28 мая президент России Владимир Путин в Сочи встретился с президентом Белоруссии Александром Лукашенко. Белорусский президент предъявил российскому свою личную обиду на мир, который подвел его, и пообещал представить президенту России документы из черного дипломата, которые покажут этот мир таким, каким его еще никто никогда не видел.

С подробностями о происходящем в Сочи — специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников в материале Лукопожатие крепкое”.

Александр Лукашенко прилетел в Сочи из Минска, где утром встречался с премьер-министрами стран СНГ (в том числе и с Михаилом Мишустиным). В это время и Владимир Путин успел в Сочи провести заседание Совбеза и поздравить пограничников с их профессиональным праздником (это, надо полагать, придало им, к сожалению, сил). И вообще, было понятно, что встреча у них не просто запланирована на вечер и поэтому стоит поторопиться все обсудить, а наоборот, времени просто полно, спешить некуда, ибо впереди еще два выходных дня, так что надо все дела, которые были запланированы на неделю, до конца переделать, а потом уж отдохнуть в обществе друг друга. Так в подмосковный пансионат предусмотрительные люди заезжают с вечера пятницы, имея в виду не потерять ни одной драгоценной минуты уикенда.

— Спасибо, что приехали, как и договаривались,— произнес Владимир Путин.— Мы договаривались об этом еще до очередного витка…

Он замялся, думая, как назвать происходящее сейчас в связи с посадкой в Минске борта Ryanair.

— Всплеска эмоций,— подсказал ему Александр Лукашенко.

Эта версия устроила российского президента:

— Да, и всплеска эмоций!

То есть устроила, но не до конца.

Господин Путин давал понять, что там, конечно, много чего было, в этой истории, но и всплеск эмоций — тоже.
— Нам без этих событий есть о чем поговорить,— сказал российский президент.— Имею в виду, что в первом квартале текущего года — а Россия остается ключевым торгово-экономическим партнером Белоруссии — мы наблюдаем значительный рост товарооборота: 18,4%.
Произнося слова про товарооборот, от которых на переговорах такого рода должно, по всем подсчетам, сводить скулы прежде всего у самого Владимира Путина, да только, видимо, не сводит, российский президент хотел, видимо, дать понять, что тема, к которой последние несколько дней приковано все мировое или по крайней мере европейское внимание, не так уж важна, не так уж занимает его самого и его воображение, как, может быть, кому-то хотелось бы.
— И это хорошая тенденция,— продолжал президент России,— важно ее сохранить при активной работе правительства, сейчас наш председатель правительства как раз в Минске находится…

— Все там…— констатировал Александр Лукашенко.

«…Будем», кажется, хотел добавить он, и это было бы справедливо.

— Да, все там в рамках СНГ,— перебил его Владимир Путин (Хотя как перебил… Это же он сейчас, по идее, выступал, то есть это его постоянно перебивал в каждую микропаузу что-то вставляющий от себя, заряженный на борьбу до какого угодно конца и уже видно, что на самом деле просто лихорадочно оживленный господин Лукашенко.— А. К.),— и я знаю, что у него были контакты со своими белорусскими коллегами, он мне звонил даже сегодня оттуда, рассказывал о том, как идет работа!

— Мы встречались с ними утром,— подчеркнул и свою руководящую роль Александр Лукашенко.

— Да, я знаю,— кивнул господин Путин.

То есть он хоть и не встречался там утром ни с кем, а все знал не хуже, а, скорее всего, лучше некоторых.

— У нас в июне будет уже дан пуск первому блоку атомной электростанции,— добавил российский президент.

— В промышленную эксплуатацию,— не отказал себе в удовольствии добавить Александр Лукашенко.

Речь шла о Белорусской АЭС, которую Владимир Путин смело называл «нашей».

— Да,— кивнул российский президент,— можно считать, что в этом смысле работа завершается.

То есть в других смыслах почему-то еще продолжается.

— Погода в Сочи хорошая, как вы видите. Можем искупаться,— неожиданно произнес российский президент.

На мой взгляд, в этом предложении содержался явный вызов, так как купаются в Черном море сейчас только те, кому в каком-то смысле нечего терять, ибо температура воды еще пока не дошла даже до 20 градусов.

И тут, не дай Бог, воспаление легких подхватишь или просто простуду… И если Александру Лукашенко и в самом деле, кажется, нечего терять, так как он, похоже, и так все уже потерял (но это всегда не точно), то у Владимира Путина впереди ведь встреча еще с одним лидером, которому надо хотя бы попробовать что-то объяснить… И чего на пустом месте (то есть в присутствии Александра Лукашенко) демонстрировать резервы организма… Верим на слово…

Я даже подумал, что, может, Владимир Путин имеет в виду бассейн с подогревом.

— С удовольствием,— кивнул президент Белоруссии, как из автомата одиночным выстрелил.

Но нет, Владимир Путин имел в виду, конечно, не бассейн:

— Море становится все теплее и теплее,— пресек он всякие иллюзии.— Думаю, что это тоже будет способствовать достижению результатов нашей сегодняшней встречи.

То есть, видимо, не захочется вылезать. И может, хоть меньше времени останется на разговоры.

— Спасибо, Владимир Владимирович,— откликнулся Александр Лукашенко,— за человеческое приглашение, именно в пятницу, чтобы действительно в выходные дни можно было и в море окунуться. Я так и понял это приглашение!

Да, тут трудно было ошибиться.

И хотя президент России до этого намекал, что тему посаженного в Минске самолета не стоит педалировать, по крайней мере в публичной части встречи, Александр Лукашенко так не считал. Да у него и не было выбора. Он не мог упустить возможность сказать хоть что-то так, чтобы хоть кто-то услышал.

— Да, действительно, много разговоров по поводу встречи, неожиданно даже для меня,— продолжил он.— Вы знаете, там, «на фронте» (На передовой, имел он в виду. Здесь-то, в Сочи, был глубокий тыл.— А. К.), очень внимательно отслеживаем каждое телодвижение (Он сейчас, кажется, имел в виду своих снайперов.— А. К.). «Вот, встречаются очень часто» и прочее… Но это наш план!.. Мы об этом объявили еще в конце прошлого года, что мы, как вы правильно сказали, постепенно будем обсуждать все вопросы. Если мы уткнулись, уперлись в какой-то вопрос и не можем его без специалистов рассмотреть, то мы его передаем специалистам, они готовят, мы встречаемся. Главное, что двигаемся вперед!

<…>

Продолжение материала о встрече Путина и Лукашенко читайте здесь.

Поделиться ссылкой: