Леонид Синицын

Когда-то Леонид Синицын формировал не только государственную вертикаль, но и во многом определял политику Александра Лукашенко. Именно он является автором эскиза нынешних официальных флага и герба Беларуси – Синицын рассказывал, что просто нарисовал их от руки.

20 лет назад он пробовал баллотироваться в президенты, но не сложилось. Синицын на всё махнул рукой и ушел в бизнес.

В последние годы об экс-главе Администрации президента Леониде Синицыне практически ничего не было слышно.

«Народная Воля» поинтересовалась его судьбой и нынешними политическими взглядами.

– Леонид Георгиевич, как у вас дела? Чем вы сейчас занимаетесь?

– Дела нормально. Занимаюсь бизнесом и некоторыми культурологическими проектами.

– Лет пять назад, когда мы с вами беседовали, вы говорили, что в сфере ваших интересов – космические программы, спутники, биржи…

– Уже сменил направление – космические проекты Марс накрыл медным тазом! (Смеется.) Сейчас в сфере моих интересов – недвижимость, международная торговля и прочее.

– Как реагируете на то, что сейчас происходит в стране? Вы вообще сегодня на чьей стороне?

– На чьей стороне? Ну ясное дело – с народом!

– Хороший ответ от человека, который нарисовал от руки эскиз официальных флага и герба.

– Под этими символами Беларусь еще не один год будет жить! Бело-красно-белый флаг – исторический символ, но он никогда не приносил удачи, и так сложилось, что все, кто брал его в руки, всегда терпели поражение. Может, в девяностых годах только были всплески какие-то – позьняковские ребята продержались несколько лет, это фактически их символ, но в целом он не несет удачи. Хотя чисто эстетически – да, приятен глазу, красивый, там и библейское есть начало, но как символ государственный – увы…

– Сегодня все живут в состоянии непроходящего напряжения… По вашим прогнозам, чем всё закончится?

– Наверное, так, как раньше, уже не будет. Это был уникальный период – 25 лет, когда Беларусь действительно сформировалось как государство (не до конца, но всё же). И такое вряд ли повторится.

Когда-то многие инвестировали в паровозы, но при этом уже были дизели. Так и сейчас – нужно вкладываться в будущее, в то, что дает перспективу. А старое – оно уже отживает, уходит. Может, еще и не замечает, что конец близок, что время закончилось, думает, что еще живо и здорово…

Белорусское общество – не то чтобы зрелое, но вдумчивое. Думаю, и власть, и оппозиция, и народ в конце концов найдут общий язык. Всё будет хорошо! Но такого достатка, как раньше, пока не будет. Об этом на какое-то время можно забыть. Хотя стремиться нужно!

– Хотите сказать, что нас ждут не очень простые времена?

– Да. В мире всё тоже непросто с экономикой, общий тренд идет к понижению. А сейчас закрыты границы, санкции – ну какое может быть развитие?

– Что скажете по поводу анонсированных изменений Конституции?

– Я Конституцию не менял бы. Конституция – это фактор стабильности. Если ты, условно говоря, каждые три года будешь ее менять – толку от этого не будет. Любую систему – экономическую, социальную, политическую – можно разрушить либо одним мощным ударом, либо серией частых маленьких повторяющихся ошибок. Математически это было даже доказано. Система стабильна тогда, когда есть твердые традиции – как в той же Англии. В этом большой смысл! И Конституция – это как традиция.

На мой взгляд, сейчас у нас совершенно нормальный Основной закон, позволяющий разрешить любой политический кризис, и нынешний в том числе.

– А как быть с ограничением президентских сроков?

– Это, пожалуй, единственный момент, который можно поменять.

Мне кажется, в этот сложный период в обществе может быть какое-то конституционное соглашение – естественно, в рамках действующей Конституции.

Реформирование Конституции – не самый главный момент, более важен этапный процесс создания гражданского общества. Лет 12 должна идти конституционная реформа в наших условиях, чтобы три-четыре созыва парламента сменились, чтобы сформировались политические партии. Партии, кстати, может сформировать только власть – запустить этот процесс. Сначала будут говорить, что они такие-сякие, провластные, но жизнь всё расставит по своим местам. В Верховный Совет 12-го созыва пришли 97 процентов коммунистов, а через год и партии не стало! Поэтому не нужно бояться, должен идти процесс партийного строительства, судебно-правовой реформы – все в рамках конституционной реформы.

– Всебелорусскому народному собранию предлагается придать конституционный статус…

– Мне кажется, это притянутое за уши предложение.

У нас сейчас кризис власти. И когда такое происходит, как правило, всегда собирают какое-то вече. Могла и оппозиция что-то подобное провести – просто у них, видимо, опыта не было, как это делать.

А то, что власть провела Всебелорусское собрание, – в той ситуации это было просто необходимо. Парламент ведь язык куда-то засунул и молчал, Лукашенко видел, что от него все в стороночку отбежали – и «Белая Русь» в том числе. Поэтому он сделал так, как жизнь подсказала. Я не вижу большой целесообразности в этом собрании, чтобы придавать ему конституционный статус. Но на какое-то время оно действительно выручило.

– Президентские выборы, с вашей точки зрения, нужно проводить досрочно?

– Лукашенко сам сказал, что пересидел, пора уходить. Сказал – делай. Только нужны честные выборы.

– Вы уверены, что это возможно? Избирательный кодекс не меняли, Центризбирком по-прежнему возглавляет Лидия Ермошина…

– Думаю, когда дело подойдет к этому этапу, и Центризбирком будет другой. Но проводить выборы нужно только по-честному! Необходимо, чтобы и партии были в избирательных комиссиях представлены. Хотя партии у нас и не сильно актуальны в обществе, но тем не менее. Нужно, чтобы независимые наблюдатели были, и международные тоже. И всё успокоится.

Но Центризбирком нужно полностью заменить. Последние выборы, которые Ермошина проводила, были провальные.

– Если не секрет, за кого вы голосовали на минувших президентских выборах?

– За Тихановскую. Она много говорила о том, что нам нужны честные выборы. Больше никто из кандидатов на этой идее акцент не делал, а эти три девчонки все время говорили о том, что выборы должны быть честными.

– На протестные акции ходили?

– Нет. Но я живу в центре, у меня хороший социальный слух, я прекрасно понял, что происходит. Хотя и не верил, что что-то глобально поменяется.

– Почему?

– Это была революция не политическая, а, скорее, моральная. В тот острый период не было грамотного лидера. Люди требовали честных и моральных выборов, а лидера такого не было. Пытались кого-то назначить, но не вышло. Поэтому и не получилось. Но вызреет ситуация, появится лидер. Может, и власть поможет кому-то дозреть…

– Думаете, будет озвучено имя преемника?

– Обычно такое правление, как мы сейчас имеем, переходит в другую фазу через коллективное управление. Думаю, так и будет. Был же принят недавно декрет о том, что власть в случае чего перейдет к Совбезу… Хотя, конечно, сценарии могут быть разными.

– Леонид Георгиевич, вы всё же выходец из тех, скажем так, высоких слоев атмосферы. Не пытались дать совет тем, кто сегодня у власти, – так сказать, по старой дружбе?

– У меня была такая мысль, я даже кое-какие движения делал в этом направлении, но там своя точка зрения. Может, у них всё же больше информации. А может, и заблуждений. Поэтому и не стал лезть.

У меня нет страха, что Беларусь развалится, все люди уедут. Ничего подобного – здесь и через тысячи лет люди будут жить! А этот сложный период нужно просто обустроить, чтобы жизнь была нормальной и комфортной. Сейчас нужны другие подходы в госуправлении, совсем по-другому нужно работать чиновникам. Смотрите, как «Телеграм» всё закрутил! Нужно понимать, что паровозы и даже дизели остались в прошлом. Просто бить по хвостам – это не выход, Нужно быть на шаг впереди времени…

Из архива «Народной Воли»

Леонид Синицын, 63 года, родился в Полоцке. Закончил Новополоцкий политехнический институт. Работал в строительстве, занимал ряд руководящих постов.

В 1994 году был руководителем предвыборного штаба Александра Лукашенко, затем стал главой Администрации президента. Именно Синицын выстраивал ту государственную вертикаль, которая существует и сегодня. Через два года из-за несогласия с политикой президента ушел в бизнес.

В политическом поле вновь появился в 2001 году, когда предпринял попытку составить альтернативу Лукашенко. Он не был зарегистрирован в качестве кандидата – собранных подписей оказалось недостаточно.

В течение шести лет после этого Синицын доказывал в Комитете по правам человека ООН, что в ходе кампании было нарушено его право избираться, а также право на независимую и беспристрастную защиту. В итоге разбирательства Комитет принял решение в пользу Леонида Георгиевича и потребовал от официального Минска исправить допущенные нарушения и компенсировать Синицыну моральный и материальный ущерб. Но это решение выполнено не было.

Сам Синицын в интервью утверждал, что его целью не было получение личной выгоды или отмена итогов выборов 2001 года. По его признанию, он хотел изменить отношение государства к плебисцитам и гражданам, которые в них участвуют.

Публикация – из № 42 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: