Екатерина Борнукова. Фото: Сергей Ковалев / «Белсат»

Внешняя торговля Беларуси сталкивается с серьезными проблемами из-за санкций.

Судя по заявлениям белорусского правительства, ответом на эти меры должна стать переориентация внешней торговли на рынки Китая, России и рынки стран дальней дуги. Однако экономисты сомневаются, что эти планы можно реализовать в обозримом будущем без больших затрат и глобальной перестройки подходов к работе менеджмента госпредприятий.

Как известно, экономика Беларуси является открытой и потому сильно зависит от ситуации во внешней торговле. В связи с этим возникает вопрос, может ли она стать более закрытой и больше ориентированной внутрь, а не вовне.

Об этом в интервью Thinktanks.by рассказала академический директор Центра экономических исследований BEROC Катерина Борнукова:

– Есть специальный индекс, который измеряет степень открытости экономики. Вычисляется он просто – весь торговый оборот делится на ВВП. В случае Беларуси эта цифра составляет 150% от ВВП, то есть торговый оборот значительно больше, чем вся экономика страны. Примерно 70% приходится на экспорт, и столько же или чуть больше – на импорт. Это огромный кусок, вся экономика Беларуси построена на внешней торговле. Импорт для нас не менее важен, чем экспорт. Основная доля импорта приходится на промежуточные товары – запчасти, из которых мы что-то делаем.

Это абсолютно нормально, так функционирует сегодня весь мир. Ни одна страна, кроме самых крупных, не может позволить себе автаркию. Закрытие экономики в современном мире может происходить лишь за счет потери эффективности. Возможно, могла бы закрыться такая большая, располагающая большими объемами полезных ископаемых, страна как Россия. Однако опыт бывшего СССР, который сделал это, показывает, что даже для такой большой и богатой страны решение закрыть экономику, мягко говоря, не самое удачное. В конечном итоге Советский союз пришел к тому, что был вынужден импортировать еду. Все мы помним программу «Нефть в обмен на продовольствие». В отличие от СССР мы малая страна, и у нас очень многого нет. У нас не растут лимоны и бананы, которые мы привыкли есть. В СССР мы ели лимоны из Абхазии…

– А сейчас у нас и Абхазии нет, так что и лимоны вряд ли будут. С импортом более-менее понятно. Как может повлиять на экономику ситуация с экспортом?

– Когда мы говорим об экспорте, мы должны помнить не только о количественных показателях. Если мы будем ориентироваться только на Россию и Китай, мы потеряем очень много своей специализации. В международной торговле страна выбирает, в чем она может быть наиболее эффективна, и концентрируется на этом. Сегодня мы эффективны в производстве IT-товаров, производим и экспортируем их. При этом мы импортируем лопаты или пластиковые миски из Китая, где труд дешевый и кластерное производство ориентировано на создание такого рода продукции.

Поэтому для нашей экономики лучше, чтобы программист Вася купил миску и лопату, произведенные в Китае, а не создавал их самостоятельно. Если мы ему скажем – бросай программирование и занимайся производством мисок, нам сейчас их не хватает, то Вася не только станет менее эффективным, но и станет зарабатывать несколько сотен долларов вместо нескольких тысяч.

– В мире есть одна небольшая страна, Северная Корея, которая попыталась воплотить идею закрытой экономики в рамках своей идеологии чучхе. О чем свидетельствует ее опыт, и что будет, если Беларусь попытается его повторить?

– Уровень развития экономики в Северной Корее такой, что там случаются голодные годы. То есть речь идет не просто об экономическом спаде, люди реально периодически голодают. Надо учитывать и то, что Корея закрыла свою экономику в далеком прошлом, когда развитие ближайшей соседки, Южной Кореи, было незавидным. Соседи Беларуси – преуспевающие страны, уровень жизни в которых не является секретом для наших граждан. И если сейчас сказать белорусам, что мы переходим на режим жизни, когда мы не только не покупаем новой одежды и компьютеров, но еще и периодически едим лебеду, это будет тяжело реализовать. Причем тяжело даже для самой системы, самосознание которой строится на том, что мы успешны в обеспечении экономической стабильности. Есть определенный уровень жизни, достижений и успеха, от которого сложно отказаться. К тому же мы не можем предложить самого чучхе, то есть идеологии. У нас этого нет, господствующей всегда была идея стабильности, в первую очередь – экономической стабильности. Поэтому я не думаю, что власть сознательно станет ввергать страну в пучину экономической деградации. Это может получиться случайно, если Беларусь сделает что-то такое, что санкции будут иметь не отложенный и постепенный эффект, а немедленный и жесткий. Тогда придется болезненно приспосабливаться к новой ситуации.

Поделиться ссылкой: