Фото: личный архив Ярослава Романчука

Инцидент с вынужденной посадкой самолета Ryanair в Минске вылился в ряд жестких ограничений для белорусского воздушного пространства и анонса нового пакета санкций против Беларуси, включая ограничения по экспорту нефтепродуктов и промышленных товаров. Как эта история отразится на белорусской экономике, рассказывает руководитель научно-исследовательского центра Мизеса, исполнительный директор аналитического центра «Стратегия» Ярослав Романчук.

Что произошло?

В воскресенье рейс Ryanair Афины-Вильнюс вынужденно сел в аэропорту Минска. Как заявили белорусские власти, им поступило анонимное сообщение о минировании самолета. По странному совпадению, на борту самолета находился Роман Протасевич – основатель телеграм-канала, признанного в Беларуси экстремистским. Он был задержан вместе со своей девушкой, гражданкой России, Софией Сапега. После проверки багажа и пассажиров, рейс продолжил полет в Вильнюс.

На следующий день на Саммите ЕС было принято решение запретить белорусским авиакомпаниям полеты в Евросоюз, а европейским авиакомпаниям рекомендовали избегать воздушного пространства Беларуси. Кроме того, лидеры ЕС призвали как можно скорее ввести новый пакет санкций против Беларуси. Это также спровоцировало падение стоимости белорусских гособлигаций на Московской бирже.

Страна-тупик

– Все, что связано с обнулением репутации Республики Беларусь, превращением официального правительства в нерукопожатный орган, грозит очень серьезными экономическими последствиями для нашей страны.

Поэтому «сюжет с самолетом» является триггером реакции, происходящей в ЕС – не только наши соседи, все страны Старого Света не могут не реагировать на произошедшее.

Они ждут тщательнейшего расследования произошедшего, при этом запрет на полеты «Белавиа» в ЕС, и отказ европейских перевозчиков от нашего неба (за что еще должны проголосовать все профильные министерства стран ЕС) нанесут белорусской экономике серьезный урон.

Я уже не говорю о серьезной потере логистических поступлений и невозможности нормальной работы для «Белавиа» и аэропорта «Минск-2», в который были вложены немалые средства. Мало того – даже такой масштабный логистический проект как «Новый Шелковый путь» был рассчитан на то, что Беларусь может быть хабом, – чтобы товары аккумулировались здесь и затем были перенаправлены в ЕС. А сейчас получается «страна-тупик».

От того, что реальность ведения секторальных санкций предельно близка (они еще не подписаны всеми 27 профильными министрами) могут последовать все остальные проблемы – связанные и с облигациями, и со сложностью размещения дополнительных источников ресурсов. Принудительная посадка борта Афины-Вильнюс стала катализатором очередного кризиса, в который вступает наша страна.

Это я еще не говорю о возможных проблемах для железнодорожного и автомобильного транспорта. Если еще и здесь будут приняты какие-то ограничения, то это станет катастрофическим ударом по логистически-транзитному потенциалу страны.

«Белавиа» похоронена

– Директор Департамента по авиации Министерства транспорта и коммуникаций Артем Сикорский вчера заявил, что «для авиакомпаний экономически невыгодно облетать Беларусь, потому что мы кратчайший коридор для транзита на территорию РФ и с учетом закрытого воздушного пространства над Донецком». Перевесят ли экономические соображения, хотя бы для некоторых стран, политические решения лидеров 27 европейских государств?

– Великобритания, Франция, Германия, Нидерланды, Латвия, Литва уже ввели запреты. Если белорусские госорганы убедят международные организации в той версии событий, что озвучена публично (с ХАМАС и так далее), то да, шансы есть.

Но даже при этом запрет ЕС уже нанес серьезный урон – на российском «крыле» далеко не улетишь – ведь Украина подключилась к санкциям, и будет совсем худо – это лишит «Белавиа» и «Белаэронавигацию» практически всех доходов.

Банкротство всей авиа-инфраструктуры совершенно очевидно: «Белавиа» похоронена», «Минск-2» заморожен – все кредиты и сотни миллионов долларов платежей по лизингу самолетов придется вешать на бюджет и вводить внешнее управление компанией.

Авиационная отрасль серьезно пострадает, не говоря уже о колоссальных имиджевых потерях. Что важнее – за этим могут последовать другие проблемы – могут пострадать логистические цепочки в целом. Наш статус страны-транзитера, зарабатывающей на логистике, находится под серьезной угрозой. А это очень важный сектор для экономики. И в условиях дефицитного бюджета это ощутимый удар по финансам.

Размещения долга сейчас крайне невыгодны

– На фоне инцидента с принудительной посадкой самолета Ryanair, белорусские облигации падают в цене на Московской бирже (ММВБ). Насколько это важно и какой урон может нанести?

– Облигации – это ожидания инвесторов заработать на белорусском долге. Сегодня они оцениваются крайне низко. Потому что люди видят, что во все более вероятном случае негативного сценария развития событий держатель проиграет, а не выиграет.

Рынок видит, что белорусские власти могут столкнуться с беспрецедентным для себя уровнем собственного отягощения и фискального бремени, не будет доходов, вероятны ограничения, связанные с нефтью и нефтепродуктами, логистикой.
Если брать самые негативные сценарии, то это грозит падением белорусской экономики в 5-7% ВВП в этом году. Даже в ситуации очень благоприятной конъюнктуры. И рассчитывать на четкую, устойчивую, и прибыльную работу экономики, что позволит отдавать долги, не приходится, отсюда и такая негативная реакция рынка.

В этой ситуации важно еще и то, что она влияет не только на размер дохода по уже имеющимся у них облигациям, а на размещение новых на российском рынке. А ведь планы были на привлечение огромных средств (100 млрд рос. рублей) – до сих пор в таких объемах белорусские облигации в РФ никогда и близко не размещались. Но сегодня понятно, что процентные ставки и доходность по ним может стать серьезным бременем для бюджета, и обслуживать их крайне проблематично.

Стрельба себе в обе руки, ноги и голову

– Заполыхал дипломатический скандал с Латвией. Насколько экономически эта страна важна для Беларуси? Стоит ли говорить о том, что разрыв связей с ней принесет серьезные последствия для белорусской экономики?

– Латвия была надежным партнером для белорусских властей по нефтепродуктам. Напомню, что «растворители-разбавители» шли во многом как раз через Латвию. На этом фоне в Беларуси усилились позиции другого латышского бизнеса. К тому же не стоит забывать о позиции этой страны по БелАЭС – вопреки жесткой позиции Литвы они собирались покупать нашу электроэнергию.

Так что я не стал бы говорить, что конфликт с Латвией, которая действительно имела более мягкую позицию чем другие наши соседи – Литва и Польша – по многим вопросам, не принесет нам ощутимого урона.

И эскалация конфликта выглядит крайне эмоциональным решением. Это похоже на то, что официальный Минск стреляет себе в обе руки, ноги и голову.

Я не вижу никаких аргументов, которые могли бы оправдать такое жесткое поведение, столь драматические меры. Которые никак не укладываются в режим «подумали и решили». Это размахивание руками направо-налево после того, как ввязались в драку. Ведь даже высылка посла – это крайняя мера, редко применяемая в дипломатии. А высылка всех сотрудников посольства «в 48 часов» – это вовсе не о правилах и соблюдении дипломатического этикета, не о национальных интересах – это эмоциональная реакция на действия других стран. Вне зависимости от того, правы они или нет, нужно это или не нужно.

Что в итоге? Каков размер возможных потерь?

– Сейчас нас, по всей вероятности, ждет «обнуление» «Белавиа» и превращение всей авиа-инфраструктуры (в том числе аэропорта «Минск-2») в пассив. А также очень серьезные проблемы в реализации проектов «Бремино-Групп». Это логистические центры в Орше, Гродно, это потери «Белтаможсервиса» – всех тех, кто зарабатывал на логистическом потенциале Республики Беларусь.

Ведь после столь жесткого и быстрого принятия санкций Саммита ЕС многие компании станут делать все, чтобы не использовать Беларусь в качестве страны для транзита грузов. Ситуация, когда страна имеет статус опасной для транзита как грузов, так и физических лиц – это тот негативный фон, при котором очень сложно вести бизнес.

Кроме того, уже заморожены инвестиции Евросоюза на 3 миллиарда евро, закрыта возможность размещения еврооблигаций. Все, что связано с внешней деятельностью было отправлено в пике ситуацией с самолетом Ryanair.

Но это только видимая часть айсберга проблем – эта ситуация остро чувствуется белорусами – когда в стране против них «омоноэкономика», когда за пределы страны просто так не выедешь и не вылетишь, это негативно влияет на потребительские настроения и экономику в целом.

Решение 27 лидеров стран Евросоюза может оказаться лишь первым в цепочке. Если ситуация будет развиваться в негативном ключе, я полагаю, что может быть рекомендация на запрет использования Беларуси как территории для транзита сухопутных грузов.

Пока можно сказать, что процедуры – это наш шанс. Речь о том, что политическое решение должно быть утверждено в профильных министерствах всех 27 стран Евросоюза. Формулировки могут быть у разных стран разными. Вопрос в том, насколько белорусские власти понимают важность и возможность разрешения ситуации.

У белорусских властей есть небольшой шанс нейтрализовать самую большую угрозу в виде полной транспортной авиа-блокировки страны.

В том числе и отыграть назад в дипломатическом скандале с Латвией. Пока сохраняется небольшая возможность вернуть ситуацию обратно и наказать тех, кто виноват в ней, создав комиссию с привлечением всех заинтересованных сторон.

Но времени немного – судя по скорости принятия решений о запрете полетов для «Белавиа» речь не о неделях, а о днях.

Поделиться ссылкой: