Ольга Хижинкова: «Дискредитируют процветающую Беларусь, которую вы показываете на ТВ, не ненавистные вам змагары, а вы сами».  «Мисс Беларусь 2008», которая провела за решеткой больше 40 суток, отреагировала на слова начальника ЦИП на Окрестина.

Ничего удивительного: новый герой интернета Евгений Шапетько просто морально убил всех имеющих более 80 баллов IQ белорусов, отвечая на жалобы на про условия в ИВС на Окрестина и Жодино. Словно имея дело с имбецилами, для затравки он объяснил, почему в ЦИП отказываются принимать настольные игры и кроссворды.

«Изучив устные замечания родственников об отказе в приеме таких предметов, как например, карточные игры, сканворды, кроссворды, прошу с понимаем отнестись к ограничениям данного вида печатной продукции в передаче ввиду того, что лица, которые находятся в камерах с таким количеством печатной продукции не могут справиться и не могут соблюдать элементарный порядок в камерах», – заявил Шапетько.

А по поводу “хлорирования” камер мужчина нашел решение дилеммы всех якобы “политзаключенных”: они просто не желают делать в камерах уборку!

«Как правило, исключительно только содержащиеся за нарушение порядка проведения массовых мероприятий лица не желают соблюдать распорядок дня, делать в камерах уборку. И только от них данные жалобы исходят». А в МВД отреагировали: «Претензии оказались очередным массовым вбросом»: хлоркой не пытают, ее используют для профилактики коронавируса.

Ольга Хижинкова, которая была на сутках в обоих изоляторах, высказалась по этому поводу у себя в Instagram: «Как же достал этот мрак и позор. Все, что действительности происходит на Окрестина, дискредитирует сильную и процветающую Беларусь, которую вы показываете на своих сайтах и ТВ. И дискредитируют ее не ненавистные вам змагары, а вы сами».

***

Скажем прямо, практически все выходящие из застенков арестованные за протесты белорусы в последнее время отмечают своеобразное государственное “ноу-хау” в борьбе с коронавирусом: якобы в обычно переполненную камеру по утрам и днем заливают ведро-два раствора хлорки, и это в практически лишенном вентиляции помещении  производит по-настоящему отравляющий эффект.

При этом очаровательная блондинка, как минимум закончившая медвуз (пусть даже особый факультет МВД с по-настоящему доступным проходным баллом) и знающая о клятве Гипократа Ольга Уткина, заместительница начальника Республиканского центра гигиены и эпидемиологии МВД, уверяет, что никаких жалоб на самочувствие со стороны контингента по этому поводу до нее не доходило.

“В центре изоляции правонарушителей, а также в изоляторах временного содержания, соблюдаются все необходимые противоэпидемические мероприятия, направленные на предотвращение острых респираторных инфекций, в том числе коронавирусной”, – уверенно заявляет Уткина.

По ее словам, в ЦИП и ИВС используются дезинфицирующие средства, которые разрешены на территории РБ, а при приготовлении рабочих растворов и дезсредств соблюдаются рекомендации по концентрации. “Каких-либо жалоб на затрудненное дыхание, ожоги не поступало со стороны лиц, которые находятся в этих учреждениях”, – отметила Уткина.

Хочется верить, что женщина полностью в курсе ситуации в подведомственных учреждениях. А людей перед “хлорированием” камер действительно выводят наружу. И те из них, которые хотели бы своевременно пожаловаться на “затрудненное дыхание и ожоги дыхательных путей”,  каким-то чудом сумели это сделать в условиях ИВС. Потому что многие вполне авторитетные и заслуживающие доверия политики – например, Игорь Борисов, Николай Козлов и другие, – в своих постокрестинских интервью констатируют нечеловеческие условия содержания, которые можно реально приравнять к пыткам.

Свидетельства уважаемых граждан – это тоже фейк? Докажите!

Николай Козлов: «Обос…ные коровы имеют больше прав, чем люди в камерах ЦИП»

7 апреля из Центра изоляции правонарушителей на Окрестина вышел председатель Объединенной гражданской партии Николай Козлов, который был арестован на 15 суток. Кстати, нелишне заметить, что Николая не вывели из изолятора к ожидающим во дворе родственникам и друзьям – политика прямо в стиле 37-х годов вывезли на окраину города и практически выбросили на обочине – разумеется, без денег на транспорт и даже, смеем предположить, без мобильника. Конечно же, это не пытки и не издевательства – ведь мы живем практически в центре Европы, в цивилизованном государстве, которому ну прям по-черному завидуют многие окружающие страны и куда в последнее время просто рвутся иностранцы на ПМЖ?

В комментарии youtube-каналу «ОГП-ТВ» Николай рассказал о жутких условиях содержания в ЦИП.

"Мрак и позор". Ольга Хижинкова отреагировала на слова начальника ЦИП Шапетько

«Это не просто нарушение закона 24 часа в сутки, это делается демонстративно-показательно. Такое ощущение, что сотрудник ЦИП — это профессия унижать людей. Вы не можете написать жалобу, потому что у вас, элементарно нет бумаги и ручки. Вам отказывают во встрече с адвокатом. И вас просто терроризируют», — рассказал Козлов.
По его словам, «обос…ные коровы на лукашенковских фермах имеют больше прав, чем люди в камерах ЦИП». «И это не преувеличение. Люди спят на полу. Нет матрасов и даже рваных простынь и подушек, набитых ватой. Людей столько, что они дышат многократно переработанным воздухом с минимальным содержанием кислорода», — сказал председатель партии.
Козлов рассказал, что за время ареста «прошел карцер, пятидневную голодовку, камеру с семью бомжами, у которых любимое занятие — ловить и давить вшей»:

«Передачу, которую в ЦИП принесли для меня в прошлый четверг, на руки мне выдали только в день выхода на свободу. То есть вчера. Из таких мелких мерзостей соткано всё поведение администрации ЦИП».

Лидер ОГП рассказал, как одного из отбывавших арест «забрали из камеры, раздели и голого вернули обратно в камеру» только за то, что тот задал вопрос.

Козлов подтвердил многочисленные свидетельства тех, кто в последнее время отбывал арест в ЦИП, о том, что на пол камеры сотрудники изолятора льют воду с хлоркой.

«В карцер нам залили хлорки столько, что людям стало плохо через несколько минут. Я сам два дня был в таком состоянии, что, казалось, выплюну легкие. Глаза болели, как после сварки без щитка», — рассказал Козлов.

По его словам, в ЦИП приезжала съемочная группа БТ, «и арестованных начали склонять к заявлениям, что, дескать, всё ок» — никакой хлорки.

«Если нечто подобное вы увидите на экране, то знайте — это вранье!» — заявил лидер ОГП.

Его радует и воодушевляет, что люди, «попавшие в скотские условия», остались людьми.

«Никто не ныл, не сожалел о содеянном. Это, действительно, граждане с большой буквы. Я уверен, что правда за нами. И все ответственные за издевательства понесут заслуженное наказание. Каждое утро я начинал с того, что говорил охранникам: “Вы нарушаете закон, и вам придется за это отвечать!”» — сказал Николай Козлов.

Председатель БСДП Игорь Борисов вышел после 15 суток: На Окрестина травят хлоркой, у ребят в камере Козлова были ожоги

Председатель Белорусской социал-демократической партии Игорь Борисов рассказывает о 15-суточном аресте.

Политика задержали накануне Дня Воли, он был одним из заявителей проведения массовой акции к этой дате. Своими впечатлениями от ареста Борисов поделился с «Нашей Нивой».

«В воскресенье, 21 марта, вышел вместе с дочерью и женой из дома. Собирались ехать в «Дана Молл», мы здесь рядом живем. Сел за руль, на улице Парниковой к окраине дороги какой-то бусик стал прижимать наш автомобиль. Спереди стояла машина дорожной службы, поэтому получилось, что меня взяли вот в такую «коробочку».

Открываются двери микроавтобуса, неизвестные нападают на машину, барабанят по стеклу, дергают за ручку, создают звуковой эффект. Я открыл окно и спрашиваю: что вам нужно? Они говорят, чтобы глушил машину и выходил. Ничего они не объясняли. Посадили в микроавтобус и увезли. Жену с ребенком в машине фактически бросили посреди дороги.

Отвезли меня куда-то в лес, там стали решать, что делать, спросили наконец, имеет ли жена права. Никто не представлялся, снимали меня все время на видео. Спрашивали, кто я такой, имею ли паспорт. Проконсультировались по рации и увезли меня в Партизанское РУВД.

В участке включили дурака: что не представляют, почему меня задерживали, за что, кто такой. На три часа посадили в обезьянник, снова не объясняли, за что я задержан. Через какое-то время появился лейтенант Карпенко, который ознакомил меня с административным делом. По ее словам, я задержан возле Партизанского РУВД, я не подчинился законным требованиям сотрудников милиции, ухватился за сиденье и не хотел выходить из машины, когда меня доставили. А причина задержания — они хотели проверить мою личность.

После этого увезли в ИВС на Окрестина. Забросили в общую «хату», где было на пять мест двенадцать человек: семь бытовушников и пять политических. Рассказывали анекдотический случай, как трое бытовушников взбунтовались по поводу условий содержания. Их привели в камеру к политическим, они постояли двадцать минут в проходе и начали обратно проситься. Дежурный на это сказал: «Ну что, вам условия не нравятся?» Или еще одна байка — трех бомжей вводят в камеру и те видят, что там происходят: «Блин, к политическим попали»»

Естественно, что ни матрасов не было, ни проветривания. Там пробыл сутки до суда. Когда получил 15 суток, то перевели в соседнее здание ЦИП. Там есть такая особенность: всех травят хлоркой. После утреннего «шмона» в камеру заходили, разбрасывали вещи, брали ведро с хлоркой, выливали его на пол и сразу же выходили. Парень, который сидел там давно, говорит, что такое происходит каждый день. Ты должен мгновенно начинать дышать через какую-нибудь тряпочку или майку. Потом все сидят с головной болью, так как просто невыносимо.

Мне рассказывали ребята, которые сидели вместе с председателем ОГП Николаем Козловым, в каких условиях его содержат. Его бросили в карцер 2 на 3, там сидит шесть человек, голый пол, им еще вонючего бомжа забросили. Нам одно ведро хлорки бросали, то в камеру Козлова — два. Я видел парней из той камеры, так там ожоги лица, распухло все. Они буквально света не видели, все очень жестко.

Потом меня этапом доставили в Жодино, бросили в «хату» на десять мест меня десятым. Все были политические, компания адекватная: три магистра, шесть человек свободно английском владеют.

Сидел вместе с бомжом, которого взяли за «Жыве Беларусь!» на станции «Могилевская».

Сначала все было нормально, охранники заняли позицию: вы делаете все, что мы просим, и мы вас не трогаем. Просили не сидеть на нарах днем, своевременный отбой, не бодаться с ними. После 26 марта полностью изменилась политика. К нам в камеру сначала одного, потом — другого. Стало пятнадцать человек на десять мест. Ребята спали прямо на полу. Сначала у нас были и матрасы, и белье, книжки можно было читать, на прогулки водили, в душ два раза.

Один из охранников кричал: зачем вы кнопки жмете, что вам чего-то не добавили, вас здесь 400 человек, мы не справляемся. Нам не дали поужинать: на 15 человек принесли пять рыбок, запеканку и две чашки чая. Ну как это на всех делить? Мы от всего отказались. На следующий день всей камерой написали 40 жалоб на имя начальника участка. У него снесло крышу, прибежал, кричал, что добавит еще людей в камеру. Цеплялись, что неправильно матрасы лежат, а на следующий день вообще все забрали, угрожали, что заберут передачи. Начальник командовал, чтобы не было ничего мясного, так как это быстро портится, а до 4 апреля нужно съесть или уничтожить все сухофрукты и орехи. Мол, если не съедите, то все будет выброшено. В воскресенье у нас был грандиозный шмон, искали орехи, чай, все на свете.

После 27 марта забрали все тетради, книги, ручки. Фактически оставили нас наедине с пустой камерой. В пятницу, 2 апреля, немного некоторых помяли во время утреннего осмотра — мы предполагаем, что это были омоновцы. Одному парню из камеры так ноги отбили, что не мог стоять. Если обращаешься за медицинской помощью, то абсолютный игнор. Бомж Саша из «Могилевской» полтора суток держал сухую голодовку, чтобы ему доктора дали.

Музыка постоянно играет «Слушай бацьку» и всю агроподборку, от которой голова трещит. Спали со светом. Были ночные переклички, причем иногда по несколько раз. Психологическое и физическое давление было постоянно — это пытки.

Пересекся там с молодофронтовцем Урбановичем. Он говорит: «Только прочитал, что тебя задержали, как меня окружили». Когда выходил, то устроили полный досмотр, у меня было несколько записок от сокамерников — забрали контакты. Я так и не понял, за что я отсидел эти 15 суток».

P.S. Так что там с хлоркой? Что с пытками? Может, это слишком сентиментально и наивно, но иногда хочется знать: кто-нибудь помнит, что жизнь конечна, и в конце пути каждого без исключения ждет главный вопрос? Ну типа “кто ты вообще и как ты прожил отмеренные тебе годы?” Ну и, конечно, эти вопросы отнюдь не к пресс-службе МВД…

Поделиться ссылкой: