У Александры Герасимени изымают участок в Дроздах
Фото: Максим Тарналицкий / realt.onliner.by

15 соток в Дроздах

Обладательницей участка в престижном районе столицы Александра Герасименя стала весной 2018 года. Как рассказывала в интервью сама девушка, она направила в Мингорисполком письмо на имя Александра Лукашенко, в котором просила за спортивные заслуги выделить ей землю — в любом месте столицы. Получила — 15 соток в Дроздах.

У Александры Герасимени изымают участок в Дроздах
Фото: Максим Тарналицкий / realt.onliner.by

Те из спортсменов, кто заявил о себе на международной арене в меньшей степени, все равно не были обделены вниманием и поощрением — в их руках, как правило, сверкали ключи от новых квартир. В общем, практика сложилась давно и действует до сих пор. Поэтому когда 27 апреля 2018 года Мингорисполком подписал решение №1358 о предоставлении «гражданину Республики Беларусь Герасимене Александре Викторовне в пожизненно наследуемое владение для строительства и обслуживания одноквартирного (блокированного) жилого дома земельный участок, находящийся в водоохранной зоне рек и водоемов», в этом не было ничего удивительного.

Хотя стоимость участков в Дроздах, где живут в том числе чиновники, поражает воображение — землю с ветхими домами под снос собственники на тот момент пытались продавать за $400 000 по курсу.

Дом мечты

Саша всегда хотела жить и работать в своей стране, — рассказывает отец трехкратной олимпийской призерки, чемпионки мира и Европы. — Куда только ее ни приглашали работать, завлекали большими деньгами, но она ни в какую: только Минск. Поэтому и в возведение дома вложила все средства, что у нее были. За эту сумму дочка могла бы легко купить домик в Испании или Италии.

У Александры Герасимени изымают участок в Дроздах
Фото: Максим Тарналицкий / realt.onliner.by

Учитывая загруженность Александры, строительством и оформлением документов по доверенности занимался ее отец Виктор Иванович, которому на ходу доводилось вникать во все процессы и прикладывать максимальное количество усилий, чтобы дочка с семьей могла поскорее переехать в новый дом.

— Здесь нет каких-то тысяч «квадратов» или золота-лепнины, все по-простому, для жизни, — проводит мужчина экскурсию по дому. — Площадь — около двухсот метров, один этаж (Александра четко сказала, что не хочет бегать по лестнице), аккуратный ремонт.

А вообще, нынешний вид и состояние дома дорогого стоят: проект несколько раз менялся, так как в голову приходили новые идеи. Переосмысливался и интерьер: работа с дизайнером дала отправную точку, а потом Саша сама додумывала, что и как сделать, лично ездила по магазинам, выбирала паркет, плитку, обои — все, чтобы было уютно и как она всегда мечтала. Главный критерий был — сделать не как модно, а для души.

У Александры Герасимени изымают участок в Дроздах
Фото: Максим Тарналицкий / realt.onliner.by

Непосредственно к строительству минчане приступили весной 2019 года. Поскольку к моменту, когда семья «зашла» на участок, кругом были только грязь и разруха, Комитет архитектуры и градостроительства согласовал строительный проект без инженерных сетей. Грубо говоря, документы имелись только на дом и баню. Проекты на газоснабжение, подключение к электричеству и воде-канализации пока не требовались, хотя и подразумевались — не может быть строительства сетей «от себя». Однако в этом же документе сказано и жирным выделено: «раздел „Инженерные сети“ на стадии „Строительный проект“ в установленном порядке дополнительно предоставить в Комитет архитектуры и градостроительства Мингорисполкома».

— За весну, лето и осень 2019-го мы поставили дом и баню, накрыли их крышей и вставили окна, — делится впечатляющими темпами стройки Виктор Иванович. — Так как отопления еще не было, на зиму сделали перерыв. А как только потеплело, снова принялись за работы. В итоге дом получился таким, каким вы его видите. Мы лично очень радовались тому, что получилось.

Документы в порядке? Уже нет

Затем подоспел август 2020-го. Александра Герасименя высказала свою гражданскую позицию и вместе с девятью именитыми белорусскими спортсменами создала Свободное объединение спортсменов Беларуси, а позже возглавила Фонд спортивной солидарности.

Спортсменка дала несколько интервью, в которых резко осудила жестокое подавление протестов. В октябре прошлого года из соображений безопасности Александра покинула территорию Беларуси.

А стройка меж тем шла своим чередом. Закончив со всеми необходимыми в таком случае «ритуалами», Виктор Иванович подготовил документы для ввода дома в эксплуатацию. И процесс, надо признать, пошел своим чередом. Сначала была составлена ведомость технических характеристик, затем администрация Центрального района подписала акт приемки в эксплуатацию. Претензий ни у кого — от замглавы администрации до представителя Минского городского комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды — не возникло. 24 ноября администрация района утвердила этот акт и разрешила госрегистрацию дома.

— Но на этом наше счастье закончилось, — вспоминает Виктор Иванович. — Помню, как пошел в БРТИ писать заявление на получение техпаспорта на дом. Но мне (до сих пор не понимаю почему) с порога сообщили: техпаспорт не дадим, пока вы не поменяете целевое назначение участка. Мол, у вас написано «для строительства и обслуживания одноквартирного (блокированного) жилого дома», а надо, чтобы эта строчка была без «блокированного».

Ну я подумал: раз надо, значит надо. И обратился в Мингорисполком, хотел сделать все правильно, как требуют. Не знаю почему, но на заявлении об изменении целевого назначения я не поставил подпись. И понял это, только когда оттуда уже пришел ответ: в связи с отсутствием подписи ваше заявление не может быть удовлетворено. Ладно, что поделаешь, напишу еще раз, перепроверю, чтобы подпись была. Обращаюсь к чиновникам из Комитета по землеустройству, чтобы уточнить какие-то моменты, а они мне говорят: написать вы, конечно, можете, но разрешение мы не дадим — у нас есть письмо от Генпрокуратуры, которое требует рассмотрения.

У Александры Герасимени изымают участок в Дроздах
Фото: Максим Тарналицкий / realt.onliner.by

Естественно, я захотел узнать, что за письмо, о чем вообще речь, но мне его не показали — мол, что надо, вы по почте получите. Собственно, так мне и стало понятно, что вырисовываются какие-то серьезные проблемы.

26 января 2021 года отец спортсменки действительно получил письмо. Правда, не «оригинал» из прокуратуры, а «копию» от Комитета архитектуры и градостроительства. Так, в документе говорится, что в ходе проверки Генпрокуратурой было выявлено несоблюдение требований ТКП, а именно отсутствие в проектной документации на объект раздела «Охрана окружающей среды».

Этим же письмом комитет решил считать свое же согласование строительного проекта, выданное Александре Герасимене перед началом стройки, в мае 2019 года, недействительным. Вслед за этим 6 февраля пришла весточка из Мингорисполкома. Из этого документа минчане узнали, что администрация Центрального района уже успела отменить свое же решение о приемке дома в эксплуатацию. Как позже пояснит сама администрация, «Комитет архитектуры уведомил, что заключение по проектной документации следует считать недействительным». Чиновники Центрального района также обратили внимание на то, что застройщик был обязан разработать и согласовать проекты инженерных сетей, но в администрацию обозначенный пакет документов так и не поступил.

Мингорисполком, в свою очередь, предупредил, что минчанке необходимо в срок до 05.03.2021 разобраться-таки с проектной документацией и предоставить «Охрану окружающей среды», иначе участок будет изъят.

— Честно говоря, я был просто в шоке. Сначала от озвученного срока — невозможно за менее чем три недели (а письмо я получил только 18 февраля) разработать и согласовать со всеми службами всю проектную документацию, включая раздел «Охрана окружающей среды» (при том что ТКП остались прежними и не менялись). На практике на это уходит минимум полгода. То есть нам заведомо поставили невыполнимые условия, — объясняет Виктор Иванович. — А потом начал думать — ни от одного из проектировщиков я не слышал о необходимости  разрабатывать «Охрану окружающей среды» для домов пятого класса сложности (то есть, самых простых). Газ, электрика, вода — это понятно. И у меня все это есть: разрешение на их разработку выдано в декабре 2019-го, и все было сделано. Единственное, я действительно не отнес эти документы в Мингорисполком — закрутился, забыл, однако это легко исправить буквально за полчаса. Да и там столько печатей-согласований госорганов, что любому понятно: данные в базах есть, можно запросить сведения и убедиться, что все в порядке.

Более того, когда я стал читать законы, обнаружил, что до 19 января 2021 года предоставление информации по сетям в вышестоящий орган не было обязательным: в постановлении Совмина от 8 ноября 2008 года сказано «проектная документация на строительство, разработанная в соответствии с разрешительной документацией, нормативными правовыми актами <…> не подлежит дополнительному согласованию с органами, предоставившими заключение о согласовании места размещения земельного участка для строительства объекта». И только с начала этого года стало так: «проектная документация на строительство в случаях, когда необходимость ее разработки установлена актами законодательства, подлежит обязательному согласованию со структурным подразделением местного исполнительного и распорядительного органа». И мне, начавшему строиться в 2019-м, это сейчас вменяется в вину.

Но важно то, что никто из чиновников и сотрудников администраций и словом не обмолвился про еще один раздел — все подписывали документы и разрешительные акты. А вообще, как мы выяснили, «Охрана окружающей среды» — это не обязательный, а только рекомендательный раздел. О чем тогда вообще говорить?

Да и почему сразу речь об изъятии? Существуют же штрафы. В Минске был случай, когда офисное здание без разрешений возводили, и ничего.

Понимаете, мы все делали правильно и по закону, даже на вывоз строительного мусора я заключал договор с «Экологией города». А тут все поворачивается таким образом, что землю у нас забирают. И дом еще того и гляди скажут снести — участок же надо вернуть в том виде, в котором его тебе выделяли…

Перекладывая бумаги в толстых папках, минчанин никак не может понять: чуть ли не десятки людей ставили свои подписи под документами (получается, заведомо неверными), но ни увольнений, ни даже выговоров не видно, не говоря уже об уголовных делах. «Выходит, они некомпетентны, не могут на раннем этапе увидеть несоответствие, а расплачиваться за это приходится обычным людям», — рассуждает мужчина.

Будни в судах

Сейчас отец Александры Герасимени проводит свои дни в судах: мужчина оспаривает решения Мингорисполкома и администрации Центрального района, доказывая, что они нарушают законные интересы и права его дочери. Борьба идет с переменным успехом.

У Александры Герасимени изымают участок в Дроздах
Фото: Максим Тарналицкий / realt.onliner.by

— Всего нами было подано шесть жалоб — три в Мингорисполком и еще три в судебные инстанции, — поясняет Виктор Иванович. — В суде Московского района поначалу все было неплохо: одна из судей приостановила действие решения Мингорисполкома, как мы и указывали в жалобах. Но потом к рассмотрению приступила другая судья. Как итог, по обеим жалобам получен отказ. В законную силу решения пока еще не вступили, и мы будем обжаловать их в апелляционном порядке. Также предстоят слушания по жалобе в суде Центрального района.

В этом процессе меня удивляет несколько моментов. Например, то, как напирают на охрану окружающей среды, при том что по ТКП этот раздел носит лишь рекомендательный характер. А еще в суде пытаются представить ситуацию таким образом, будто дома нет — так, какие-то стройматериалы. Но официально дома нет только потому, что его не дали зарегистрировать.

Знаете, несмотря ни на что, мы будем судиться и бороться, дойдем вплоть до Верховного суда. Кто-то, может, и упрекнет Александру за этот участок, но понимаете, землю она получила от страны за спортивные заслуги на мировом уровне. И она осталась верной своей стране, не побоялась никого и ничего.

«Следует считать недействительным»

Несмотря на то что нарушение закона было выявлено Генпрокуратурой, суд Московского района отказал в ходатайстве о вызове сотрудника этого ведомства на процесс, так же как и отказал в ходатайствах о вызове специалистов в области разработки и согласования проектной документации (даже из государственных органов).

Вот какую позицию озвучила на суде представитель Комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома:

— Документация была предоставлена, разработана и согласована в нарушение установленных требований. Статья 89 Кодекса о земле, а также часть 2 статьи 53 Водного кодекса говорят о том, что в границах водоохранной зоны допускается строительство при условии проведения мероприятий по охране вод, предусмотренных проектной документацией. В данном случае в состав проектной документации должен был быть включен раздел «Охрана окружающей среды», который предусматривал мероприятия по охране земель, а также вод.

В ходе проверки исполнения законодательства в адрес Мингорисполкома поступила информация от Генеральной прокуратуры о том, что было выявлено несоблюдение ТКП в отношении данного объекта строительства. Дополнительно при изучении этой информации также было установлено, что в строительном проекте, который согласовывался комитетом, отсутствовал раздел проектной документации «Пояснительная записка». Также не были представлены архитектурно-планировочное задание либо градостроительный паспорт.

Помимо этого, в решениях Мингорисполкома и администрации Центрального района было указано, что документация по инженерным сетям должна быть представлена и согласована. Однако в установленном порядке застройщиком это сделано не было. Поэтому, согласно статьям 17 и 18 закона «Об архитектурной и градостроительной деятельности», возникла необходимость признать недействительным заключение комитета с учетом установленных фактов и допущенных нарушений.

С учетом требований, которые допускаются с уклоном от нормативных правовых актов, те решения нормотворческого органа, которые приняты в нарушение (либо с учетом допущенных нарушений), подлежат отмене. Соответственно, заключение Комитета архитектуры и градостроительства не могло быть выполнено в установленном законодательством порядке, поэтому его следует считать недействительным. О чем и был проинформирован заявитель.

Поделиться ссылкой: