В ближайшее время так называемое «сахарное дело» должны передать в Генеральную прокуратуру для направления в суд.

Информации об этом деле на самом деле не очень много: адвокаты связаны подписками о неразглашении, а те фигуранты, которые по тем или иным причинам оказались на свободе, не особенно разговорчивы.

Напомним: о том, что задержаны директора сразу нескольких сахарных заводов, стало известно в январе минувшего года. Как сообщалось, тогда самолет «Белавиа», летевший из Минска в Мюнхен, развернули над польским Вроцлавом, экстренно вернули в Гродно и надели наручники на высокопоставленных менеджеров известных предприятий.

Позже по данному уголовному делу взяли под стражу директора Белорусской сахарной компании Дмитрия Кириллова, руководителя российской компании «Полимер» Сергея Кононенко, а также бывшего начальника 2-го управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ГУБОПиК) МВД Владимира Тихиню.

В начале февраля 2020 года КГБ официально сообщил, что возбуждены уголовные дела по фактам получения и дачи взяток, под стражей находятся директора четырех сахарных заводов: Михаил Криштапович (Городейский комбинат), Виктор Миронов (Жабинковский сахарный завод), Николай Прудник (Слуцкий комбинат), Дмитрий Егоров (Скидельский завод). В КГБ заявили, что от деятельности так называемой сахарной мафии только за один год в госбюджет не поступило около 70 миллионов долларов США.

Как прозвучало тогда в спецрасследовании БТ, Сергей Кононенко давал взятки директорам сахарных заводов. «Ежегодно суммы взяток исчислялись сотнями тысяч долларов», – говорили в КГБ.

«Директор Городейского сахарного комбината Михаил Криштапович предложил представителю российских коммерческих структур Кононенко и директору БСК Кириллову организовать в Беларуси бизнес по производству упаковки для сахара, – рассказал в эфире БТ сотрудник КГБ. – Для этого в России создали фирму-прокладку «Полимер», а в Беларуси – завод «Евротарекс» по производству мешков для сахара. Сырье для производства российский «Полимер» продавал по завышенным ценам. Белорусский завод работал в ноль, вся прибыль оставалась на счетах российского посредника, обналичивалась при помощи российских лжепредпринимательских структур и распределялась между тремя подельниками в равных долях. Директора четырех белорусских сахарных заводов вступили в преступный сговор с руководителем БСК Кирилловым и представителем российских коммерческих структур Кононенко, направленный на систематическое получение взяток за организацию отгрузки белорусского сахара от БСК в адрес заранее согласованных коммерческих структур».

В сюжете БТ демонстрировались также кадры оперативных съемок, запечатлевших, как Кононенко передает взятки фигурантам уголовного дела.

14 февраля Александр Лукашенко заявил, что задержанные дали признательные показания и просили не лишать их свободы: мол, готовы даже работать на благо родины в самом захудалом колхозе. На что Лукашенко отреагировал так: «Мы вилами уже навоз не грузим, поэтому сидите».

По словам Лукашенко, все четыре руководителя предприятий – Михаил Криштапович, Виктор Миронов, Николай Прудник и Дмитрий Егоров – во всем сознались: «Признались, где воровали, всё поотдавали. Всё, говорят, забирайте, только в тюрьму не сажайте. А кто тебя посадил в тюрьму? Ты сам себя посадил. Никто их не гнобил, не бил, пальцы в дверь не засовывал. Посадили и сказали: только правду. Всё написали, с кем были связаны, кому возили, кому давали. Провели обыски – собственности немерено: там десятки самых современных автомобилей, квартиры десятками, особняки и огромное количество денег».

В августе 2020 года появилась информация, что вышел на свободу бывший начальник 2-го управления ГУБОПиК МВД Владимир Тихиня. Ему изменили меру пресечения на подписку о невыезде. От каких-либо комментариев для «Народной Воли» Тихиня, уже будучи на свободе, в свое время категорически отказался.

Не так давно стало известно, что изменили меру пресечения и Николаю Пруднику. В следственном изоляторе он подхватил коронавирус, болезнь протекала очень тяжело, даже думали, что он не выживает. Но, к счастью, обошлось.

Директорам сахарных заводов грозит до 15 лет лишения свободы.

Почти год назад генпрокурор Алексей Стук заявил, что фигуранты «сахарного дела» по-прежнему находятся под стражей, они признали многие факты своей незаконной деятельности.

В минувшем году стало известно, что у следователей есть документальные доказательства – они нашлись в компьютере одного из бизнесменов.

Возникает вопрос: если пазл так замечательно сложился и задержанные признали свою вину, почему уголовное дело до сих пор не в суде? Вероятно, ответ на этот вопрос можно будет узнать только в суде. Если он, конечно, будет открытым и туда смогут попасть представители средств массовой информации.

Публикация – из № 36 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»