«Сахарное дело»: взятки и посаженый в Гродно самолет «Белавиа»
«Сахарное дело». Процесс в суде Заводского района г. Минска

27 июля, в суде Заводского района столицы началось рассмотрение громкого коррупционного дела, получившего в СМИ название «сахарного». На скамье обвиняемых – 10 человек, но одного фигуранта, ранее заявленного КГБ, не хватает.

О задержании директоров четырех сахарных заводов стало известно в январе 2020г. Тогда самолет «Белавиа», летевший из Минска в Мюнхен, развернули над польским Вроцлавом, экстренно посадили в Гродно и провели задержании ряда топ-менеджеров.

Затем появились сообщения о взятии под стражу директора Белорусской сахарной компании (Москва) Дмитрия Кириллова, руководителя российской компании «Полимер» Сергея Кононенко, а также бывшего начальника 2-го управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией ГУБОПиК МВД Владимира Тихиню.

Завесу тайны в этом деле приоткрыл КГБ в начале февраля 2020г. в сюжете БТ. Официально сообщалось, что уголовные дела возбуждены по фактам получения и дачи взяток. Были названы и фамилии фигурантов. Под стражей оказались директора четырех сахарных предприятий Беларуси: Михаил Криштапович (Городейский комбинат), Виктор Миронов (Жабинковский сахарный завод), Николай Прудник (Слуцкий комбинат) и Дмитрий Егоров (Скидельский завод).

Представитель КГБ заявил, что от деятельности так называемой сахарной мафии только за один год в госбюджет не поступило около $70 млн. Взятки раздавал, по версии госбезопасности, глава российской компании «Полимер» Сергей Кононенко.

«Кононенко при пособничестве Кириллова передавал директорам заводов незаконные денежные вознаграждения, взятки в размере от 1 до 2,5 долларов США за каждую тонну отгруженной продукции. Ежегодно суммы взяток исчислялись сотнями тысяч долларов», – утверждал сотрудник КГБ.

И далее: «Директор Городейского сахарного комбината Михаил Криштапович предложил представителю российских коммерческих структур Кононенко и директору БСК Кириллову организовать в Беларуси бизнес по производству упаковки для сахараДля этого в России создали фирму «Полимер», а в Беларуси – завод «Евротарекс» по производству мешков для сахара. Сырье для производства российский «Полимер» продавал по завышенным ценам. Белорусский завод работал в ноль, вся прибыль оставалась на счетах российского посредника, обналичивалась при помощи российских лжепредпринимательских структур и распределялась между тремя подельниками в равных долях. Директора четырех белорусских сахарных заводов вступили в преступный сговор с руководителем БСК Кирилловым и представителем российских коммерческих структур Кононенко, направленный на систематическое получение взяток за организацию отгрузки белорусского сахара от БСК в адрес заранее согласованных коммерческих структур».

Об этом деле высказался и Александр Лукашенко. 14 февраля он заявил, что задержанные дали признательные показания и просили не лишать их свободы.

По словам президента, все четыре руководителя предприятий во всем сознались: «Признались, где воровали, всё поотдавали. Всё, говорят, забирайте, только в тюрьму не сажайте. А кто тебя посадил в тюрьму? Ты сам себя посадил. Никто их не гнобил, не бил, пальцы в дверь не засовывал. Посадили и сказали: только правду. Всё написали, с кем были связаны, кому возили, кому давали. Провели обыски – собственности немерено: там десятки самых современных автомобилей, квартиры десятками, особняки и огромное количество денег».

Арестованный полковник милиции Владимир Тихиня “прикрывал” участников схемы. Давал им советы по соблюдению мер конспирации, зачистке следов противоправной деятельности, гарантировал им прекращение органами внутренних дел проверочных мероприятий, за что систематически получал денежное вознаграждение.

Тихиня несколько месяцев провел под стражей. В августе прошлого года стало известно, что ему изменили меру пресечения на подписку о невыезде. Однако среди обвиняемых в зале районного суда его нет. Возможно, его дело было выделено в отдельное производство или по нему было принято другое процессуальное решение.

Процесс обещает быть затяжным, материалы уголовного дела собраны в 60 томов. Подсудимым грозят сроки от 2 до 15 лет.

Поделиться ссылкой: