Многие белорусы с искренним удивлением узнали о том, что одна из самых главных  задач отечественной прокуратуры на сегодняшний день – поиск и наказание преступников военных лет, “засветившихся” в геноциде белорусского народа. Несложные расчеты показывают, что справедливость уже вряд ли восторжествует здесь в полной мере: ведь практически все участники тех далеких событий давно уже предстали перед самым справедливым судом – тем самым, высшим, который видит все…
Так чем же интересно анонсированное Андреем Шведом возбуждение громкого и актуального уголовного дела за геноцид белорусского народа во время Второй мировой войны? «Власти отчаянно пытаются перевести стрелки. Понимают, что клеймо «фашизм» — это приговор», пишет автор телеграм-канала “Письма к дочери”.
– Все-таки давняя та, ноябрьская еще история, когда окруженные черным кольцом пенсионеры пели про страну, которая поднимается на бой с «С фашистской силою темною/ С проклятою ордой!», произвела сильное впечатление на белорусские власти. На самом деле не только эта история, конечно. За последнее время было столько всяких историй, вызывающих неприятные для властей ассоциации, что все и не перечислишь.
Вот уже который месяц власти отчаянно пытаются перевести стрелки. Пытаются убедить, что «темные силы» – это не про них. Потому что понимают, что приклеившееся клеймо «фашизма» — это приговор. Окончательный и не подлежащий обжалованию. И мне кажется, по состоянию на текущий момент, высшей точки эта кампания достигла тогда, когда прокуратура завела уголовное дело за геноцид белорусского народа во время Второй мировой войны.
Потому что заклеймить фашистами недовольных не вышло. Сколько ни рассказывай про мифических фашистов под БЧБ, люди смотрят по сторонам и видят, что так далеко искать не надо. Потому что никакой лубочный фашизм в телевизоре не сравнится с реальностью текущей жизни.
Так уж сложилось, что фашизм ассоциируется не с трусами сомнительной идеологической расцветки. Он ассоциируется с лагерями для «острокопытных», районами, превращенными в гетто, пленными, выстроенными у стены, и людьми в красивой черной форме, которые загоняют женщин в костел.
Поскольку внутри страны перевести стрелки не получилось, власти решили выйти на новый, международный уровень. Как я понимаю, фашистов они теперь будут искать в Польше, Литве, администрации Байдена. Среди Ангелы Меркель какой-нибудь поищут.
Уверен, беларусская прокуратура, если ей правильно поставить задачу, сможет и кроманьонцев привлечь за геноцид неандертальских предков.
Но знаешь что? Я категорически сомневаюсь, что у них получится отбелить красивую черную форму. Слишком высокие ставки власть сделала ради этого малопочетного звания, чтобы их можно было чем-нибудь перебить.
Я часто тебе говорю про всякие кризисы, которые белорусская власть сейчас переживает. Про экономический кризис говорю, про политический. Про кризис международных отношений и кризис доверия к власти (хотя от международных и доверия к власти уже не осталось ничего, что могло бы переживать кризис). Но, сейчас подумал, что я же ничего не говорю про кризис идеологии. Кажется, за девять месяцев власти могли бы уже родить какую-нибудь свежую идею в свое оправдание.
Но получается, что вся идеология текущей власти – это требование выдать преступников времен Второй мировой, шутка про плюрализм, которая не была смешной, даже когда ее придумали, и рассказы про 2,5 миллиона ветеранов войны, которые власть называет своей опорой. Когда единственное оправдание, которое ты смог себе придумать – это страшилки про приватизацию 90-х, получается, что ты немножечко уже устарел. А вся идеология – это окаменелости, присыпанные нафталином.

P.S Интересно, когда же белорусская прокуратура заведет уголовное дело на соколов, которые совершили акт экстремизма, сбросив крысу на ступеньки дома правительства в день отказа в регистрации Бабарико и Цепкало?

Поделиться ссылкой: