Семья Алексея Кудина

Жена знаменитого белорусского бойца Алексея Кудина рассказала «Народной Воле» о том, как муж тренируется в российском СИЗО, о возможной экстрадиции и о том, как она справляется с пятью детьми.

Татьяна Пархимович: «Маленькая Божена постоянно плачет и зовет папу…»

Алексей КУДИН многократный чемпион мира по тайскому боксу был задержан после акции протеста в Молодечно 10 августа. 21 августа его отпустили, но в отношении спортсмена возбудили уголовное дело и избрали меру пресечения в виде домашнего ареста.

На судебное заседание 19 ноября Кудин не явился. После этого судья изменила меру пресечения на заключение под стражу, а Алексея Кудина официально объявили в розыск.

21 января стало известно о задержании Кудина в Москве по запросу белорусских властей. С тех пор он находился под арестом в России, где написал заявление с просьбой предоставить политическое убежище.

25 июня Московский областной суд отказал в жалобе защитников на решение об экстрадиции спортсмена в Беларусь.

– Пару дней назад адвокаты Алексея подали апелляционную жалобу на решение Минского областного суда, рассказывает Татьяна ПАРХИМОВИЧ. Сейчас мы ждем назначения даты судебного разбирательства, которое должно пройти почему-то в Самаре. Почему? Я даже и не узнавала, потому что как-то не до этого.

Адвокаты у мужа российские?

– Безусловно. Лешу защищают Мария Красова и Дмитрий Минаев. Они, насколько я понимаю, помогают многим белорусам, которых ждет экстрадиция. Эти адвокаты взялись защищать мужа и сразу сообщили, что за это никаких денег не нужно.

Мы с адвокатами постоянно на связи, но я их сильно не отвлекаю. Люди должны работать и не тратить время на лишние рассказы и расспросы.

Как они оценивают вероятность экстрадиции в Беларусь?

Все мы рассчитываем, что все-таки сохраняется возможность отказа в экстрадиции. Мне сказали, что российская прокуратура сочувствует белорусам, хотя сложно сказать, как всё получится на самом деле.

Недавно Алексей написал своему знакомому: «Выйду с новыми силами и желанием прославлять свою Родину на спортивной арене, но уже под другим цветом флага и герба…»

– Я на сто процентов уверена, что Леша, когда выйдет на свободу, всё равно продолжит выступления на арене, он сам никогда не говорил, что собирается заканчивать карьеру. У него еще есть определенные цели, которых он хочет достичь. Осталось немного оказаться на свободе.

Кстати, как-то ему уже предлагали выступать под российским флагом, хотя раньше о смене гражданства Леша даже не задумывался. Сейчас я не знаю, поменялись ли его планы. Думаю, к Беларуси у мужа нет никаких претензий, больше претензий у него к властям.

Письма из российского СИЗО к вам приходят?

– С этим никаких проблем нет, потому что создана достаточно удобная система электронной переписки. Например, Леша пишет мне на бумаге письмо, его фотографируют и отправляют мне по электронной почте. Я его распечатываю и читаю. То же самое и в обратном направлении.

За такие письма нужно платить, хотя это достаточно небольшие деньги 55 российских рублей. 30 российских рублей стоит дополнительная фотография, так что иногда и фото семьи отправляю.

Иногда такие письма несколько дней идут, нужно ждать, когда их прочитают цензоры.

Где сейчас находится Алексей?

– 1 июня он был переведен в СИЗО Зеленограда, в Подмосковье. Адвокаты говорят, что такие переводы нормальная практика.

Муж писал, что условия нахождения по тюремным меркам достаточно неплохие. Подъем в 6.30, есть возможность 2–3 часа тренироваться во внутреннем дворике. Имеются борцовская резина, турники, брусья, какие-то самодельные гантели. Так что тренируется, читает литературу. Отбой в 21.30–22.00. Одним словом, если бы не знали, что в тюрьме, то подумали бы про идеальные спортивные сборы. Такие грустные «сборы», но все же…

Кстати, сотрудники СИЗО тоже с большим уважением относятся к Алексею. При тюрьме есть магазин, где можно купить необходимые продукты. Если в месяц разрешена передача в 30 килограммов, то через магазин можешь хоть каждый день заказывать продуктов на 30 кило. Ассортимент, правда, не сильно богатый, но даже протеиновые батончики продают. Мы постоянно переводим в Россию одной знакомой деньги на банковскую карточку, и она в этом магазине заказывает продукты для Леши – крупы, хлопья, консервы, творог. Мальчик у меня не маленький, кушать любит.

Не похудел?

– Когда последний раз видела мужа в Московском областном суде, не заметила, чтобы он сильно истощал. Примерно держит прежний вес около 105 килограммов.

Как вы справляетесь одна с пятью детьми?

Леша уехал в ноябре, и, конечно, сложно приходилось, когда нужно было каждый день отправлять детей в школу. Но помогали бабушки. Встречали детей из школы, потому что я с работы приходила только в семь вечера.

А сейчас лето – золотое время. Дети кочуют от бабушки к бабушке, кто-то уехал в лагерь, мне, безусловно, сейчас гораздо проще.

А во время учебы пришлось мобилизоваться не только мне, но и всей семье. Всё было расписано по часам, и я сейчас понимаю, как работают воспитатели в детских садах.

Детям сколько лет?

Старшему Саше 18 лет, Вере 12, Егору 9, Стефании 8 и Божене 4 годика.

Младшие девочки это наши родные с Лешей дети, а старшие мои племянники. 13 июля будет год, как умер мой брат, а за девять месяцев до этого умерла от онкологии его супруга Алена. Игорь остался один с тремя детьми, и его сердце не выдержало этой семейной трагедии. Это как в истории, когда один лебедь не может жить без другого. Они вместе были со школы и умерли практически вместе. Игорю было всего 42 года, Алене – 39.

Для детей смерть родителей была невероятным потрясением, и мы с Лешей приняли однозначное решение взять их в свою семью.

Дети папе письма пишут?

– Я подробно описываю, кто и чем занимается, кто и где отдыхает. Старшие, когда еду в Москву, спрашивают: «Ты Лешу привезешь?» Всем очень хочется его увидеть.

А больше всех скучает маленькая Божена она постоянно плачет и зовет папу. Все остальные держатся, а вот малышке не объяснишь, где сейчас папа.

Вы сейчас работаете?

– Мы с Лешей – индивидуальные предприниматели, у меня до ситуации с ковидом были в Молодечно три магазина бижутерии. Сейчас остался только один, хотя и тот еле держится на плаву. Но и совсем не работать – не выход. Я хочу постоянно находиться в социальной среде.

У знакомых, соседей не изменилось отношение к вам после того, как Алексея задержали?

– Все сочувствуют, поддерживают и переживают. Помогают чем могут. Например, добрые люди помогли с путевкой для дочери в лагерь. Когда приезжаю на СТО или мойку машины, узнают и пропускают без очереди. Иногда даже денег не берут. Солидарность просто невероятная!

Публикация – из № 52 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: