Александр Ярошук
Александр Ярошук

Около 31 % специалистов отметили сокращение заработной платы в I квартале, свидетельствует опрос исследовательского центра rabota.by. Об увеличении нагрузки за счет возросшего объема работы говорили 26,3 % опрошенных. Респонденты отмечали также сокращение количества рабочих дней и часов в I квартале и увеличение нагрузки за счет сокращения штата. О снижении зарплат проинформировал и Белстат.

Как это повлияет на социально-­экономическую ситуацию? Своей точкой зрения с газетой «Белорусы и рынок» поделился председатель Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александр ЯРОШУК:

— Сокращение зарплат — это проблема, и не нужно быть великим экономистом, чтобы прогнозировать дальнейшее падение зарплат. Мы не знаем, каким будет курс бело­русского рубля и инфляция, но, скорее всего, прогнозы тут вряд ли могут быть благоприятными.

Сокращение зарплат пока не носит критического характера. Но сейчас непомерно повысилась цена участия в протестных акциях, и в краткосрочной перспективе это будет способствовать снижению протестной активности. Люди не готовы за участие в акциях платить такую высокую цену. Однако в долгосрочной перспективе сокращение зарплат станет одним из триггеров, и он будет подталкивать людей к возможным акциям протеста или другим формам выражения недовольства. Маленькие зарплаты, конечно, отразятся и на настроениях людей, и на социально-экономической ситуации.

По моим наблюдениям, в частных компаниях положение лучше, чем в государственных. В совокупности уровень зарплаты и социальная защищенность работников в частных компаниях выше. Не знаю, почему родилось это неприятие властью частного бизнеса, которое выражается в различных формах дискредитации. Белорусский бизнес столько лет выживает в невероятно сложных условиях, при этом он предоставляет больше социальных гарантий и выплачивает более высокие зарплаты своим работникам. Вспомните хотя бы массовые увольнения людей с крупных государственных предприятий в 2014—2016 годах: МАЗ, МТЗ, «Гомсельмаш», БелАЗ. По моим наблюдениям, на государственных предприятиях работники более бесправные.

Другое дело, что на частных предприятиях зарплата выплачивается за работу, а на государственных, хоть зарплаты и небольшие, но зачастую они выплачиваются за время, проведенное на рабочем месте. До сих пор наши государственные предприятия выполняют социальную функцию — занятость населения. В частном бизнесе такого явления быть не может, иначе фирма обанкротится.

Тот факт, что наш бизнес смог выжить, вселяет надежду на то, что при благоприятных условиях он будет развиваться очень стремительно, а значит, будет и рост зарплат, и повышение социальной защищенности работников. Однако такое возможно лишь при существенных политических транс­формациях.

Национальный совет по трудовым и социальным вопросам уже год не собирался. В прошлом году меня не пригласили на онлайн-заседание, как и следовало ожидать. Наша ассоциация с представителями белорусских бизнес-сообществ в конце года обращалась к правительству с предложением рассмотреть комплекс вопросов, касающийся бизнеса и рабочих, но наши предложения были проигнорированы.

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»