Экономист объяснил, к какому пути сейчас ближе Беларусь — к  приднестровиации или демократизации и что сейчас делать обществу и активным людям.

— Мне кажется, я сейчас не в той позиции, где я мог бы советовать что-то людям, которые остались в стране, — отметил он в интервью Еврорадио.  — Во-вторых, вы можете догадываться, что, судя по тому, что я не нахожусь в стране, я все-таки  считаю, что риски ухудшения ситуации гораздо выше возможности того, что в обозримой перспективе этот маразм развернется в какую-то другую сторону.
Пока я вижу только направление движения в сторону нанесения огромного экономического ущерба собственной стране ради цели контролировать все, что остается живым. Останется живым после этого, похоже, не так много. Но, очевидно, что властям на это наплевать. То бишь они решили, что лучше иметь бедную стагнирующую страну, где люди живут подножным кормом, а активные люди находятся за границей, чем иметь развивающуюся страну с рисками того, что у этих людей появляются запросы общественные и политические чуть выше, чем чарка и шкварка.

Тем не менее экономист не представляет, как возможно масштабировать опыт Приднестровья, Донбасса или Южной Осетии на нашу страну.

— То есть это все-таки чрезвычайно неэффективно.  И так у нас уже экономика жила на внешних дотациях, но такое будет требовать каких-то совершенно неподъемных вещей со стороны России. Денег на это просто нет. Рано или поздно этот процесс должен остановиться, — считает Сергей Чалый. — Но пока, я вижу, что никакие экономические издержки, никакие имиджевые издержки, вообще никакие не принимаются в расчет.

Как правильно заметил Виталий Цыганков, такое ощущение, что у власти пропали какие-то ограничения. То есть уже не нужно невоспитанному человеку пытаться вести себя цивилизованно и делать вид, что мы движемся в том же направлении, что и весь остальной мир, только медленно, а можно сморкаться в скатерть и так далее. Пока это выглядит таким образом: «Да, я диктатор, и что с этого? Мы так себя будем вести, и что вы с нами сделаете?» 

Экономист считает, что в этой ситуации ничего хорошего ожидать не приходится.

— Я не вижу ни одной сферы деятельности сейчас: ни третьего сектора, ни образовательного, ни просветительского, ни культурного, ни аналитического, ни даже экономического — нет места, где можно отсидеться от совершенно обезумевшей от собственной безнаказанности власти.

Сергей Чалый также прокомментировал мысль политолога Валерия Карбалевича, призвавшего поддержать предложенные Лукашенко правки в Конституцию, которые по его мнению дают шанс на уход Лукашенко. Экономист с этим категорически не согласен.

— Я, во-первых, не вижу из этого проекта никаких обязательств ухода, — отмечает Сергей Чалый. — Лукашенко еще до этого проекта говорил: «потерпите меня 2-3 года», «это мой последний срок». Но Лукашенко хозяин своего слова, как дал слово, так и взял его. Нет никаких институциональных механизмов, кроме его собственного обещания, что это его последний срок. Ничего не мешает ему этот его последний срок взять и начать отсчитывать с момента принятия Конституции. Я бы не возлагал никаких надежд на это. Мне кажется, это делается вовсе не потому, что Лукашенко собрался уходить. Оно делается просто потому, что нужно что-то делать. Это какая-то имитация бурной деятельности. Вы хотите политической кампании — вот вам политическая кампания. Одна конституция от Лукашенко и другая от Лукашенко.

Авторитарные режимы стараются что-то поменять так, чтобы ничего не изменить. Поэтому и тут это попытка что-то поменять, чтобы по-прежнему остаться у власти. Ничего большего я там не вижу.

Поделиться ссылкой: