Виктор Бабарико

Виктор Бабарико считает, что белорусским властям, подавлявшим протесты для «сохранения независимости» и воспрепятствования передаче власти «олигархам», не удалось сохранить подлинную экономическую независимость. В интервью РБК, данном из СИЗО, он высказал мнение, что силовые разгоны привели к обратному эффекту.

«Как и у любого человека, у государства независимость опирается на экономику. Если не можешь обеспечить сам себя, а берешь деньги на свое содержание у родителей, родственников или друзей, то говорить о независимости сложно», — рассуждает он, приводя в пример рост внешнего долга Беларуси за прошлый год на $1,4 млрд, или более чем на 8%.

Относительно находящейся в экономической зависимости от одного или двух рынков сбыта и привлечения финансирования Беларуси «сейчас ни о какой многовекторности и диверсификации говорить не приходится», считает он.

«Находясь под санкциями большей части цивилизованного мира, надеяться на расширение наших возможностей на рынках развитых и развивающихся стран, увы, нельзя. Каждый день мы выпрашиваем деньги у партнеров, прикрываясь тезисами о либерализации и напоминаниями «о братской любви», проявленной в окопах войн. А сейчас у нас даже теоретической альтернативы иных партнеров не осталось», — подчеркивает политик.

Тезис о спасении страны, звучавший от белорусских чиновников, а также от участников Всебелорусского народного собрания, он называет ошибочным. По его мнению, спасение возможно «только от внешней угрозы, которой не было».

«Миротворческие войска НАТО и стянутые к границе танки и самолеты были только на экранах БТ и в информационных сообщениях госСМИ», — отмечает он, высказывая мнение, что беларусское руководство спасало «собственную власть от людей, которые хотели изменить жизнь к лучшему, и для этого готово было использовать даже привлечение внешних вооруженных сил».

Также он считает несостоятельным и заявление о спасении страны от «олигархов».

«С учетом того, что было озвучено с экранов высшим должностным лицом, протестующие представляли из себя мелкую буржуазию. Поэтому речь не идет о людях, которые выходят на улицы. Что касается возможных «олигархов» внутри страны, то, очевидно, они уже встроены в действующую систему власти и точно не претендовали на власть», — полагает он.

Кроме того, он считает, вводящим в заблуждение аргумент властей о закрытии беларусских предприятий в случае революции.

«Проблема уже многих десятилетий — нам обещали знаменитые «по пятьсот». А сегодня об этом уже речи не ведется. Получается, что с каждым годом мы все больше работали, но работали только ради работы, и наши предприятия сохраняются только для сохранения», — считает политик, отмечая, что лидеры оппозиции никогда не говорили о закрытии предприятий или их продаже как о единственном и неизбежном варианте действий.

«Существует множество вариантов «несилового» перехода к более эффективной экономике, апробированных и реализованных в других странах. Поэтому «страшилки» про массовую безработицу и распродажу «наследия» больше напоминают истории про бабайку или чупакабру. Никто не видел, но все боятся», — говорит он, добавляя, что опираться на них можно лишь при желании сохранить «ориентир на устаревшую систему управления, основанную на лжи, ненависти и страхе».

«Но сохранить что-то невозможно. В природе нет длительного состояния устойчивого равновесия. Вы или развиваетесь, или падаете вниз. Можно только регулировать скорость движения», — подчеркивает он.

Виктор Бабарико находится в СИЗО девять месяцев. Его задержали вместе с сыном 18 июня 2020 года. На тот момент он был самым популярным оппонентом Александра Лукашенко на президентских выборах. В итоге его не допустили к выборам, отказав в регистрации кандидатом в президенты на основании письма из КГК в ЦИК, в котором перечислялись якобы преступления и незаконные доходы Бабарико. Суд «делу Белгазпромбанка» начался 17 февраля, последнее заседание по делу прошло 23 февраля, следующее состоится 22 марта.

Поделиться ссылкой: