Фото https://byfin.by

Нацбанк Беларуси похож на канатоходца: направо ступишь – свалишься, налево шагнешь – рухнешь.

12 марта состоялось перенесенное с февраля заседание правления Нацбанка по денежно-кредитной политике. В частности, решился вопрос о ставке рефинансирования и ставкам по операциям регулирования ликвидности. Перенос сроков рассмотрения острой проблемы главный регулятор объяснял необходимостью дополнительного изучения ситуации, складывающейся в белорусской экономике.

А ситуация складывается хуже некуда. Финансовое состояние белорусских предприятий продолжает резко ухудшаться. Особенно в госсекторе. Прибыль в 2020-м против года предыдущего упала более чем в 20 (!) раз. Целый ряд государственных предприятий имеет весьма ограниченные возможности по самостоятельному обслуживанию долговых обязательств перед банками. Объем задолженности таких предприятий достиг 14% к ВВП. Многие из них вообще хронически некредитоспособны. Отказ правительства что-либо принципиально менять в их неэффективных бизнес-моделях приводит к тому, что долговая болезнь загоняется вглубь. Долговой навес либо переносится на бюджет и банки, либо долги реструктуризируются, то есть выплаты по кредитам и облигациям госпредприятий растягиваются до 2030-го и даже до 2050 года. Что равносильно списанию долгов.

А кредитовать неплатежеспособные предприятия надо, в противном случае они прекратят свою деятельность, и десятки тысяч людей окажутся на улице. Поэтому на Нацбанк идет постоянное давление со стороны руководства госпредприятий, властей, с тем чтобы госсектор беспрерывно обеспечивался дешевыми кредитными средствами. А для того, чтобы банки уменьшили свои кредитные проценты, необходимо дать им сигнал со стороны главного регулятора – снизить ставку рефинансирования. Но куда ее снижать, если по последним данным Белстата в феврале цены выросли на 1,9%, а в годовом измерении – на 8,7%? Таким образом, уровень инфляции перекрыл ставку рефинансирования Нацбанка (7,75%). Такое случалось очень давно. Ставка рефинансирования любого центробанка должна поддерживаться над уровнем инфляции. Ни центробанк, ни банки не могут кредитовать себе в убыток, когда получаемый ими кредитный процент полностью съедается инфляцией.

С этой точки зрения на заседании правления 12 марта руководство Нацбанка должно было принять решение о повышении ставки рефинансирования. Но не приняло, оставив ее на прежнем уровне. Очевидно, верхушка главного регулятора предвидела, какой будет реакция А.Лукашенко и правительства на удорожание кредитов банковской системы, выдаваемых и так еле дышащему госсектору. Отсюда и Соломоново решение Нацбанка – и вашим и нашим.

Причем, чтобы впредь не попадать в такое, мягко говоря, некомфортное положение, Нацбанк отменяет график заседаний правления по проблемам денежно-кредитной политики, установленный на 2021 год. Потому что, согласно графику, вопрос в повестке дня «Что будем делать со ставкой рефинансирования?» рассматривался один раз в два месяца. Сейчас он будет рассматриваться по мере необходимости.

Помимо этого, для ограничения разгоняющейся инфляции правление главного регулятора приняло решение, направленное на усиление контроля за приростом рублевой денежной массы. Выдача со стороны Нацбанка постоянно доступных кредитов овернайт для поддержки ликвидности банков не будет возобновляться. Как и ранее, поддержка ликвидности банков будет осуществляться путем проведения кредитных аукционов до 7 дней в форме конкурса процентных ставок, а также ежемесячных аукционов по предоставлению кредитов на срок 6 месяцев по объявленной процентной ставке.

Продолжающийся рост инфляции – суровая реальность политического и экономического кризиса в стране. При всех ограничениях Нацбанка в экономику все таки идут необеспеченные деньги, иначе многие промышленные флагманы на плаву не удержать. Чем это заканчивалось в прежние годы, белорусы хорошо помнят. Как сегодня модно писать, резко увеличатся риски дальнейшей инфляции и девальвации. Надо полагать, что правительство надеется на снижение инфляции под влиянием сезонного фактора. С потеплением к маю-июню снизятся цены на овощную продукцию. Надеется, что пик инфляции будет пройден, и к августу, как и каждый год, она будет минимальной. Но есть и обратная сторона сезонного фактора: впереди посевная кампания, которая потребует крупных кредитов для предприятий сельского хозяйства и их смежников. А пока Нацбанк похож на канатоходца: направо ступишь – свалишься, налево шагнешь – рухнешь.

Публикация – из № 20 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: