О чем на самом деле говорили за закрытыми дверями Лукашенко и Путин и почему санкции ЕС толкают Беларусь в объятия Кремля.

Политолог Ольга Харламова уверена: за мишурой ненужных подробностей про обед и снегоходы по отдельным сообщениям и косвенной информации можно разглядеть главный предмет переговоров и их последствия.

— Прежде всего в Сочи обсуждались обещанные политические и конституционные реформы, которых нет, — считает эксперт. — Лукашенко тянет время. У него это получается виртуозно. Здесь же — вопрос транзита власти и упоминание (а оно наверняка не случайное, потому что пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков ничего случайно не делает) фамилии Бабарико. Думаю, в течение месяца здесь наступит ясность. Еще одна показательная цитата Пескова про то, что Лукашенко «доложил» Путину о результатах Всебелорусского народного собрания говорит о расстановке акцентов и намеренном принижении статуса белорусской стороны.

Речь шла и об экономических вопросах. Причем не о кредите в 3 млрд долларов, который, по сути, мелочь, считает Ольга Харламова.

— Сегодня России интересны белорусские предприятия. Еще год назад на фоне нефтяных конфликтов это казалось невероятным, а сегодня и «Гродно Азот», и Минский завод колесных тягачей, и Белорусская железная дорога первыми могут потерять белорусскую субъектность. Не думаю, что в этом году Россию будет интересовать «Беларуськалий», а вот все остальное… Будем следить, как будут развиваться события. Два-три месяца, ближе к лету, мы увидим настоящие итоги этих переговоров, — уверена политолог.

В дальнейшем углублении экономической белорусско-российской интеграции, по мнению Ольги Харламовой, могут сыграть не последнюю роль и санкции ЕС.

— По ряду позиций мне непонятен список предприятий, в отношении которых ЕС ввел санкции. Они коснулись предприятий, которые производят, например, средства связи, которые поставляются в белорусскую армию, используются в метро или в энергосистеме. В результате санкций эти предприятия не смогут приобрести часть комплектующих и, как следствие, не произведут конечную продукцию. Что мы будем делать? Будем закупать. Чьи товары? Китайские или российские. Последние — с большей долей вероятности, потому что Россия в очередной раз выкрутит нам руки, — аргументирует свою точку зрения политолог.

Поделиться ссылкой: