Фото: Myfin.by, носит иллюстративный характер

Александр Лукашенко уже третий раз в этом году встретился с президентом России Владимиром Путиным и договорился о выделении обещанных еще в сентябре прошлого года $500 млн. Эти деньги — второй транш кредита РФ.

Надолго ли их хватит, и куда пойдут эти средства, Myfin.by выяснял у старшего научного сотрудника BEROC Льва Львовского.

Обещанного три раза ждут

— Сочинская встреча наконец-то принесла финансовые дивиденды — так можно было бы сказать о затянувшихся переговорах Путина и Лукашенко. Если бы не одно «но» — это давным-давно обещанные деньги, о выделении которых говорили и после предыдущих как минимум двух переговоров.

Что еще важно — это деньги, которые пойдут на оплату долгов, которые набрали белорусские власти в той же России.

Если помните, в сентябре едва не разгорелась очередная газовая война — долги перед «Газпромом» приближались к $500 млн — и первый транш российского кредита (не столь важно, как он оформлялся) пошел именно на закрытие этой дыры.

Собственно, выдавая и первые $500 млн, и вторые, россияне так и говорили — это деньги для того, чтобы Лукашенко расплачивался по предыдущим обязательствам белорусских предприятий перед российскими. То есть это рефинансирование долгов «не слишком успешных» госпредприятий за счет бюджета, чтобы они могли платить за газ, нефть и все остальное.

Инвестиционным циклом не пахнет

То есть ни о каком развитии экономики, «запуске нового инвестиционного цикла», пока говорить не приходится?

— Деньги лишними не бывают, и сумма, которую выделит РФ, довольно внушительная — вполне возможно, что некая ее часть дойдет до белорусской экономики в виде «инвестиций». Собственно, плата по долгам за газ и нефть — это тоже поддержка экономики, предприятий, использующих эти и другие ресурсы в долг. А государство берет эти деньги взаймы, чтобы они могли вести свою операционную деятельность. Так что это поддержка белорусской экономики, но с другого бока.

Надеяться на то, что этими деньгами в каком-либо виде будет поддержан частный сектор, не стоит — белорусские власти, в последний год особенно, поддерживают государственные заводы. Несмотря на то, что в пандемию пострадали в основном сектора, в которых доля частного бизнеса очень велика.

Говорить о том, что эти $500 млн будут направлены на инвестиции я бы тоже не стал, хотя правительство и грезит в последнее время идеями о «запуске нового инвестиционного цикла», и даже программные документы пишутся.

Но все эти хорошие, правильные слова наталкиваются на суровую реальность.

Тем не менее, по итогам первых 4 месяцев был достигнут впечатляющий рост ВВП…

— Но львиная его доля — это схлопывание импорта из-за резкого падения внутреннего спроса и благоприятная внешняя конъюнктура — проще говоря, рост цен на сырьевые товары.

При этом у нас по-прежнему огромный дефицит бюджета и над белорусскими властями висят риски санкций. Они уже оказывают серьезное влияние на экономику, тот же «Нафтан» работает далеко не на полную мощность, но пока не вступили в действие, надо к этому готовиться — денег нужно будет много, и правительство ищет варианты. Пытаясь в том числе разместить облигации на российском фондовом рынке.

Сколько-то собрать удастся из заявленных 100 млрд российских рублей, но хватит ли этих денег для запуска полноценного инвестиционного цикла, сказать сложно.

Угроза с южного фронта

Импорт в Украину бензина А-95 сокращен в июне с 55 до 10 тысяч тонн, «Нафтан» практически стоит — это существенное выпадение доходов бюджета. К тому же сокращение поставок нефти из России, случившееся уже в мае, наносит ощутимый удар по всей нефтехимической цепочке. А ведь сложная нефтехимия дает куда большую добавленную стоимость, чем банальная перегонка нефти на бензин. Насколько сильны будут потери? Не придется ли еще и долгие годы приносившим прибыль нефтяникам помогать?

— Сказать сложно, — надо еще немного подождать — пока до конца не ясно, какого размера будут сложности. Ведь потенциально возникает масса проблем, но какие из этих рисков реализуются, сейчас однозначно не ясно.

Одна из проблем — на южном направлении. В Украине есть желание определенных политических структур и бизнеса дистанцироваться от белорусской «нефтянки», и все это подкрепляется скандалом с самолетом, посаженным в минском аэропорту, американскими и европейскими санкциями.

Есть шанс, что Украина договорится с Россией и Азербайджаном о поставках, и станет меньше закупать белорусского бензина. Но пока эти риски не реализовались — все на стадии переговоров.

Еще одна угроза — санкции США и Евросоюза. Для нашей нефтехимической отрасли могут захлопнуться американский и европейский рынки. Пока что американские санкции — это только разморозка старых, под которые когда-то попали 9 предприятий. Но они могут их и расширить.

От этих санкций еще можно уйти — создавая фирмы-прокладки для экспорта тех или иных товаров. До тех пор, пока США не задействовало режим вторичных санкций. Если «режим токсичности» вступит в действие, вот тогда придется совсем туго.

Вопрос в том, насколько сильным (на фоне нашей политической ситуации и возникновения новых кризисов, от реакции на свежий кризис — с самолетом) у США будет желание ударить побольнее. Сейчас мы все замерли в ожидании.

Новых денег нет

Что в итоге? Помогут ли белорусским властям долгожданные $500 млн? Или же они будут банально перечислены с одного счета в российском банке на другой? Лишь увеличив наш госдолг.

— Приведу аналогию. Человек живет, работает, но для того, чтобы решать те или иные проблемы денег ему постоянно не хватает. Жить приходится от зарплаты до зарплаты, постоянно в чем-то себе и родным отказывая. И он решает взять кредит. Потом еще, и еще — уже беря их не для того, чтобы что-то купить, а чтобы гасить ранее выданные кредиты. И тут, когда наступает время отдать все возрастающие проценты, банк предлагает взять еще один, который позволит отдавать не сейчас, а через год. Это, естественно помогает, но не решает основной проблемы.

Для белорусских властей кардинально изменили бы ситуацию куда более щедрые кредиты со стороны РФ. Причем выданные по специальным условиям. Пока что об этом говорить не приходится.

Станет ли Владимир Путин, у которого и в России финансовых проблем хватает, выдавать эти деньги? Пока что непохоже — сообщения из Сочи (о соглашениях по 500-миллионному траншу) многие эксперты прочитали однозначно: «Новых денег нет».

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»