Максим Конон

Зять председателя квалификационной комиссии по вопросам адвокатской деятельности остался без лицензии. «Народная Воля» поинтересовалась у Максима Конона, намерен ли он обжаловать решение Минюста.

– Сразу хочу пояснить: в минувшую пятницу квалификационная комиссия, по сути, рекомендовала Минюсту прекратить действие лицензий четырех адвокатов, в том числе и меня, – рассказал Максим Конон. – Данное решение подлежит, скажем так, утверждению на заседании коллегии Минюста. Пока ни меня, ни остальных моих коллег еще не уведомили о том, что Министерство юстиции вынесло это решение (разговор состоялся 23 февраля. – М.К.). Безусловно, оно будет принято и утверждено, сомнений нет. В этом решении будет прописано, с какого числа действие лицензии прекращается. Сейчас де-юре мы по-прежнему адвокаты. В течение месяца с момента получения этого решения мы можем его обжаловать.

– Будете обжаловать?

– Пока, честно говоря, не задумывался. Склоняюсь к тому, что, скорее всего, буду. Потому что формулировка «совершение административного правонарушения дискредитирует звание адвоката» кажется мне сомнительной. Ну и второй момент – это обстоятельства: как известно, многие факты привлечения к ответственности были созданы искусственно.

– Правда, что председатель квалификационной комиссии по вопросам адвокатской деятельности – ваш тесть?

– По поводу Старовойтова скажу честно: эта информация секрет Полишинеля. Да, он является отцом моей супруги. Не знаю, стоит ли об этом писать…

Я на эти обстоятельства не обращаю внимания, просто хочу отметить, что конкретно по моему вопросу он участия в заседании комиссии не принимал. Когда рассматривали мой вопрос, возглавлял комиссию Виктор Иванович Чайчиц – он является заместителем председателя этой комиссии.

– А Старовойтов взял самоотвод?

– Да. Но даже если бы он там присутствовал, я все равно бы ему отвод не заявлял.

– На ваших семейных отношениях эта ситуация не сказалась?

– Нет. Все решения мы принимаем вместе с супругой, а товарищ Старовойтов никакого участия в этом не принимает.

– Я так понимаю, что вы тот человек, который создал адвокатское бюро «Конон и партнеры»…

– Не совсем так. Мы создали данное адвокатское бюро вместе с моим бывшим партнером Олегом Вараксой, у которого прекратили действие адвокатской лицензии в 2017 году. А остальные партнеры, которые были в организации, являлись техническими. В настоящее время в организации остается технический партнер, и он будет принимать решение, связанное с деятельностью бюро, так как я после прекращения действия лицензии никаких решений в силу действующего законодательства принимать не смогу.

– А вы можете остаться работать в бюро?

– Имеется положение БРКА, запрещающее адвокату, уволенному по дискредитирующим обстоятельствам (а формально мое увольнение звучит именно так), работать, в том числе в должности помощника адвоката. Поэтому иное участие в работе бюро, наверное, невозможно. Быть секретарем, помощником руководителя – это совершено не то.

– Лицензии лишают навсегда или есть какие-то сроки, после которых ее можно вернуть?

– В той формулировке, в которой лицензии лишили меня и моих коллег, действие лицензии прекращено на три года. Снова стать адвокатом можно не раньше, чем через три года. Но вначале нужно будет по-новому пройти стажировку, сдать экзамен, и только после этого снова можно будет стать адвокатом.

– Вы думали, чем будете заниматься эти три года, если не удастся отстоять лицензию?

– Скажу честно: у меня пока нет никаких конкретных мыслей относительно того, чем заниматься. Хотя предложений за последнее время поступало довольно много. Из них хочется выбрать оптимальное. Я пока, наверное, какое-то время отдохну, а затем, в зависимости от ситуации, рассмотрю все предложения…

ИЗ АРХИВА

В октябре суд Октябрьского района присудил Олегу Конону 12 суток ареста якобы за участие в несанкционированном митинге возле городского пляжа в Браславе. Об этом адвокат узнал из писем, которые его родственник обнаружил в почтовом ящике по месту его регистрации, где адвокат не живет.

«Конон написал объяснительную в Минскую коллегию адвокатов, пояснив, что в Браславе он не участвовал в митингах, а ездил туда по поручению клиента, – сообщал TUT.BY. – 12 суток Максим Конон отсидел в ноябре. В сентябре Максим Конон выступил на встрече, которую проводил депутат Валерий Воронецкий со своими избирателями. Тогда юрист заявил, что недостаточно возбудить дело за превышение власти и служебных полномочий, должно быть возбуждено дело по статье, по которой у нас никогда еще не было дел, – статья 128 Уголовного кодекса – преступления против безопасности человечества, поскольку речь идет о пытках из политических соображений».

P.S. Как сообщил Минюст, действие лицензий на право осуществления адвокатской деятельности, выданных Людмиле Казак, Михаилу Кирилюку, Максиму Конону и Константину Михелю, прекращено с 24 февраля.

Публикация – из № 15 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: