В начале марта я специально приехала в командировку в Новогрудок, чтобы встретиться с майором Д.С.Гринем («Народная Воля» №19). Да, я журналист независимой газеты, а инспектор Гринь – силовик. Но двум белорусам общаться не запрещено. По-моему, люди даже с противоположными точками зрения на текущую политику должны честно смотреть в глаза друг другу. Мне, например, было бы интересно поговорить с майором. А инспектору, к сожалению, по всей видимости, нет. Он печально известная фигура в городе: с великим служебным усердием всю осень и зиму составлял протоколы на тех своих земляков, кто, например, ходил на воскресные исторические экскурсии. Никаких других действий, которые можно было бы назвать протестными, а тем более нарушающими законодательство, задержанные не совершали. Но правоведов из районного РОВД вдруг стали страшно раздражать местные краеведы: ходят в церковь и костел, собираются на площади, потом бороздят улицы древнего Новогрудка вслед за экскурсоводом… Что они там обсуждают?! Против кого дружат? И майор Гринь, старший инспектор ООПП Новогрудского РОВД, по приказу начальства, естественно, без долгих разговоров «паковал» людей, подводил под статью. А районный суд, благодаря услужливым свидетельствам людей в балаклавах, потом легко приговаривал их к суткам в СИЗО.

Я не смогла пройти в кабинет к Дмитрию Сергеевичу, переговорила только по телефону, который мне предоставил дежуривший на вахте милиционер. Представилась, попросила о встрече. Инспектор, конечно, тут же сослался на занятость: палочка-выручалочка всех должностных лиц – срочное селекторное совещание. Но пообещал перезвонить, когда освободится. Понимаете? Майор имел право отказать мне сразу: устав, приказ, служебная этика. В конце концов, он мог просто бросить трубку, пригрозив задержанием, как отъявленной хулиганке. А что, милиции сейчас всё позволено, начальство, подозреваю, даже его одобрило бы, а товарищи похлопали бы по плечу: во как отшил назойливую журналистку из Минска наш бравый товарищ! Но майор – офицер – обещал перезвонить. И не сделал этого. Ни в тот день, ни назавтра, ни через неделю. Почти три месяца прошло. Зачем, спрашивается, обещал?.. Я вот думаю, он это сделал автоматически. То есть зерна воспитания в человеке все-таки есть, заложены. Но они не проросли. Или, скорей всего, они уже затоптаны службой в силовых органах. Людей в органах ведь тоже ломают через колено. Еще как ломают!..

Мне кажется, представления о чести и достоинстве, о благородстве и человечности у многих силовиков сейчас сильно исковерканы. Их личности подвергаются на службе страшной деформации. Я, конечно, не только об обратном телефонном звонке новогрудского майора – понятно, что ни он, ни начальник РОВД не снизойдут до общения с корреспондентами, если знают, на какие неприятные для них вопросы нужно отвечать. Они, думаю, побоятся, что скажут что-то не то и начальству это может не понравиться. Авторитарная власть ведь несовместима со свободной журналистикой. Силовиков она сейчас вообще поставила над законом, над обществом. А им от возбуждения, наверное, кажется, что они уже и Бога за бороду схватили. Но когда-то же придется приземляться… И куда? На какую нравственную почву? Если она у них – топь на грани разложения и распада.

Задержанные, бывало, рассказывали (называя фамилии!), как силовики, составляя подложные протоколы, иногда бросали им с явным вызовом: «Мне семью кормить надо». То есть, по сути, признавались, что против воли согласились стать машиной для исполнения аморальных приказов. То есть они понимали, что совершают подлость, но перед совестью хотели прикрыться самым святым – семьей. Вот детки-внуки их поблагодарят, когда вырастут!.. Не зря фамилии следователей НКВД до сих пор за семью замками в архивах. Их тоже когда-то, как наших инспекторов сейчас, сначала развратили служебной вседозволенностью, а теперь чуть ли не столетие скрывают личные дела от публичности и позора. Правду-то о «героях» сказать страшно. Стыдно и страшно.

А между тем идет Год народного единства. Не представляю, как воссоединиться с теми, кто безосновательно засуживает моих коллег, друзей, земляков. Кто может облыжно обвинить человека, а потом вспомнить про своих детей как бесспорное оправдание собственному нечистоплотному поступку. Или под единством имеется в виду построение плечом к плечу по приказу, как на плацу в армии? Или того похлеще – на зоне. Ну, тогда мы к этому позору, кажется, довольно близки.

Ну а майору Дмитрию Гриню я все же хочу сказать: мужчина должен в любом случае держать слово. Вы знаете, как называют тех, кто не держит…

Публикация – из № 41 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: