с родными по телефону. Однако ресурсов Красного креста не хватает.

“Вот вы могли бы спать с девятью людьми [в одной комнате]? А они могли бы? – Ваил показывает на полицейских, которые охраняют место временного размещения мигрантов. – У моего брата внутри нет туалета, воды, душа. Я привез питьевую воду, молоко – у него и этого нет. А выйти нельзя“.

Мигранты прислали Русской службе Би-би-си видео, на которых видно, что из крана течет жидкость белого цвета и странной консистенции, вместо туалетов – дыры в полу, а мусорные контейнеры завалены горами мусора.

Мигранты прислали Русской службе Би-би-си кадры изнутри мест расселения. Фото: ВВС

“У нас нет душа, у нас нет связи, нас не выпускают из лагеря и кормят раз в день”, – говорит другой мигрант из Ирака, размещенный недалеко от пограничной заставы литовского города Друскининкай.

“У нас нет питьевой воды. Я не был в душе десять дней. Говорят, что тут ковид, а лекарств не дают”, – говорит еще один мигрант, размещенный в сельской школе в южной Литве. Людей, отбывающих обязательную самоизоляцию после прибытия из третьих стран, формально изолируют, однако в некоторых местах они могут свободно контактировать с другими постояльцами.

Литва запросила финансовую помощь у Еврокомиссии. По словам Арнольдаса Абрамавичуса, Еврокомиссия подтвердила выделение 10 миллионов евро. “Надеюсь, нам этого хватит на лето и осень”, – говорит замглавы МВД Русской службе Би-би-си.

Будет сложнее. Будет хуже

Но в ближайшее время условия жизни мигрантов, кажется, станут еще хуже. Литовский парламент в срочном порядке принял поправки, согласно которым всех, кто пересек границу нелегально, можно будет лишить возможности выходить за пределы лагеря.

На данный момент выйти из лагеря не могут те, кто проходит обязательный десятидневный карантин, а также те, кто задержан за нарушения. Те, кто уже подал прошение о статусе беженца и прошел все бюрократические процедуры, могут покидать лагерь на время от двух часов до трех дней.

Мигранты используют это время в том числе для походов в магазин за продуктами, потому что не могут привыкнуть к местной кухне, а некоторым питания оказывается недостаточно. Как правило, за продуктами ходят по несколько человек, у которых есть право покидать лагерь.

Среди мигрантов – сотни детей и людей, которым нужна медицинская помощь. Фото: ВВС

Согласно новым поправкам, всех, кто пересек границу нелегально (а это абсолютно все мигранты в пунктах размещения), можно будет лишить свободы передвижения.

В Литовском Красном кресте считают, что эти поправки могут нарушать и законодательство ЕС, и международные нормы. “Ограничение движения вызывает вопросы, там нет исключения для уязвимых людей, там нет возможности обжаловать решение об ограничении движения, нет судебного надзора за этим ограничением, – говорит Эгле Самучовайте Русской службе Би-би-си. – [В местах размещения] есть и беременные женщины, и дети, и люди, которым нужна помощь”.

Новые поправки включают еще один спорный пункт.

На данный момент бюрократическая процедура рассмотрения прошения о предоставлении статуса беженца может длиться до года. Сначала человек подает документы в Миграционный департамент, потом получает ответ. Отказ можно обжаловать в том же Миграционном департаменте. Второй негативный ответ можно обжаловать в суде.

Глава литовского Красного креста Эгле Самучовайте считает, что литовское миграционное законодательство может помешать спасти людей, которым угрожает опасность на родине. Фото: ВВС

До сих пор на весь период рассмотрения документов проситель мог оставаться в Литве. Согласно новым поправкам, человека можно будет депортировать на родину, не дожидаясь решения по апелляции. Эгле Самочувайте говорит, что эта норма может нарушать права человека.

“Мы должны делать так, чтобы система работала, чтобы человек, которого преследуют, имел возможность прийти на границу и попросить убежище с соблюдением всех процедур, чтобы мы не отправляли назад людей, которым угрожает опасность. А теперь это становится возможно, потому что все процедуры очень короткие, и я не понимаю, как можно оценить индивидуально каждый случай со всеми интервью и переводами”, – говорит глава литовского Красного креста, указывая на то, что Литва обязана соблюдать процедуры как государство ЕС.

Мигранты, поговорившие с Русской службой Би-би-си, рассказывают разные истории. Кто-то, как Ваил и его брат, не может вернуться в Ирак из-за религиозного преследования. Мигрант из Афганистана рассказал, что он и его семья подвергается преследованию со стороны талибов: “Они убили отца и дядю, в меня стреляли, у меня нет ноги, жена бежала в Пакистан, теперь живет там нелегально”. Среди жителей временных лагерей есть езиды, которых массово преследовали боевики ИГ (организация запрещена в России). Есть и люди, которые бегут от “убийств чести”.

Всех их, согласно новым поправкам, Литва сможет отправить на родину на основании решения Миграционного департамента. И даже если через полгода литовский суд вынесет положительное решение, человек к тому моменту будет в Ираке, и не факт, что он останется в живых.

“Жалко, но не настолько”

На данный момент литовские политики публично выражают сочувствие беженцам. “Эти люди, как правило, жертвы режима и бизнеса, которому наплевать на людей и их права, – цитирует портал Delfi премьер-министра Литвы Ингриду Шимоните. – Их часто обманывают, рассказывая истории о том, что в ЕС попасть очень просто, надо лишь заплатить большую сумму. (…) С человеческой точки зрения, это трагедии, поэтому подход должен быть ответственным”.

Вместе с тем, литовские власти прямо или намеками дают понять, что шансов на получение статуса беженца у просителей мало. Согласно законодательству ЕС, такой статус полагается тем, кто проживал в стране, где идет война, а также тем, кому угрожает режим. А если военные действия ведутся только в отдельных регионах страны постоянного проживания, то в статусе беженца может быть отказано. Разгромленная войнами экономика также не является автоматическим поводом для предоставления убежища.

Литовские власти устаналивают заграждение из колючей проволоки вдоль литовско-белорусской границы. Фото: ВВС

“Некоторые мигранты, которые пересекают границу нелегально, просят убежище, но еще никому этот статус не был предоставлен, потому что они не попадают под действие системы международной защиты. Некоторые мигранты покидают место размещения вообще без всяких процедур”, – сказали Русской службе Би-би-си в пресс-службе МВД Литвы.

“Их с трудом можно назвать беженцами от военных действий, раз они тратят тысячи евро на эти нелегальные способы попасть в ЕС. Надеюсь, процедуры будут строгими”, – подтверждает замглавы МВД Литвы Арнольдас Абрамавичус.

Теоретически, в случае негативного решения миграционных служб, мигрантов можно было бы вернуть в ту страну, из которой они пришли, то есть в Беларусь. Однако она вышла из договора о реадмиссии с ЕС, а белорусские пограничники не идут на контакт с литовскими коллегами.

Литовские власти заявляют, что пытаются вернуть людей в страны, откуда они начали свое путешествие. Однако и это сделать непросто, потому что, например, дипломатических контактов между Литвой и Ираком почти нет. Переговорами на данный момент занимается ЕС.

В итоге получается замкнутый круг: люди продолжают прибывать, их продолжают запирать за забором в антисанитарных условиях, а вернуть в Беларусь или отправить домой их невозможно.

Литовский Красный крест помогает мигрантам гигиеническими товарами, продуктами для детей, памперсами и многим другим. Однако, учитывая катастрофический рост миграционного потока, гуманитарной помощи не хватает. Фото: ВВС

Александр Лукашенко, между тем, продолжает угрожать Литве и Европе, теперь уже вооруженными исламистами.

То, что люди туда хлынули, – это только начало. Я уже вам сегодня сказал: дальше туда пойдут люди вооруженные, чтобы защитить вот таких вот обиженных людей (других мигрантов). Если такой человек, прошедший через войну, туда попадет с оружием, не факт, что он будет защищать только беременных женщин, хлынувших с Ближнего Востока и Афганистана. Вы знаете, что там будет твориться. Мы это видим на примере западных государств, и видим, как они на это реагируют“, – заявил Лукашенко 20 июля на встрече с белорусскими послами.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»