А тут рядом и без особых усилий народ в Год народного единства живет параллельной жизнью. Причем на коронавирусе насобачились и сейчас так и норовят на кого-то скинуться, спасти, облагодетельствовать совершенно автономно от государства и всё увеличиваясь в размерах. А в результате спасенный или одаренный испытывает благодарность к совершенно неправильным людям, подрывая основы государственного устройства.

И ладно коронавирус — люди собирали деньги, закупали тесты, шили СИЗы, возили медикам обеды, пока власти зависли между отрицанием и гневом в отношении не вовремя приключившейся пандемии. Или подвоз воды, помощь пострадавшим во время мирных протестов, оплата штрафов, пачками выписываемых судами. Это не страшно, это помощь условным «своим», то есть людям, для власти, прямо скажем, чужим.

Но до чего докатились. Сперва сбор 12-летнему мальчишке, вынесшему из горящего дома маленького брата и серьезно пострадавшему в огне. Почти неделю история Ромы была ключевой в неправильных СМИ (которые, скажем прямо, преимущественно вообще не СМИ). На карточку бабушке неравнодушные перечисляли деньги на помощь семье, потерявшей в огне все имущество, врачи спасали парня, МЧС обеспечивал транспортировку вертолетом — все были при деле. Но потом история приглянулась пропаганде.

И началось. «Ситуацию на контроле держит лично Александр Лукашенко», — пишут госСМИ и начинают разгонять тему в двух направлениях. Первая: наезд на негосСМИ — мол, равнодушны к герою. Обсуждать это странно, на всех сайтах и в телеграм-каналах десятки текстов про парня, семью, помощь, сбор средств и т. п. Вторая: «правильная» поддержка Ромы. Тут и информация пресс-службы Минздрава о ходе лечения (за это спасибо, что держите в курсе), и массовые видеообращения в поддержку Ромы сторонников Лукашенко — телеведущих, артистов и силовиков вплоть до главы минского ОМОНа Балабы. Тут без комментариев: какая страна, такие тиктокеры. Органичнее было бы, как часто бывало в случае трагедий, пиарить не просто себя, а что-то полезное — вроде всем условным ОМОНом кровь сдать.

Но задача была, похоже, другая — противопоставить «нашего» Рому, «вашему» — Бондаренко, на что обратили внимание коллеги из TheVillage.

Скриншот TheVillage
Скриншот TheVillage

Дальше — больше. Отбившийся от рук «невероятный» народ покусился на святое — на ветеранов. Ну как покусился — объявил сбор на единовременные выплаты белорусским ветеранам Второй мировой, сразу после того как Минтруда официально подтвердило: государством такие выплаты в нынешнем году не предусмотрены.

Отбившийся от рук «невероятный» народ покусился на святое — на ветеранов. Ну как покусился — объявил сбор на единовременные выплаты белорусским ветеранам.

Ой, у нас идеология убежала, решили наверху. И через сутки, 7 мая, Лукашенко заявляет, что участники войны обязательно получат разовые выплаты ко Дню Победы.

Казалось бы, порадуемся за ветеранов. Не жируют они, помощь лишней не бывает. «Не надо собирать деньги нашим (нашим, а не вашим — не примазывайтесь. — Прим. автора) ветеранам. От них они деньги не возьмут: это кровавые деньги. Эти люди, которые ходят с полотнищами, предатели и коллаборационисты, для них не друзья и не помощники. Это уже от безумия и неумности они начинают подобными делами заниматься. Надо было, прежде чем что-то сделать в этом плане („Будем собирать деньги“), подумать, а возьмут ли ветераны эти деньги. У них они не возьмут, даже если будут умирать с голоду. Никогда», — заявляет Лукашенко.

Фонд сообщает о 60 заявках (сбор и верификация продолжаются) и собранных 38 тысячах евро «кровавых денег». Надеюсь, проблем у ветеранов, взявших в итоге деньги, не будет. Это было бы перебором даже для Беларуси.

Только отработали эту напасть — опять пожар, и как нарочно — снова сбор. Белорусы и частный бизнес активно откликаются на призыв помочь с восстановлением Будславского костела. За два дня собрали 170 тысяч рублей, причем 100 тысяч из них перечисляют компании Александра Мошенского — «Санта Бремор» и «Савушкин продукт».

«Не надо тут торопиться, даже специалисты говорят. Помочь надо: разобрать там, эти работы… Но специалисты пусть определятся, обследуют, что надо сделать. Без государства они ни черта не сделают все равно. Но эти же „невероятные“ опять говорят: деньги соберем. Ветеранам уже собрали. Не знаю только, где деньги. И здесь говорят: соберем. Ни черта они не соберут. Они просто людям объявят, у людей заберут деньги и поделят в Польше», — заявил Лукашенко, посоветовав «открыть им там (пусть они откроют счет), и пусть люди им передают деньги, а не в Польшу».

Собственно, на счет костела деньги все и перечисляли, даже не думая, что может не кошерно смешивать «свои» и «чужие». Или Мошенский — не свой или недостаточно свой. Народ в комментариях резвится: вот, мол, как бывает, дал на святыню, а оказалось чуть ли не Польшу финансирует.

Кстати, другую благотворительную инициативу Мошенского, выделение более 1,5 млн долларов на самое дорогое в мире лекарство дочке сотрудников его компании, государство в лице СМИ предпочло проигнорировать, как игнорирует проблему с лечением таких детей уже не первый год. Слишком дорогие дети выходят. Пусть уж они будут «не наши».

Впрочем, второй стороне решение крупнейшего бизнесмена страны тоже зашло не очень. Говорят, мол, с перепуга перед санкциями решил ребенка профинансировать. Но тут все совсем просто. Скажи мне, что ты делаешь с перепуга, и я скажу, кто ты. Кто-то с перепуга за «любимую» декреты загадочные подписывает и почти четыре сотни политзаключенных для торга аккумулировал. А если все на нервной почве начнут детей спасать, храмы восстанавливать, в культуру вкладывать — так и до новой прекрасной Беларуси недалеко.

А «не наших» видеть в каждом, кто на тебя не похож, история не советует. Тут придумывать ничего не буду, процитирую один телеграм-канал (не экстремистский). «Когда Гай Юлий Цезарь наступал на Рим, его соперник Помпей Великий решил временно, как он тогда думал, отступить из Города. И объявил, что будет считать своим врагом каждого сенатора, который к нему не присоединится. Услышав об этом, Цезарь тут же заявил, что будет считать своим другом каждого, кто не присоединится к Помпею. В общем, когда Цезарь вошел в Город, обнаружилось, что большая часть сенаторов решила остаться. И, конечно, со временем так уж получилось, что все они стали друзьями Цезаря. Потому что другая сторона все равно уже считала их врагами».

Так что систему распознавания «свой-чужой» можно и подкорректировать.

 

Поделиться ссылкой: