Джо Байден и Владимир Путин. Фото: Reuters

Учитывая длинный список претензий России и США друг к другу и все более осложняющиеся отношения, ожидания от саммита у экспертов были не особенно высокими, но была надежда на то, что встреча Джо Байдена и Владимира Путина станет началом нормализации и конструктивного взаимодействия. Эксперты проанализировали итоги встречи для обеих стран, а также для Беларуси, пишет TUT.BY.

Байден «сказал, что сделал то, для чего пришел». Путин признал, что отношения стран носят «прагматичный характер»

Главным и пока единственным осязаемым результатом саммита стало решение о возврате к работе послов в Москву и Вашингтон. После трехчасовой встречи Байден говорил журналистам о «хороших перспективах для улучшения отношений» стран, а также высказал мнение о том, что Путин «меньше всего хочет холодной войны». По большинству вопросов президенты высказали свои прежние позиции и выслушали друг друга. По некоторым вопросам, судя по всему, политики так и остались каждый при своем, в первую очередь это касается вопросов прав человека. Тем не менее встречу можно считать успешным заложением основ если не для налаживания отношений двух стран, то как минимум для разворота от углубления кризиса в них.

Принесут ли переговоры реальные плоды, будет видно через шесть месяцев.

Байден и Путин не выработали стратегию, что делать с Беларусью

Стороны затронули вопрос политического кризиса в Беларуси. «Я поделился нашей обеспокоенностью по поводу Беларуси. Он не спорил с тем, что произошло. Он только сказал, что у него другое мнение насчет того, что с этим делать», — рассказал после встречи президент США. Владимир Путин эту тему на пресс-конференции не затрагивал.

Никто из участников саммита не рассказал, насколько детально обсуждался белорусский вопрос и пришли ли стороны к какой-то позиции или только очертили собственное видение ситуации. Скорее всего, в большом списке более важных для обоих президентов вопросов, тема Беларуси прозвучала достаточно поверхностно и, очевидно, Байден и Путин не договорились о чем-то конкретном.

Среди независимых белорусских аналитиков преобладает скепсис насчет того, что Россия и США найдут общий язык в белорусском вопросе, пишет политический обозреватель Александр Класковский. Причины тому две: небольшой кредит доверия двух политиков друг к другу и отсутствие заинтересованности Кремля в скорой смене Александра Лукашенко на кого-то другого. «Другое дело, что Запад тоже методично повышает для российского руководства цену поддержки токсичного союзника — и экономическую, и политическую», — добавляет аналитик. И приходит к выводу, что в Москве, скорее всего, продумывают разные сценарии в отношении Беларуси.

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий считает возможном достижение определенного рода сделки, в заключении которой заинтересована и Москва, и Вашингтон. Однако «решение белорусского кризиса взаимоувязано с решением других интересующих Кремль и Вашингтон проблем».

Политический обозреватель Валерий Карбалевич считает, что стороны не могли прийти к какому-то соглашению в вопросе Беларуси не только из-за формата встречи и ограниченности во времени, но и в силу кардинально противоположных установок сторон. Позиция Москвы основывается на том, что постсоветское пространство — это сфера влияния России, в которую США не должны вмешиваться, а Беларусь играет особую роль. Для Путина также неприемлема ситуация, когда авторитарный лидер уходит под давлением народного протеста. Ведь он примеряет подобную ситуацию на себя, указывает эксперт. США же в последнее время признают новую реальность, где даже небольшие страны стремятся иметь собственную субъективность.

— Таму Вашынгтон супраць таго, каб пагадзіцца перадаць Беларусь у расейскую сфэру ўплыву. Невыпадкова афіцыйныя амэрыканскія асобы настойліва падкрэсьліваюць, што выступаюць за ўмацаваньне сувэрэнітэту Беларусі, — указывает Валерий Карбалевич.

— Никаких договоренностей по поводу Беларуси достигнуто не было и вряд ли в Женеве их пытались искать. Но похоже, что дальнейшая судьба Лукашенко не была включена Путиным в перечень неких «красных линий». Путин оставляет дверцу в белорусском вопросе приоткрытой. Во всяком случае, так это сейчас выглядит со стороны, — считает аналитик и журналист Игорь Ильяш.

Он указывает, что важен не только сам факт обсуждения Байденом и Путиным белорусского вопроса, но и то, как эта ситуация будет восприниматься Александром Лукашенко.

А восприятие самой встречи того, кого Лукашенко обвинял в намерении организовать в Беларуси военный переворот, и тем, кого считает своим верным сторонником и в ком видит поддержку, а также обсуждения на ней белорусского вопроса, может заставить белорусские власти нервничать.

Поделиться ссылкой: