Андрей Дмитриев. Фото https://belnaviny.by

Понятно, что менять Конституцию можно только тогда, когда у нас в стране будет не единство, а согласие, то есть к этой работе будут привлечены разные слои общества, люди с разными взглядами, когда не будет политзаключенных – тогда будет совершенно по-другому сформирован диалог…

Важно, с одной стороны, чтобы общество не купилось на предложения, которые ничего не меняют, а с другой стороны, чтобы люди понимали, какая должна быть Конституция, что в ней по-настоящему должно быть и почему то, что сейчас происходит, нельзя назвать конституционным диалогом.

У власти, как и у людей, есть свои привычки – особенно у власти, которая 26 лет не меняется. И одна из привычек, мне кажется, состоит в том, что белорусские власти всегда информирование предпочитают диалогу. Нам сообщают, что в комиссии что-то решили, что-то обсудили – но это не диалог с обществом, не дискуссия, в которой люди могут принять участие.

Совершенно простая история: создайте вы сайт, который мог бы быть дискуссионной площадкой, или приглашайте людей на огромное количество ток-шоу, которое у вас есть. В одном из них, «Клубе редакторов», кстати, не так давно вспомнили вашего покорного слугу, и Эйсмонт задавал мне огромное количество вопросов. Так я скажу: Иван Эйсмонт, что вы с экрана с меня спрашиваете, вы осмельтесь и приглашайте в студию – я отвечу на ваши вопросы. А если хотите – приходите ко мне в эфир, тоже отвечу.

И второй момент я напомню Ивану Эйсмонту: что он работает не на частном канале, а на государственном, который содержится за счет налогоплательщиков. Я считаю, что все в стране, кто говорит про политику, кто ее в каком-то смысле формирует, определяет, имеют право выступать [на телевидении], тем более с альтернативными точками зрения.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»