Арсений Сивицкий

Любые шаги официального Минска, направленные на обострение отношений с Западом, приведут к закручиванию спирали эскалации.

Какой сигнал Европейский Союз послал официальному Минску, введя секторальные санкции против белорусской экономики? Какие варианты действий остались у белорусских властей? К чему приведет раскручивание санкционной спирали?

Об этом Thinktanks.by побеседовал с сооснователем и директором Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсением Сивицким.

Евросоюз готовит пятый и шестой пакеты санкций

– Четвертый пакет санкций Евросоюз изначально планировал как адресные секторальные санкции. Подчеркивалось, что санкции частично будут направлены на несколько основных секторов белорусской экономики, и адресность не подразумевала их полной блокады. Соответственно, решение Европейского союза это и подтвердило.

Но это не значит, что Евросоюз отказывается от дальнейшей эскалации санкционной войны. Идет разработка пятого и шестого пакетов санкционных ограничений, которые будут вводит санкции против наиболее важных секторов белорусской экономики уже полностью. И с этой точки зрения четвертый пакет, включающий адресные секторальные ограничения, которые вступают в силу с отсрочкой – с начала следующего года выступают в качестве сигнала со стороны Брюсселя, преследующего цель – вовлечь официальный Минск в диалог и принудить выполнить основные требования ЕС. Это: освобождение всех политзаключенных и прекращение репрессий; организация широкого инклюзивного диалога между оппозицией и белорусскими властями, в том числе и с той частью оппозиции, которая находится в изгнании, диалог при международном посредничестве, в котором Евросоюз выступает в качестве медиатора наравне с Соединенными Штатами и Россией; и наконец, проведение президентских выборов в открытом транспарентном режиме и в соответствии с международными стандартами. Таким образом Брюссель дает официальному Минску время на раздумье. Если официальный Минск продолжит отвечать эскалацией на предпринятые Евросоюзом меры, то дальнейшего усиления санкционного прессинга не избежать.

Более того, даже нынешние санкции, хоть они и являются адресными, имеют тенденцию перерастания в глобальные санкции, так как США, Великобритания и Канада планируют присоединиться к санкционным ограничениям, просто продублировав их. Таким образом эти санкции будут предполагать не односторонний режим, но и двухсторонний, превращаясь в экстерриториальные, глобальные ограничения. По сути, подобное взаимодействие между Евросоюзом и другими западными странами по вопросам координации санкционной политики создает условия для организации экономической блокады даже на этапе введения четвертого пакета, не говоря уже о сценарии, когда будут введены пятый и шестой пакеты ограничений. А это означает введение драконовских санкций, которые приведут к формированию вокруг Беларуси экономической блокады. Эти санкции, безусловно, повысят токсичность страны на международной арене для основных партнеров, включая Россию и Китай, которые вынуждены будут пересматривать форматы сотрудничества, опасаясь оказаться под вторичными санкциями западных стран.

Это достаточно серьезные меры давления. У Беларуси нет опыта существования в таких условиях. А раскручивание санкционного маховика создает риски для внутриполитической стабильности, не говоря уже про вызовы для социально-экономической модели. И для независимости страны, так как в случае масштабного кризиса внутри страны его решением будут заниматься великие державы, основные геополитические акторы в регионы: Россия, США и Евросоюз, которые вряд ли будут учитывать национальные интересы Беларуси, белорусского общества и тем более персональные интересы политического руководства.

«У Минска остался только один вариант»

– При каких условиях официальный Минск может избежать развертывания экономической блокады?

– У официального Минска остается только один вариант – согласиться на организацию переговоров между белорусской властью, гражданским обществом и оппозицией при международном посредничестве как со стороны основных геополитических акторов (США, Россия, Евросоюз), так и с вовлечением ряда международных организаций (будь то ООН или ОБСЕ). Это позволит послать некий позитивный сигнал, свидетельствующий о деэскалации со стороны Минска. Если говорить о первостепенных практических шагах, которые могли быть интерпретированы как стремление Минска деэскалировать обстановку – это освобождение всех политических заключенных без всяких условий. Такое решение могло быть воспринято не только как стремление к деэсклалации, но и как сигнал, что Минск готов искать конструктивное решение политического кризиса как внутри страны, так и в отношениях с западными странами.

Любые другие шаги, связанные с попытками обострить ситуацию в отношениях с Западом с помощью различных риторических угроз и практических шагов, которые их подкрепляют (как спровоцированный миграционный кризис, связанный с нежеланием выполнять свои обязательства в области охраны границы), будут приводить к закручиванию спирали эскалации. На подобные шаги Европейский Союз будет реагировать достаточно быстро и эффективно, усиливая санкционное давление, поскольку белорусский политический кризис перестал быть сугубо внутренним делом Беларуси, особенно после инцидента с принудительной посадкой самолета Rayanair. После этого ЧП эскалационныые действия со стороны белорусских властей трактуются западным сообществом как угроза для международного мира и безопасности. Эта формулировка позволяет вводить очень жесткие санкции, вплоть до отключения от SWIFT. Напомню, что Северная Корея и Иран в свое время подверглись таким жестким санкциям как раз из-за создания угроз международному миру и безопасности в связи с несоблюдением режимов нераспространения ядерного оружия. Показательно, что в белорусском вопросе западные страны смогли очень быстро преодолеть все разногласия, достигнуть консенсуса, и даже те страны, которые традиционно выступали в роли адвокатов Беларуси, сдерживая введение жестких санкционных ограничений, вынуждены были пересмотреть свою позицию в пользу ужесточения. Шаги, призванные расколоть евроатлантическое сообщество, не достигнут цели и приведут к совершенному противоположному эффекту. Равно так же, как и незначительные шаги по деэскалации ситуации, например, перевод Софьи Сапеги и Романа Протасевича под домашний арест – просто не будут прочитаны в западных столицах как сигналы, свидетельствующие о деэскалационных устремлениях Минска.

Поле для маневра очень сузилось, особенно после инцидента с самолетом Rayanair. Минск сейчас находится в слишком уязвимом геополитическом положении, и это понимают все. Такое положение характеризуется как растущим давлением со стороны Запада, так и усиливающимся прессингом со стороны России, которая не собирается поддерживать режим в Минске любыми средствами и усилиями, а наоборот, синхронизирует свою повестку давления с аналогичной в западных столицах. Минск оказался в ситуации, когда по объективным и субъективным причинам не обладает ресурсами для того, чтобы навязать свою волю в переговорах с основными противодействующими сторонами – будь то Запад или Россия.

«Запад готов пойти на драконовские меры»

– Бывшие белорусские дипломаты почти в один голос утверждают, что санкции не действуют и не имеют шансов на успех.

– Главная цель санкций – заставить официальный Минск изменить свою модель поведения как во внутренней, так и во внешней политике. При этом нужно понимать, что любая страна, которая вводит санкционные ограничения, исходит из понимания собственных национальных интересов и в меньшей степени заботятся о национальных интересах подсанкционной страны. Сравнительное изучение санкционных режимов показывает, что действительно санкции редко приводят к изменению поведения объекта. Но есть и исключения. Такими исключениями являются ЮАР и Иран. Изучение их кейсов показывает, что как только международное сообщество усиливало санкционное давление, они вынуждены были идти на уступки: в ЮАР – это переговоры между правительством апартеида и африканским большинством, в Иране – переговоры по иранской ядерной программе. Очевидно, что западное сообщество руководствуется двумя названными примерами и верит, что, наращивая санкционный прессинг, можно добиться изменений – или во внутренней, или во внешней политике.

А то, что Запад готов пойти на самые крайние меры, включая введение так называемых драконовских санкций, которые предполагают организацию блокады, никаких сомнений нет. Если Минск не изменит свою модель поведения, ситуация будет развиваться по драматическому сценарию – как для государства, так и для белорусского общества.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»