Арсений Сивицкий. Фото Сергея Гапона

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий прокомментировал «Салiдарнасцi» цели спецоперации «Переворот» и повестку переговоров в Москве.

О сигналах из России

— Мне кажется, что подсветка этой истории о «перевороте» за неделю до переговоров между Путиным и Лукашенко 22 апреля в Москве не является случайной. Главная цель — оказать психологическое давление на Александра Лукашенко и принудить его пойти на уступки, шантажируя подобными сценариями.

Эта история происходит как нельзя кстати на фоне ужесточающейся изоляции Минска на международной арене и сужения коридора для какого-либо маневра в отношении другого центра силы — будь то это западные страны или тот же Китай.

Главная цель этой операции — показать, что в целом, как политическое и физическое выживание Александра Лукашенко целиком зависит от воли Кремля, так и судьба Беларуси как государства зависит от позиции России.

Которая, в случае необходимости, может не только провести сценарий смены режима с помощью военного переворота, но и даже ввести войска по некому крымскому образцу в ответ на якобы попытки Запада экспортировать сюда «цветную» революцию.

Я бы так описал те сигналы, которые фигурировали и в заявлениях российских политиков, и СМИ, и которые прозвучали во время послания Владимира Путина.

Как на московские сигналы реагирует Минск

— Все это время белорусские власти старательно пытались подыграть официальной версии, растиражированной российскими спецслужбами — якобы о попытках западных стран произвести смену власти в Беларуси неконституционным путем. Прежде всего Польши, США и Украины.

Этот информационный эффект должен был перебить впечатление о том, что за организацией попытки переворота стоит российская сторона, а задержанные политконсультанты Юрий Зенкович и Александр Федута ездили на встречу не с какими-то мифическими белорусскими оппозиционными генералами, а с российскими силовиками.

В нынешних условиях Кремль решил содержание этих переговоров слить для усиления своей переговорной позиции и ослабить позицию Лукашенко. Не говоря уже о том, что косвенным эффектом этой операции стало дополнительное напряжение в отношениях Минска с Киевом, Варшавой, Вильнюсом и Вашингтоном.

На чем будет настаивать Москва

— В целом повестка переговоров известна. Это разрешение торгово-экономических проблем, которые, в свою очередь, увязаны с переходом Беларуси на налоговое законодательство России, за что наша страна может претендовать на решение вопросов о запуске единых рынков нефти, газа, нефтепродуктов и единых политик в области сельского хозяйства и промышленности.

Повестка также включает вопросы о транзите власти. В том числе и через конституционную реформу и организацию определенного круглого стола с участием политической оппозиции.

До сих пор Александр Лукашенко всячески препятствовал этому, понимая, что углубление интеграции по сценарию, который Беларуси навязывала Москва, вряд ли позволит решать текущие экономические проблемы, с которыми Минск сталкивается на фоне сокращения так называемых интеграционных субсидий со стороны России.

Какая глубокая интеграция не была бы, Минск вряд ли может рассчитывать на уровень поддержки, который он получал до 2015 года. Эти субсидии обнулились к 2020-му, а к 2025-му они и вовсе в любой возможной форме исчерпаются.

Понятно, что Лукашенко не собирается уходить в отставку. Более того, он считает, что смог стабилизировать политическую ситуацию с помощью применения силы внутри страны. И, соответственно, с этой точки зрения он стал менее уязвимым перед требованиями Москвы начать процесс транзита власти, выпустить ряд политзаключенных, включая главного соперника — Виктора Бабарико, сесть за стол переговоров и т.д.

Третий вопрос касается военно-политической интеграции. Создания военной базы или развертывания постоянного военного присутствия на территории Беларуси. Здесь мы также видим, что Минск пытается лавировать.

Он идет на удовлетворение этой просьбы частично. В виде возобновления практики совместного патрулирования воздушного пространства, как это было в 2013 году. Или через организацию центра боевой подготовки.

Но, безусловно, это не тот формат, который продвигает Россия. Назавем его условно «армянским». Это развертывание российской военной базы на территории Беларуси и переподчинение Вооруженных сил нашей страны Объединенному стратегическому командованию Запад. Или Западному военному округу России.

О встрече с украинским депутатом

— Этой встречей Лукашенко пытался решить сразу три задачи. Первая связана с попытками добиться некоего признания на международной арене на фоне кризиса его легитимности.

Вторая задача — попытаться выбраться из капкана, в который он попал в результате операции российских спецслужб. Извлечь некоторую выгоду — здесь он на словах пытается подыграть Владимиру Путину, чтобы продемонстрировать геополитическую лояльность.

Третья задача заключается в том, чтобы с помощью спекуляций на болезненных для Украины вопросах, таких как статус Крыма и интерпретация событий на Донбассе, продемонстрировать Киеву, что ему не следует игнорировать позицию Минска и продолжать недружественную политику. Иначе Минску придется пересмотреть свою позицию и солидаризироваться с позицией России.

Это попытка разговаривать с южным соседом с позиции силы. Она связана с тем, что Украина сама дает почву для такого поведения Лукашенко, решив отказаться от дипломатических услуг Минска в организации переговорного процесса трехсторонней группы ОБСЕ.

Это способ попытаться выторговать у Украины изменение ее позиции.

Мне кажется, что все три задачи были решены крайне неуспешно. В итоге это только ухудшило позиции Лукашенко в целом в глазах международного сообщества и части белорусских граждан. Также это привело к тому, что в Москве понимают, в каком уязвимом положении он сегодня находится. И это значит, что давление на него во время переговоров в Москве будет максимальным.

Почему санкции США начнут действовать с лета

— Мне кажется, что Соединенные Штаты создают для Александра Лукашенко последнюю возможность для разрешения кризиса политико-дипломатическими средствами. И по этой причине они отложили введение санкций (до начала июня — С.).

США требуют освобождения всех политзаключенных, остановки репрессивной машины и организации диалога с оппозицией и гражданским обществом по вопросам разрешения текущего политического кризиса и подготовки транзита власти или конституционной реформы, которая предполагает проведение новых выборов без участия Лукашенко.

Ему дается время подумать по той причине, что в отличие от санкций предыдущих лет нынешнее меры будут гораздо более болезненны.

Они предполагают не только применение первичных действий против конкретных предприятий нефтехимического комплекса, но и подразумевают возможность вторичного применения.

То есть, в отношении любых предприятий из третьих государств, которые будут сотрудничать с предприятиями из санкционного списка. Таким образом эти санкции превращаются в глобальные.

Как только они будут возобновлены, следующим шагом со стороны США станет их расширение и ужесточение. Просто сегодня в Вашингтоне активно обсуждается введение санкций против калийной отрасли Беларуси. С этой точки зрения Вашингтон дает время официальному Минску попытаться решить политический кризис с помощью дипломатии.

А так как у США нет других инструментов влияния на Беларусь кроме санкционного давления, игнорирование Минском данного посыла приведет к постоянному ужесточению санкций.

Поделиться ссылкой: