Глава Белорусского Хельсинкского Комитета Олег Гулак

Глава Белорусского Хельсинкского Комитета Олег Гулак рассказал как проходил визит общественной наблюдательной комиссии при Минюсте в шкловскую колонию, где 21 мая умер Витольд Ашурок.

По словам Олега Гулака, мониторинг проходил довольно стандартно, ничем не отличался от посещения других колоний, сообщает БХК.

— Нас везде сопровождали представители администрации ИК, общаться с осужденными мы можем только в присутствии сотрудников колонии, такие нормы установлены для комиссии, — поясняет правозащитник. — Особых жалоб у осужденных не было, но, конечно, есть сомнения, насколько открыто они могут говорить, учитывая, что рядом стоят представители ИК. Во время нашего визита стояла страшная жара. Но в колонии, в отличие от СИЗО, откуда поступает много жалоб, условия получше. Во-первых, нет такой скученности людей. Во-вторых, осужденные могут перемещаться по территории, выходить на улицу. В-третьих, помещения проветриваются. Кондиционеров нет, но хотя бы открывают окна. В медчасти, куда мы тоже заходили, был один осужденный пожилого возраста с тепловым ударом, ему оказывали помощь.

Олег Гулак отмечает, что в Шкловской колонии постепенно улучшают условия содержания: идет ремонт, закупается новая техника и мебель.
— Видно, что там действительно стараются улучшить условия. В столовой все чисто, стоит современная техника. Особых жалоб на еду не поступало. Но, понятно, многие исходят из того, что получают от родных большие продуктовые передачи, — продолжает представитель Белорусского Хельсинкского комитета. — В этом году запущен онлайн-сервис, где родные могут заказать передачу. Это существенно упрощает жизнь. Также в колонии делают акцент на развитии дистанционного обучения.

Олег гулак задавал вопрос по поводу смерти политзаключенного Витольда Ашурка, который умер в ИК.

Про Ашурка никто не хотел говорить. Мне ответили, мол, Следственный комитет проводит проверку, поэтому нам не будут сообщать никаких подробностей. Мы заходили в ШИЗО, где был Витольд, это то самое помещение, которое показано на видео, которое опубликовал СК. На момент нашего визита в штрафных изоляторах было два осужденных, они ожидали перевода в тюрьму — за нарушения им изменили режим отбытия наказания. Жалоб у них не было. Но повторю: в момент общения рядом стояли сотрудники колонии.

Также представитель Белорусского Хельсинкского комитета поднял вопрос о цветных нашивках, которые должны носить политзаключенные. Ему пояснили, что это форма контроля за теми, кто склонен к экстремизму, нападению на сотрудников исправительного учреждения.

О том, чем регламентировано данное обозначение заключенных — правозащитник ответа не получил. “Исходя из практики следует, что сам факт осуждения по определенным статьям, где фигурирует политическая активность, является поводом так обозначать людей”, —  отмечает Олег Гулак.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»