Лев Марголин. Фото: https://ucpb.info

Человек всё время что-то делает и зачастую не знает, как называется то, что он делает. К сожалению, не каждый гражданин нашей страны сознает, что избирательная система, существующая у нас уже тридцать лет, называется мажоритарной. «Какая разница, как она называется, главное, чтобы фальсификаций не было!» – слышу я иногда возмущенные реплики разгневанных белорусов. И вот здесь вы неправы, дорогие мои.

Во-первых, еще пару лет назад, да что там пару, еще прошлой весной многие из вас свято верили, что выборы у нас не хуже и не лучше, чем во многих других странах. Да, есть какие-то махинации, но, мол, где их нет! Во-вторых, рассуждая на тему фальсификаций, мы отвечаем только на вопрос: как мы выбираем? Это очень важно, но не менее важен вопрос: кого мы выбираем?

Парламент не зря называется главным представительным органом. Это подчеркивает, что для успешной работы состав депутатов должен адекватно представлять различные слои общества и группы интересов. Одним из способов решить проблему является использование различных избирательных систем или их комбинаций. А фактически избирательных систем две: мажоритарная и пропорциональная. Все остальное – их вариации.

Мажоритарная система, ее достоинства и недостатки

Так вот о мажоритарной системе. Она очень проста: страна разбивается на избирательные округа, количество которых соответствует количеству депутатских мест в парламенте. При такой системе мы голосуем за конкретного человека, а не за какую-то программу. Да, мы можем что-то знать об этом человеке, прежде всего о его прошлых заслугах, его идейных предпочтениях, мы можем давать какие-то наказы по решению местных проблем, и он в зависимости от своей пробивной способности может какие-то из них решать. Ведь статус депутата дает ему право напрямую обращаться в министерства и ведомства, в областные исполнительные комитеты. Это то, чего не может делать местная власть, устроенная по принципу вертикали.

Какие плюсы у мажоритарной системы? Во-первых, депутат, как правило, «свой», местный, ему близки проблемы региона. Он проводит встречи с избирателями, отчитывается перед ними, демонстрирует освещенные улицы и отремонтированные с его участием дороги (если повезло). Если честно, негусто. К тому же вы можете себе представить американского конгрессмена, латающего дороги? Вот и я не могу. 

К недостаткам мажоритарной системы можно отнести и тот факт, что в условиях неразвитой партийной системы зачастую депутатами становятся популисты, рисующие увлекательные картины будущей счастливой жизни в отдельно взятом округе, а также проходимцы, покупающие избирателей, как говорили в Украине, «за пакет гречки».

В условиях будущей демократической Беларуси у избирателя будет с кого спросить за местные дела. И гарантией тому – реальное местное самоуправление, отделенное организационно и финансово от центральной власти, подчиняющееся только закону и воле избирателей.

Еще одним недостатком мажоритарной системы является искажение предпочтений. Представьте себе, что по опросам населения страны 45 процентов поддерживают либеральные, рыночные взгляды, а 55 процентов являются сторонниками левых социалистических идей. Логично было бы, чтобы и в парламенте места распределились соответствующим образом. Однако при мажоритарной системе так не происходит. Если допустить, что предпочтения распределены по избирательным округам более или менее равномерно, то левые получат все, а правые – ничего. То есть мнение 45 процентов населения будет попросту проигнорировано.

И самое главное, как показывает опыт, мажоритарные депутаты мало устойчивы против попыток узурпации власти. Лукашенко не составило труда найти 110 человек, которые без долгих угрызений совести согласились, образно говоря, растоптать Конституцию в 1996 году.

Что насчет пропорциональной системы…

Противостоит мажоритарной системе пропорциональная. Это когда вся страна представляет из себя единый избирательный округ, по которому избирается определенное количество депутатов. Кандидатов списком выдвигают политические партии. Естественно, список не может быть больше, чем количество мест в парламенте.

В этом случае избиратель голосует не за конкретного человека, а за программу. Не каждый может детально разобраться в том, что предлагает та или иная партия, но в этом и нет особой необходимости. Главное – общая идейная платформа. Голосуя за либералов, люди понимают, что они, придя в парламент будут продвигать рыночные механизмы, относительно низкие налоги, сокращение бюрократического аппарата, то есть будут нацелены на экономический рост. Когда к власти приходят социал-демократы, это, как правило, связано с изменением налоговой политики, развитием социальных программ, улучшением социальной защищенности. Справедливости ради следует сказать, что четкого разделения на правых и левых уже практически нигде не существует. Либералы понимают, что о слабых нужно заботиться, а социалисты сознают, что если придушить бизнес, то и делить впоследствии будет нечего. Во время выборов позиции тех или иных партий усиливаются известными людьми, которые возглавляют партийные списки и повышают ценность партии для тех, кто не склонен разбираться в хитросплетениях партийных программ. В случае выбытия одного из депутатов, избранного по такой системе, нет необходимости проводить внеочередные выборы. Депутатом автоматически становится следующий по партийному списку.

Может возникнуть вопрос: где гарантия, что партия будет придерживаться своей программы, а не свернет вправо или влево? Гарантией служит сама ее суть. Ведь партию образуют ее члены, единомышленники, объединившиеся на основе определенной идейной платформы, и они не дадут руководству партии отступить от нее. Более того, в рамках парламента представители партий объединяются во фракции, которые подчиняются партийной дисциплине, и законом может быть предусмотрено, что депутат, исключенный из фракции, автоматически теряет депутатский мандат.

Депутаты при пропорциональной системе ничем не связаны с отдельными регионами (кроме, возможно, происхождения или проживания). Естественно, местные проблемы от них достаточно далеки, хотя некоторые из этих проблем важны для того, чтобы стать предметом рассмотрения на общенациональном уровне. Это касается, естественно чернобыльской зоны, но не только. Однако этот недостаток устраним. Во многих странах практикуют пропорциональную систему с открытыми списками. Это означает, что общенациональный партийный список состоит из нескольких региональных, и избиратель голосует не просто за партию, а за конкретных ее представителей в регионе.

Недостатком системы является возможность «партийного спама», когда специально создаются десятки политических партий с одной только целью – максимально запутать избирателя. Для того чтобы этого избежать, используются определенные барьеры: устанавливается минимальное количество членов, необходимых для регистрации партии, а также правило, что в выборах могут принимать участие только партии, зарегистрированные не менее чем за год до выборов.

А вот неразвитость партийной системы как раз не является препятствием для внедрения пропорциональной системы. Еще раз повторю: любая партия – это коллектив единомышленников, и неважно, сколько их. Важно, чтобы они четко артикулировали свои идейные принципы в партийных и предвыборных документах. Здесь обратная зависимость: чем выше в стране роль политических партий, тем быстрее они растут и развиваются, тем быстрее укрепляется партийная система.

Возможно и существование смешанной системы, когда часть депутатов избирается в мажоритарных округах, а часть – по общенациональному списку. Именно такая предложена в проекте нового Избирательного кодекса Республики Беларусь, разработанном группой политических и общественных активистов, независимых экспертов. Но, учитывая всё вышесказанное, я всё-таки рассматривал бы ее только как переходную – на определенный период, чтобы дать избирателю возможность, как говорится, освоиться.

Публикация – из № 33 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: