Лев Львовский. Фото: beroc.by

Как после повышения ставки рефинансирования вырастут ставки по кредитам и депозитам? Поднимется ли она в будущем еще раз вслед за растущей инфляцией? Об этом Myfin.by рассказал старший научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Лев ЛЬВОВСКИЙ.

Что произошло?

15 июня Правление Национального банка приняло решение о повышении ставки рефинансирования с 21 июля. Сейчас она составляет 8,5%, а будет – 9,25%. До этого СР повышалась 21 апреля. Кроме того, повышаются также ставки по кредиту овернайт – до 10,25 %, и ставка по депозиту овернайт — до 8,25 % годовых. Соответствующие решение принято по итогам заседания Правления Нацбанка по денежно-кредитной политике. Повышение ставок регулятор объяснил разогнавшейся до 9,9% годовой инфляцией.

«В II квартале 2021 года продолжилось ускорение годового темпа роста потребительских цен, начавшееся в конце 2020 года. Вместе с тем интенсивность инфляционных процессов повысилась, что главным образом обусловлено более значимым проинфляционным внешним фоном. Рост цен на мировых рынках товаров (в том числе энергоресурсов, строительных материалов, продовольствия) усилился в результате расширения потребительского спроса на фоне сохраняющихся затруднений в производстве и логистике. При этом восстановление экономической активности в мире происходит более быстрыми темпами, чем ожидалось большинством международных экспертов», – сказано в сообщении Нацбанка.

Пока – только знак, а не действенное решение

Как относиться к существенному повышению ставки рефинансирования?

– Как к давно назревшему шагу – когда инфляция выше ставки рефинансирования, и не месяц-два, то логично ее поднимать. То, что СР увеличили сразу на 0,75% тоже объяснимо, хотя обычно в подобных случаях ставку поднимают на 0,25%. Ведь Нацбанк, если можно так сказать, пропустил несколько увеличений.

В целом это решение можно назвать «хорошим знаком», но пока ликвидность зажата, это только знак, а вовсе не действенное решение.

Ведь уже более полугода назад Нацбанк начал говорить, что в банковском секторе был некий шок, но он прошел и ситуация нормализовалось. При этом дела расходились со словами – регулятор продолжал прибегать к нетрадиционной монетарной политике, зажимая рублевую ликвидность.

Делать это Нацбанк начал в сентябре прошлого года, когда курс белорусского рубля обвалился и появилась угроза еще одной масштабной девальвации. Тогда вместо логичного и ожидаемого повышения ставки рефинансирования Нацбанк резко искусственно снизил предложение белорусских рублей на рынке.

Этот шаг был предпринят для того, чтобы помочь госпредприятиям расплачиваться по ранее взятым кредитам.

К тому же Нацбанк боялся того, что при поднятии ставки население и юридические лица просто наберут рублевых кредитов и переведут эти деньги в доллары. Тем самым увеличат давление на курс.

Вчерашнее решение радует, так как оно вроде бы возвращает Нацбанк в нормальное русло.

Видимо, это первый шаг или звонок о том, что регулятор собирается вернуться к нормальной, общеупотребимой монетарной политике, где денежное предложение будет регулироваться ставкой рефинансирования.

А даст ли Нацбанк деньги под новую ставку?

Насколько повышение велико и стоит ли ожидать того, что правила на финансовом рынке изменятся, и Нацбанк станет выдавать банкам не 5 или 10% от запрашиваемых ими сумм?

– Повышение большое – чаще всего в подобных ситуациях ставку поднимают на 25 процентных пунктов, а тут сразу на 75. Но это нормально, так как на предыдущих заседаниях Правления Нацбанка по денежно-кредитной политике было «пропущено» несколько повышений ключевой ставки. Ведь если взглянуть на ту же Россию, где не было кризиса, сродни белорусскому, то там Центробанк повышал ставку рефинансирования.

Достаточно ли повышены ставки, и действительно ли наша система вышла из кризиса, и теперь сможет работать по нормальным правилам, станет понятно в ближайшее время – посмотрим, как поведет себя Нацбанк. Потому что пока только поднята СР, – а это только первый шаг. Мы не знаем – перестанет ли Нацбанк зажимать рублевую ликвидность.

Потому что все месяцы после начала политического кризиса наша ставка рефинансирования фактически такой не являлась, – на самом деле банки не могли брать под нее деньги.

Сейчас СР поднялась, но новостей о том, что банки получили возможность брать ликвидность под нее, пока нет.

Не исключено, что до конца года ставка вырастет один-два раза

Хотя ставка рефинансирования и поднялась, она даже до уровня инфляции не дотягивает – в мае годовая инфляция составила 9,4%, в июне – на 9,9%, согласно данным Белстата. Стоит ли ждать того, что СР поднимут еще выше?

– Международные финансовые институты прогнозируют что до конца года в Беларуси инфляция продержится вблизи 10%. На этом фоне сложно предсказать дальнейшие действия Нацбанка. Если раньше он действовал предсказуемо, и мы понимали, что происходит, то сейчас коммуникация Нацбанка с экономическим агентами и экспертами ухудшилась. Поэтому предсказывать что-то конкретное пока рано.

Если Нацбанк действительно полностью вернется к рыночному регулированию рублевой ликвидности путем манипуляций со ставкой рефинансирования, то тогда действительно будем ожидать повышения ставки. Может, один раз до конца года, а может и два.

Если же СР окажется бесплодной и пустой, каковой была многие месяцы, то тогда она ничего не значит, и в макроэкономическом плане от нее мало что будет зависеть.

Слишком много других «действующих лиц»

Насколько поднимутся ставки по кредитам, и как увеличатся ставки по депозитам?

– По ранее выданным – на 0,75%, ведь большинство из них жестко привязаны к ставке рефинансирования. Что будет с новыми кредитами – пока однозначно сказать нельзя, так как непонятно – получат ли банки рублевую ликвидность под ставку рефинансирования.

Что касается ставок по депозитам, то тут следует вспомнить, что недавно Нацбанк снял ограничения, и после этого ряд банков резко подняли ставки по валютным вкладам. Но затем также резко и снизили их. Не исключено, что в этом случае работает не практика официальных разрешений, а негласных «советов и намеков».

Во-вторых, при нормальной денежно-кредитной политике при росте инфляции ставки по депозитам должны опережать ее рост. Но кроме того, что Нацбанк в этом году оперирует не совсем рыночными методами, поведение физлиц и даже юрлиц несколько отличается от обычного рыночного поведения.

Ведь все последние месяцы у нас наблюдается отток депозитов, размер которых сократился до рекордного за многие годы уровня. И это не только потому, что ставки не привлекательны, но и потому, что повышены все риски в экономике.

Понятно, что некоторая часть белорусов изымает свои деньги по политическим мотивам, но многие делают это просто из-за того, что неопределенность очень высока и все риски, которые накопила белорусская экономика с августа прошлого года, воздействуют при решении принести свои деньги в банк.

Да, ставка рефинансирования – это действенный инструмент, но у нас в этом году кроме нее еще много других «действующих лиц», – резюмировал Лев Львовский.

Поделиться ссылкой: