«Ну как тебе праздник в концлагере?»
«Ну как тебе праздник в концлагере?»

Известные белорусы рассказали “The Village” о том, стыдно ли им сейчас радоваться жизни. Ведь уже больше 10 месяцев белорусы балансируют между эмоциональной ямой в дни особенно трагичных новостей и попытками из нее выбраться в периоды относительного затишья.

«В дни особенно трагичных новостей я делаю черный экран на телефоне»

«Ну как тебе праздник в концлагере?»

Артемис Ахпаш
Телерадиоведущий, диктор

— Благодаря моему греческому оптимизму радоваться после августа 2020 года получается, но эта радость немного ущербная, прихрамывает что ли. Но моя личная история и борьба за радость ведь началась задолго до выборов, когда я решил отказаться от любимой работы на телевидении, профессии мечты и 21 июня опубликовал об этом пост в Instagram (Артемис работал на СТВ и Беларусь-2, а также был ведущим игры «Удача в придачу» на ОНТ, летом 2020 года он был первым из телеведущих, кто публично осудил ложь на госТВ и громко уволился).

Первые пару месяцев после этого поста было очень тревожно — казалось, что все, сейчас ночью в дверь постучат, ведь я тогда был первым из тех, кто громко уволился из госструктур и плохо себе представлял последствия. Чтобы справиться с тревожностью, уезжали с семьей в деревню побыть подальше от интернета, новостей и комментариев в мой адрес. Потом пришло понимание, что это новые реалии, которые нужно принять и продолжать жить, снова находить радости.

Больше всего радости сейчас приносит семья — сыну шесть с половиной лет, самый замечательный возраст. Совместное чтение книг, чтение сказок на моем YouTube-канале «Сонные истории», спорт 5-6 раз в неделю — очень даже радуюсь всем этим моментам. Но тревожность фоном, конечно, остается и привкус горечи.

На светские тусовки сейчас не хожу, хотя и раньше не то, чтобы был там завсегдатаем. Но сейчас есть особенно острое понимание полноты счастья в другом — побыть с семьей, ребенком. Хотя на Vulitsa Ezha я был и считаю, что такой ивент был нужен беларусам в терапевтических целях. Первый знакомый, которого я там встретил сказал: «Ну как тебе праздник в концлагере?». И это правда. Даже на таком веселом мероприятии можно забыться только ненадолго — все темы разговоров все равно переходят в актуальную повестку.

В дни особенно трагичных новостей я делаю черный экран на телефоне и пишу в соцсетях, что сегодня без сторис. Я выбираю не создавать лишний инфошум, а кто-то выбирает продолжать жить своей жизнью. И это его/ее право. Как говорили мои предки-греки, а Греция — это страна, где впервые возникла демократия, мы же за это и боремся. Мы хотим, чтобы каждый человек имел право на свое мнение, если это не за рамками закона и соответствует правилу «твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого». Поэтому каждый сейчас пусть живет как считает нужным и публикует, какой хочет контент. Это право нужно уважать. А уже мое право относиться к этому и реагировать, как я считаю нужным — отписаться, не поддерживать.

«Если ты счастливый, это не значит, что тебя не беспокоит то, что происходит в стране»

«Ну как тебе праздник в концлагере?»

Алла Алоэ
Продюсер

— Радоваться жизни после августа 2020 года с каждым днем все сложнее. Очень сильно устаешь от морального прессинга, настроений вокруг, новостей, от жертв режима. В какой-то момент я поняла, что у меня уже нет никакого морального ресурса плакать или даже переживать. Я словила себя на мысли, что раньше бытовая несправедливость, вроде мамочки, кричащей на улице на ребенка, очень сильно возмущала, а сейчас порог чувствительности к ужасу сильно повысился, ведь ты видишь тысячи невиновных людей за решеткой, смерти, которые отрицаются и не расследуются властью. Сейчас я живу с дилеммой: с одной стороны, понимаю, что живому человеку нормально реагировать на такую вопиющую несправедливость, а с другой — что нужно постараться при этом не угробить свое моральное здоровье. Если мы сейчас всей страной впадем в депрессию, это точно ничем хорошим не закончится. Впрочем, мы не знаем, чем все закончится и без общенациональной депрессии.

А в прошлом году у меня радоваться жизни получалось успешнее, я даже придумала хэштег #праздноватьжизнькаждыйдень, постоянно подбадривала друзей, мы старались почаще собираться вместе, чтобы повеселиться и просто сказать спасибо, что мы все пока еще здесь и есть друг у друга.

Сейчас время от времени ловлю тревожные состояния — последний эпизод случился из-за истории с Романом Протасевичем — меня это очень потрясло. Но я научилась из них достаточно успешно выруливать за несколько дней и какое-то время чувствовать себя спокойно.

Стать спокойнее, как ни странно, помогло осознание, что если ты живешь в условиях военной диктатуры, то все происходящее вписывается в это определение. Это помогает объяснить своему мозгу то, что происходит. Да, это ужас, но он свойственен вот такому режиму, это его характерные черты. Просто раньше это все было в учебниках, в теперь — в нашей жизни. Приняв этот факт, ты уже не тратишь силы на то, чтобы осознать, что происходит, а думаешь о том, например, как себя обезопасить.

Поняла, что вместо того, чтобы тратить энергию на сильные переживания за тех, кому я не могу помочь, лучше сконцентрироваться на том, что еще пока можно делать — выражать свое мнения в соцсетях, писать письма политзаключенным, поддерживать хотя бы небольшой круг своих друзей. Недавно мне очень зашло путешествие на байдарках по Полесью — когда гребешь, у тебя мозги вообще отключаются. А еще недавно кайфанула от того, что впервые за свои 35 лет поливала удобрением клубнику. Вообще радость сейчас приносят самые банальные и простые вещи — например, приготовить красивый, вкусный и полезный завтрак. Удовольствия добавляет осознание эксклюзивности момента — прямо сейчас у моих знакомых на сутках нет возможности есть дома вкусную еду, а мне повезло.

Естественно, в дни, когда убивают людей, ты не можешь устраивать вечеринку. И в особенно трагичные дни нормально подходящим тебе способом выражать скорбь, а не искать веселья. Да и не получается веселиться, когда ты в очередной раз в серотониновой яме. Но все остальное время приятное времяпрепровождение, даже если это один вечер в неделю, может тебя зарядить силами на несколько дней. Я не считаю, что участие в веселых массовых мероприятиях снижает градус противостояния в обществе и не понимаю, как отказ от них может помочь делу.

Я отписалась от двух популярных минских блогеров, с которыми мы были лично знакомы и даже бывало сотрудничали, потому что за последний год они не высказали свою позицию вообще ни по какому поводу, а сделали вид, что ничего не происходит. Такого я не понимаю. Блогеры — это люди, у которых есть возможность влиять на аудиторию, и хотя бы распространением информации и словами поддержки они должны участвовать в том, что происходит. Молчаливое согласие — самое страшное. Но в целом посты о том, как кто-то выпил кофе в новой кофейне, меня вообще не триггерят. Каждый дрочит, как он хочет.

Вообще, я убеждена, что глобально мы рождены для радости. И все грустные и страшные эпизоды, которые с нами происходят, пройдут. И чтобы поддерживать себя в рабочем состоянии, мы должны держать баланс между скорбью и переживаниями и более или менее позитивным настроением. Если ты счастливый, это не значит, что тебя не беспокоит то, что происходит в стране.

«Постарайся в дни особенной жести не публиковать фото, как ты пьешь винишко на балконе»

«Ну как тебе праздник в концлагере?»

Левон Халатрян
Экс-управляющий бара ОК16, волонтер штаба Виктора Бабарико, политзаключенный — полгода провел в СИЗО, на днях отправился отбывать один год «химии»

— После выхода из СИЗО очень успешно получается радоваться жизни. Люблю проводить время с сыном — ему сейчас больше 4 лет, и он стал очень интересный. А еще мы любим с друзьями поездить по Беларуси. А в больших тусовках, особенно, где безудержное веселье, сейчас совсем не хочется бывать. Я думаю, что если бы даже была возможность, то сейчас не поехал бы в отпуск по этическим причинам, но это мое личное мнение — я не имею права навязывать его другим. Самое главное — чтобы в публичном пространстве не было такой атмосферы, как будто всем уже все равно и все вернулись к обычной жизни. В медиапространстве не должно забываться, что у нас в стране сейчас не все в порядке, у нас большущий кризис и происходят жуткие вещи.

Я пока что не пришел к окончательному мнению по поводу того, этично ли сейчас развлекаться и веселиться, но пока сформулировал для себя ответ на этот вопрос так: нужно стараться отвлекаться, хорошо проводить время, но, особенно в дни, когда случается что-то трагичное, в публичном поле не показывать свое веселое времяпрепровождение. Заметил, что у меня появляется раздражение на людей, которые игнорируют повестку, особенно в пиковые моменты, когда происходит настоящая жесть. Когда человек пытается покончить жизнь самоубийством в клетке суда, а люди (которые точно знают, что сейчас происходит) в это время публикуют фото и сторис с тусовок и поездок — этого я не понимаю. Если кто-то под руку попадается — я отписываюсь. Если у тебя в стране убивают человека, пытают в тюрьме или кто-то пытается покончить с жизнью из-за невыносимых условий, а ты в это время стараешься жить обычно и нормально — для меня это странная ситуация. Лично мне в такие дни вообще ничего не хочется, и я не понимаю, как другие могут абстрагироваться от повестки.

Та же история с Vulitsa Ezha. Мне тоже хочется тусоваться и хорошо проводить время, но я стараюсь ничего об этом не публиковать. Хочется, чтобы медиаполе было посвящено сейчас важным вещам. Отдыхать от жутких новостей тоже, конечно же, необходимо, но при этом не нужно сигнализировать всем остальным, что у тебя все хорошо.

Мне кажется, должна сформироваться новая этика поведения в соцсетях во времена тоталитаризма. Даже если ты эмоционально не вовлекаешься в какие-то события, то хотя бы просто постарайся в дни особенной жести не публиковать фото, как ты пьешь винишко на балконе.

Даже когда я пытаюсь наслаждаться обычными радостями — ем в «Песочнице», например, или во время веселой прогулки с друзьями на природе — часто вспоминаю о том, что другие ребята сейчас сидят. Иногда мысленно упрекаю себя в том, что позволяю себе обычные радости, когда другие сидят, но потом приходит осознание, что если я сейчас буду просто сидеть дома (ведь я в такой ситуации, что никаких активных действий, чтобы что-то изменить, не могу предпринять), это все равно ничего не изменит. Хотя я знаю людей, которые вообще не позволяют себе развлекаться и в буквальном смысле все время работают, чтобы приблизить перемены.

Поделиться ссылкой: