Дальнейшее внешнее давление ни к чему, кроме как к проблемам для общества, для рядовых граждан, не приведет. А диктатура будет только наращивать свою мощь.

После истории с принудительной посадкой ирландского самолета в Минске санкции Запада стали более осязаемыми и обещают усилиться. Сможет ли внешнее давление в этот раз более эффективно воздействовать на белорусский режим? Бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии, старший аналитик Центра новых идей Павел Мацукевич, известный своей негативной оценкой эффективности западных санкций, отношение к ним не поменял — нет, не подействует и в этот раз. Как отметил в интервью Thinktsnks.by Павел Мацукевич, проблемы, которые создают для белорусских властей санкции, осложняют в какой-то мере жизнь режима, но не меняют его.

– Все те проблемы, которые были у Беларуси, только усугубляются. Количество политзаключенных существенно возросло, их уже у нас под полтысячи. Зависимость от Москвы тоже сделала серьезный рывок — это видно хотя бы на одном примере «Белавиа», которая теперь свой основной бизнес смещает на Россию. Минск близок к признанию Крыма российским.

Для гражданского общества ситуация радикально усугубилась. Это и политзаключенные, и закрытие СМИ, и ужесточение законов — сейчас практически любая форма публичного несогласия, выраженная в цветах, словах, текстах, заявлениях и т. п., чревата очень серьезными последствиями.

Внешнее давление нарастает, но это оно стравливается и будет стравливаться путем наращивания давления внутри страны — на гражданское общество, на людей. Что же в сухом остатке? Мы можем потерять национальную авиакомпанию, существенную часть суверенитета, можем потерять всерьез и надолго отношения с нашими соседями. Но режим при этом останется. Мы явно понесем серьезные финансовые потери. Только из-за фактической ликвидации одной «Белавиа» грядут такие прямые и сопутствующие потери, которые сейчас вряд ли кто-то сможет и прокалькулировать. Я уже не говорю о том, что выехать из Беларуси по вынужденным причинам становится еще сложнее. То есть закрыта еще и эта дверь, причем это сделал не Минск, а наши западные партнеры. Я остаюсь на своих позициях, более того, абсолютно убежден, что дальнейшее внешнее давление ни к чему, кроме как к проблемам для общества и страны, для рядовых граждан, не приведет. И вместе с тем это не станет проблемой для режима. Режим совершает ошибки и будет их совершать — вряд ли инцидент с самолетом последняя из его выходок, но за его ошибки расплачиваемся так или иначе мы. Диктатура будет только наращивать свою мощь. У диктатуры дна нет, санкции — найти это дно и остановить падение вниз не смогут.

– Но что вместо санкций? Как реагировать на действия Минска, как заставить или уговорить сесть за стол переговоров, остановить репрессии, начать действительный диалог?

– Сложный вопрос. Мне кажется, есть вещи, которые делать точно не нужно. У всех лидеров, покинувших Беларусь после президентских выборов, по большому счету другого-то рычага и нет, не на что больше рассчитывать, кроме как на санкции. Но, честно говоря, этот рычаг отнюдь не в руках белорусских сил, они, по сути, не имеют на этот процесс реального влияния — либо вообще не оказывают, либо очень небольшое. То есть принятие или непринятие санкций не зависит от нашего мнения, от мнения тех, кто претендует на статус лидера Беларуси. Все, что приняла Европа после инцидента с самолетом, направлено на то, чтобы с европейским самолетом, с европейскими гражданами подобное не повторилось. Действительно, закономерно и разумно до окончания разбирательства принять решение облетать Беларусь, но запретом летать в Европу компании «Белавиа» – ошибочная мера наказания, ошибочная и вредоносная. Это похоже на способ борьбы с соседом-алкоголиком, который описал известный доктор Комаровский: сосед пьет, бьет жену и детей, а вы просто заколачиваете двери в его дом и оставляете все семью наедине с безумцем.

Поскольку мы на процесс не влияем — бессмысленно что-то советовать. ЕС продемонстрировал неожиданное единство в вопросе введения бойкота для «Белавиа», но в каких-то более значимых вещах противодействия режиму у Европы и Запада в целом нет единения. Например, вручение верительных грамот Лукашенко западными послами — нет единой линии по этому поводу. Япония, Израиль, Ватикан вручили Лукашенко грамоты, послы Франции и Греции — только Макею, вопрос висит в воздухе. Скоро приедет новый посл Швейцарии, сложный вопрос, учитывая нахождение в тюрьме белорусско-швейцарской гражданки.

Кроме того, США и ЕС могли бы теснее работать со странами постсоветского пространства. Удивительно, когда глава парламента Молдовы приезжает в Минск. А Молдова, как и ряд других постсоветских стран, очень заинтересована в помощи ЕС. С такими странами можно было бы разговаривать, можно было бы попробовать создать подлинную международную изоляцию для режима. Когда бы ограничен был в контактах сам режим, а не граждане Беларуси. Вместо этого в изоляции оказались именно граждане, сам же Лукашенко удовлетворяет свои президенсткие амбиции участием в саммитах по линии СНГ, визитами туда, контактами с Китаем и Турцией.

– Премьер-министр Головченко говорит, что санкционный ущерб будет минимизирован переходом на китайские и российские продукты и технологии. Насколько это реально?

– Мы имеем печальный опыт технического перевооружения китайским оборудованием. Например, в цементной отрасли. Хотя была хорошая альтернатива — немецкие или щвейцарские технологии, лидерские на рынке, но мы предпочли более дешевый, китайский вариант. По-моему, в итоге можно говорить о фиаско. Точно отрасль не имеет никаких экспортных шансов. С Россией и Китаем нужно производить что-то действительно качественное, но и не дорогое, чтобы огромное географическое плечо не съело всю доходность. Да, можно полностью заместить западные технологии китайскими аналогами. Но это лишь продлит агонию для каких-то отраслей экономики — и только. С другой стороны, Головченко и сказать ничего другого не может, находит какие-то слова для того, чтобы успокоить белорусскую аудиторию.

Поделиться ссылкой: