Парк высоких технологий (ПВТ) в последнее время оказался в центре общественного обсуждения. Причем отношение к нему во властных кругах складывается двоякое: с одной стороны слышны рапорты об успехах ПВТ и росте валютной выручки, а с другой раздаются голоса о неоправданности льгот белорусскому IT-сектору.

Белорусская кремниевая долина появилась в 2005 году и должна была вывести страну на уровень развитых, став своеобразным локомотивом белорусской экономики. Благодаря декрету о создании ПВТ за Беларусью закрепилась слава IT-лидера в регионе Восточной Европы. Президент Лукашенко предоставил айтишникам невероятные льготы. Резиденты ПВТ освобождались практически от всех налогов и должны были платить 1% от своей выручки в пользу администрации парка, работники резидентов платили подоходный налог по ставке 9%, а их зарплаты в значительной части освобождались от уплаты взносов в Фонд соцзащиты.

Впоследствии президент свои декретом расширил льготы для резидентов ПВТ, дав последним возможность играть с криптовалютой и прочим «финтехом», сделал больше перечень возможных видов деятельности и предоставил дополнительные гарантии инвесторам. Правда в начале этого года ставку подоходного налога для работников – резидентов ПВТ – подняли с льготных 9% до стандартных 13%, но остальные льготы сохранились.

Однако, несмотря на все усилия, Парк высоких технологий не стал локомотивом для всей белорусской экономики, которая существует сама по себе со своим дряхлеющим госсектором, а ПВТ – сам по себе с минимальными налогами и мировыми стандартами компаний-резидентов. Почему так получилось?

Определенные успехи белорусского Парка высоких технологий обусловлены беспрецедентными льготами. Во-первых, резиденты ПВТ практически не платят налогов и освобождены почти от всех налогов, которые идут в бюджет Беларуси, во-вторых, достаточно квалифицированной и весьма дешевой рабочей силой – теми же программистами, тестировщиками, которые готовы работать за деньги, значительно меньшие, чем получают их коллеги в развитых странах.

С учетом того, что рынок программного обеспечения является глобальным и совершенно не важно, в какой стране сидят люди, стучащие по клавиатуре компьютера, у IT-предпринимателей получается достаточно успешная схема – они предлагают услуги белорусских программистов по невысоким ценам, белорусским программистам платят еще меньше, но все-таки в разы больше, чем рядовому белорусу, а разницу кладут себе в карман, как любые предприниматели. То есть, по сути дела, это – торговля ресурсом.

Кремниевая долина, с которой государственные популяризаторы проекта сравнивают ПВТ, стала успешным проектом за счет трех составляющих: интеллектуальных ресурсов, капитала и гарантий для инвесторов. В Беларуси мозги, возможно, и имеются, но капиталов и гарантий здесь нет. Иностранный капитал сюда не идет, и пока ситуация не изменится, особо и не пойдет. Намного проще выкупить белорусских «яйцеголовых», вывезти их в те же Соединенные Штаты и создать компанию там, вместо того, чтобы вкладывать деньги в белорусскую фирму с нашим непредсказуемым законодательством и с нашим непредсказуемым руководством.

Пока же ПВТ, несмотря на все усилия, по сути дела, является сообществом подрядных организаций, аутсортеров, которым передают не самую сложную, не самую высокоинтеллектуальную, но самую черновую работу по кодированию программ. Задачи, как правило, ставят за рубежом, итоговый продукт также поступает в распоряжение западных заказчиков, то есть они определяют конечных потребителей, какой продукт им нужен – и это их продукт. Наши кодеры выполняют функцию рабочих, высокооплачиваемых, по белорусским меркам, IT-рабочих, и все их достоинство состоит в том, что они делают работу относительно аккуратно, качественно и в срок.

В свое время в рамках ПВТ легализовались группы белорусских программистов, которые раньше работали на тех же зарубежных заказчиков, но дома на кухне. То есть, для развития белорусской науки, белорусских технологий деятельность подобных проектов почти бесполезна.

С другой стороны, и Беларусь не может предложить айтишникам ничего, кроме налоговых льгот. Внутренний рынок страны крупным игрокам неинтересен, капиталов и серьезных инвесторов у нас нет, а про гарантии собственности и даже личной безопасности лучше скромно промолчать…

Поэтому не нужно думать, что IT-сектор спасет экономику, необходима планомерная системная работа по улучшению условий хозяйствования, ведения бизнеса во всех других отраслях экономики. Проблема ПВТ и других подобных проектов – в их локальности.

Кто-то очень умный очевидно решил, что можно дать неким отдельным субъектам льготы, не меняя ситуацию в целом, и эти отдельные субъекты станут точками роста и центрами успеха. Однако совершенно бесполезно давать экономике локальные или точечные льготы. Они и дадут локальный или точечный эффект.

У нас есть умные люди, и есть, пока, квалифицированная рабочая сила. А чтобы изменить положение дел, нужно чтобы вся страна стала одним гигантским инновационным технопарком.

Поделиться ссылкой: