Фото TUT.BY
Фото TUT.BY

Учредитель Совета по международным отношениям «Минский диалог» Евгений Прейгерман рассказал «Салідарнасці», когда и в каком виде может быть принят новый пакет европейских санкций и как может измениться политика США по отношению к Беларуси.

– Глава Европейского Совета и президент России обсудили белорусскую ситуацию. Возможна ли их общая позиция по отношению к официальному Минску?

– Можно однозначно сказать, что общей позиции они не выработают. Понимаете, если Россия не заняла ту позицию, которую от нее хотели увидеть ЕС и США в августе-сентябре 2020 года, то сегодня и подавно ее не займет: для этого нет никаких предпосылок. Тем более, мы видим, каким образом сейчас развиваются отношения России и Евросоюза.

Те разговоры, которые сейчас пошли после разговора Владимира Путина и Шарля Мишеля (о возможных негативных последствиях для Александра Лукашенко – С.), к реальной политике не имеют отношения.

– В чем ключевые различия в отношении России и ЕС к белорусскому политическому кризису?

– Евросоюз не признает итоги президентских выборов и требует проведения новых. К этому добавляется требование о проведении внутреннего диалога как пути для разрешения политического кризиса.

Россия же однозначно говорит, что результаты выборов она признала легитимными, и соответственно она признает Александра Лукашенко легитимным главой государства. По мнению Москвы, все дальнейшие процессы по разрешению политического кризиса в Беларуси должны исходить из этого.
– Песков сказал, что Лукашенко не мог обещать Путину конституционную реформу, а лишь информировал его о своих планах. Каким может быть реальное положение дел: заинтересована ли Москва в этой реформе и принуждает ли Минск к ней?
– Насколько я понимаю, в сентябре 2020 года белорусская сторона сама подняла вопрос о решении кризиса путем проведения конституционной реформы.
Насколько России она интересна? Я думаю, Москве по определению с учетом всего комплекса отношений важно, чтобы политический кризис в Беларуси был разрешен. И, наверное, многие в России с надеждами смотрят на перспективу изменения партийной системы в Беларуси. Это откроет возможности для возникновения партий, которые будут стоять на пророссийских позициях.
– Верховный представитель ЕC по внешней политике и политике безопасности Жозеп Боррель заявил о готовности ввести новые санкции. Что думаете по этому поводу?
– С большой долей вероятности можно прогнозировать, что четвертый пакет санкций против Беларуси может быть принят уже в ближайшие недели. По крайней мере, в ЕС на официальном уровне активно говорят, что недавние судебные решения в Беларуси (особенно в отношении журналистов) делают невозможным оттягивание этого решения.
Вместе с тем в ЕС (пока скорее в кулуарах, нежели в официальных дискуссиях) все больше растет убежденность, что санкции ничего не меняют в позитивном ключе, а наоборот создают проблемы в отношениях.
От Минска требуют начать внутриполитический диалог, отказаться от репрессий, пересмотреть ранее принятые репрессивные меры (в том числе по политзаключенным), но белорусские власти их не выполняют и с каждым санкционным пакетом ситуация по этим вопросам только ухудшается.
С другой стороны, в подобных конфликтных ситуациях, когда начинают вводиться санкции, их очень сложно свернуть. Пусть растет понимание о неэффективности санкций, но чисто политически ЕС сложно свернуть с этой тропы. Поэтому как я уже сказал, в ближайшие недели можно ожидать принятия четвертого пакета санкций.
Затем начнется динамика, которая, наверное, во многом будет неконтролируемой. После ответа белорусских властей на дополнительные санкции с очень большой долей вероятности ответит в свою очередь ЕС. Это классика жанра дипломатической эскалации.
– Каким именно может быть содержание четвертого пакета санкций?
– В ЕС, судя по всему, доминирует мнение, что это должно быть расширение списка персональных санкций – скорее всего, его пополнят за счет представителей правоохранительной системы.
Как мы видели ранее, санкционный пакет может включать и предприятия. Но сейчас даже внутри оппозиционных структур идет дискуссия, что какие-то бизнесы ранее неправильно включили в санкционные списки. С иском об отмене санкций в суд Евросоюза обратился глава «Амкодора» Александр Шакутин.
На мой взгляд, это пока снижает вероятность того, что новые санкции затронут предприятия.
– Советник Госдепартамента США Дерек Шолле в разговоре с Макеем призвал немедленно освободить всех политзаключенных. При этом они обсудили обмен послами. В чем в целом заключается позиция США при Байдене? И в частности будут ли возобновлены экономические санкции, прибудет ли в Минск посол Джули Фишер?
– Пока все эти вопросы остаются открытыми. Начиная от того, в чем все-таки заключается позиция Байдена по Беларуси, и заканчивая тем, что будет с санкциями.
Приближается момент Х: в апреле США должны в очередной раз принять решение о вступлении в силу или продолжении заморозки ранее принятых санкций, в том числе в отношении предприятий «Белнефтехима».
Вся ситуация, с учетом линии администрации Байдена по возвращению к активному продвижению демократии, предрасполагает к тому, что санкции будут активированы и заморозку снимут. Наверное, телефонный разговор Шолле и Макея и был связан с этим вопросом.
Если санкции активируют, то шансы на то, что в Минск приедет американский посол, если не сводятся к нулю, то минимизируются. Хотя насколько я понимаю, сами США хотели бы, чтобы посол Фишер начала работать в Минске.
– Почти 700 тысяч белорусов проголосовали за переговоры с властью на платформе «Голос». Может ли это оказать влияние на позицию других стран и белорусских властей?
– Честно говоря, эту затею сложно комментировать всерьез. Даже если предположить, что в этот раз на платформе проголосует больше людей, чем в августе 2020 года (тогда на платформе зарегистрировались 1,26 млн человек, из которых 1,05 млн проголосовали на Тихановскую – С.), то возникает вопрос: что это изменит?
В условиях, когда Россия остается на своих прежних позициях, ровным счетом ничего не изменится, если ЕС и США в очередной раз потребуют начала переговоров. Как у них не было инструментов воздействия на ситуацию в Беларуси в августе, так нет их и сегодня.
Поэтому, к сожалению, принуждение белорусских властей к переговорам с помощью голосования – это из области детских фантазий, а не реальной политики.
– Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация внутри Беларуси в ближайшие полгода?
– Беспрецедентные протестные настроения из общества никуда не уходят. Но с большой вероятностью можно прогнозировать, что физически проявляемая протестная активность не сможет достигнуть масштабов августа-сентября-октября 2020 года.
Время от времени будут происходить локальные акции – где-то креативные, где-то уличные. Это значит, что с одной стороны власть будет считать, что она победила протест. А с другой стороны, власть будет находиться в постоянном напряжении, понимая, что суть проблем остается.
Вероятно, мы будем продолжать жить в атмосфере, когда со стороны протеста происходят лимитированные акции, а со стороны власти – лимитированные репрессии.
Сохранится ситуация напряженности, патовости и невозможности двигаться вперед по важным для страны моментам. Я думаю, что, к сожалению, в ближайшие полгода мы гарантировано будем находиться в такой нехорошей ситуации.
– Что будет с процессом конституционной реформы? Будут ли власти реально готовиться к референдуму?
– Все выглядит так, что власти приняли для себя решение о проведении реформы и уже двигаются к ней. Другой вопрос, каким будет ее наполнение, что вынесут на референдум? Какие предложения озвучит Конституционная комиссия к 1 августа, как было анонсировано?
Это также трагедия для страны: в условиях активной политической конфронтации, лобового столкновения минимальны шансы на то, что власти будут склонны идти на компромиссные решения. В рамках конституционной реформы власть попытается зафиксировать свою победу и принять решения, которые не удовлетворят оппонентов. Вряд ли будут сняты те вопросы, которые еще год назад в обществе можно было бы легко снять, чтобы двигаться вперед.

Поделиться ссылкой: