В их хранилищах уже находятся сотни тел людей, надеющихся на воскрешение
Хранилища «КриоРус». Стоп-кадр видео Onliner

Насколько оправданны надежды на вечную жизнь?

Всю свою историю человечество ищет ключ к бессмертию. Крионисты утверждают, что они больше всех близки к научному прорыву в сохранении жизни. Их концепции основаны на том, что, правильно заморозив человека сегодня, в будущем его можно будет разморозить и вернуть к жизни.

Стартапы криоцентров по всему миру собирают многомиллионные инвестиции, криоцентры постоянно расширяются, в их хранилищах уже находятся сотни тел людей (в некоторых случаях это только голова или мозг), надеющихся на воскрешение.

Ближайший к Беларуси криоцентр работает в России. Открыта компания «Криорус» была в 2005 году группой трансгуманистов, занимающаяся заморозкой (крионированием) умерших людей и животных.

В их хранилищах уже находятся сотни тел людей, надеющихся на воскрешение
Хранилища «КриоРус». Стоп-кадр видео Onliner

Стоит ли надеяться на воскрешение? Как проходит процесс замораживания? Когда наука достигнет порога, после которого будет возможно начинать разморозку? Обо всем этом Onliner поговорил с московским футурологом, директором российской криокомпании «КриоРус» Валерией Удаловой.

Предлагаем вам некоторые цитаты из интервью директора «КриоРус»:

  • Крионика — это научно обоснованная практика замораживания людей и животных после смерти с целью оживить их в будущем. Крионика выросла из науки криобиологии, когда выяснилось, что некоторые очень мелкие животные прекрасно переносят заморозку. Например, те же нематоды: вы их заморозите, разморозите — и они поползут дальше.
  • У нас уже есть технология замораживания, а идея была очевидной: хотелось убежать от смерти. Сейчас хуже, потом лучше, давайте заморозим человека — остановим мгновение и перенесем его на 50, 100… да хоть на 500 лет вперед! В будущем, если не случится глобальных катастроф, прогресс дойдет до того, что эти люди будут разморожены, реанимированы, вылечены и даже омоложены. И скорее всего — навсегда: если однажды мы прошли процедуру омоложения, что помешает провести ее бесконечное количество раз?
В их хранилищах уже находятся сотни тел людей, надеющихся на воскрешение
Валерия Удалова, московский футуролог, директор российской криокомпании «КриоРус»
  • Мы не говорим, что криопациенты могут жить сейчас и их можно оживить прямо в данный момент. Но, исходя из существующих в медицине трендов, мы уверены: в будущем это обязательно станет возможно. Конечно, стопроцентных гарантий нет и долгое время не будет.
  • В России сейчас следующие цены на криозаморозку: $36 тыс. — тело, $15 тыс. — голова или мозг (для иностранца — $18 тыс., так как есть дополнительные расходы). Дорого? За эти деньги мы вас заморозим, сохраним, разморозим, оживим. И все — за эти копейки!
  • Кто будет платить за человека через 50 или 100 лет? Скорее всего, уже никто. Стратегия такая: мы набираем первоначальную сумму, строим крионику, храним тела, так создаются фонды. Богатая прослойка людей понимает важность проекта, в том числе для себя, вкладывается в них, за эти деньги замороженные тела остаются у нас до необходимого времени.
  • На сегодняшний день у нас хранится 80 человек (половина из них — целые тела, половина — мозг или голова) и 45 животных: от шиншилл, попугаев и хомячков до собак, но подавляющее большинство — кошки.
  • Лично я подписала договор №1 — это было в 2006 году, как только организовалась наша компания. Аналогичные договоры подписала вся моя семья. Дочка очень долго к самой идее относилась скептически, но получила нужное количество информации о проведенных экспериментах, научных трендах, новых технологиях — и у нее поменялось мышление.
В их хранилищах уже находятся сотни тел людей, надеющихся на воскрешение
Фото: DRA_SCHWARTZ / ISTOCKPHOTO.COM
  • Как все это происходит? Например, человек тяжело болеет, мы получаем сигнал от врачей: осталось пару дней. На место выезжает группа крионистов со всем оборудованием. Это может быть любая точка России, мы уже проводили заморозку и в Беларуси. Подготавливается операционный стол. Когда человек умирает, документы подписаны, начинается процедура перфузии: система подключается к сонной артерии на шее, из полой вены сливается кровь, вместо нее подаются криопротекторы. Параллельно проводится охлаждение.
  • Весь процесс может занять от 4 до 14 часов. К концу процедуры температура тела должна опуститься до –32 градусов. В этой сложной операции участвует минимум девять человек. После тело или голова доставляется в криохранилище, идет медленная заморозка до –196 градусов — температура настолько низкая, что никакие изменения при ней невозможны.
  • В криохранилище стоят большие дьюары для совместного хранения тел. Тела располагаются вертикально, головой вниз. Это сделано из соображений безопасности, чтобы в случае ЧП голова как можно дольше оставалась в жидком азоте. Количество тел зависит от комплекции людей, как правило, их от восьми до десяти.
  • Как мы представляем оживление? Тело размораживают, человек находится в тяжелом состоянии, ведь он умер незадолго до заморозки. Мы уверены, в будущем появятся технологии, способные его реанимировать. После наступает омоложение, я думаю, что это может быть, например, клеточный ремонт — грубо говоря, нанороботы меняют старые клетки на новые.
  • Нас поддерживают многие медики, некоторые, конечно, относятся к происходящему скептично. Но если договор подписан, то мы нередко работаем прямо в операционной. До смерти пациента мы приходим к главврачу больницы, объясняем, что нам необходимо для работы, почему требуется срочная выдача тела. Нам идут навстречу, обычно предлагают помощь. Но, конечно, до автоматизма процесс будет доведен еще не скоро.
  • Мы не ждем, что крионику будет поддерживать все общество, и не надо. Мы работаем с образованными, перспективно мыслящими людьми, вероятно, у них просто более активирован ген поиска новизны, они ищут возможности. Остальные… Их никто заставлять не будет. Пожалуйста — умирайте!
В их хранилищах уже находятся сотни тел людей, надеющихся на воскрешение
Фото: FOTOGRAFIXX / ISTOCKPHOTO.COM
  • Некоторые скептики заявляют, что в крионику не приходят богатые люди. На самом деле приходят. В Америке, например, очень много миллионеров заключили договоры с криокомпаниями. Что-то должно произойти, чтобы логика поменялась. Сейчас план на жизнь у большинства такой: сначала квартира, потом машина, далее — дом, дворец, яхта, власть и уже в конце — запрос на бессмертие. Я считаю, должно быть иначе. Сначала бессмертие, а уже потом — дом, дворец, яхта и т. д.
  • Проблема крионирования сейчас в том, что мы не можем начинать процесс, пока человек формально жив. Поэтому мы не приступаем к работе до того, как врач распишется в справке о смерти. Конечно, возникает много трудностей с бюрократией. Когда люди осознают, как ценна жизнь, когда поймут, что она может быть бесконечна и есть возможность реализовать все, о чем ты мечтал, тогда, вероятно, все пойдет очень быстро. А экспериментальную часть с оживлением человека в исторических рамках проведут уже скоро. Я думаю, что через 20, максимум через 30 лет.
  • Первый криопациент в мире — Джеймс Бетфорд, его заморозили 54 года назад. У нас хранится женщина, которая родилась в 1923 году, она была зенитчицей во время Великой Отечественной войны.
  • Интерес к крионике стремительно растет. К нам обращается все больше людей, буквально каждый день поступает по несколько запросов. Я уверена, что мы занимаемся очень перспективной работой. И пожалуйста, на моем дьюаре напишите: «Она предсказала наш успех».

Поделиться ссылкой: