Алексей Стрельников с друзьями и бывшими коллегами.

Дело об увольнении искусствоведа суд Первомайского района Минска рассматривал на протяжении четырех многочасовых заседаний.

Искусствовед, театральный критик Алексей Стрельников проработал в БГАИ семь лет и был уволен 11 декабря 2020 года за «прогул без уважительных причин». Произошло это после того, как 19 ноября 2020 года Стрельников написал заявление о начале забастовки из-за необоснованного, на его взгляд, отчисления из Академии искусств талантливых студентов и увольнений преподавателей, высказывающих свою гражданскую позицию.

Исковое заявление известному искусствоведу помог составить юрист. В нем были обоснованы требования признать увольнение Стрельникова незаконным, внести в трудовую книжку запись о признании причины увольнения за прогул недействительной, восстановить в должности, взыскать с Академии искусств средний заработок за время вынужденного прогула. А также «вынести частное определение в отношении ответчика за несоблюдение трудового законодательства и непредоставление истцу ряда документов, в частности – справки о месте работы с указанием размера заработной платы».

Во время судебных заседаний у судьи Аллы Ященко возникло немало вопросов к учреждению образования. В частности, на запрос суда о предоставлении справки с указанием заработной платы истца документ был предоставлен в виде бухгалтерских расчетов, по которым сделать выводы о зарплате Алексея Стрельникова мог только специалист. И даже когда на следующее заседание вызвали сотрудницу бухгалтерии Академии искусств, она не могла пояснить, как именно проводились расчеты заработной платы при увольнении Алексея.

Представитель Академии искусств юрисконсульт Елена Шестак настаивала, что объявление забастовки Алексеем Стрельниковым не относится к статье 388 Трудового кодекса Республики Беларусь «Забастовка», так как между истцом и Академией не было трудового спора. При этом доводы бывшего сотрудника о том, что отчисление студентов влияет на работу сотрудников и педагогов, отметались.

Стоит отметить, что в Академии искусств группы студентов маленькие. В некоторых, например, по четыре или даже два студента. И отчисление одного учащегося может значительно повлиять на нагрузку педагогов, их недоработку согласно учебным планам. Кроме того, студенты-режиссеры, с которыми работал Алексей, принимали участие в фестивалях, театральных постановках. Отчисление одного студента – это полная смена планов работы Центра экспериментальной режиссуры.

Юрисконсульт БГАИ Елена Шестак настаивала, что Алексей Стрельников был уволен исключительно за прогулы, ссылаясь на утвержденный в отделе кадров график работы. При этом она не могла пояснить судье и прокурору, почему в суд были представлены два разных контракта истца. В одном из которых был прописан пункт с индивидуальным графиком работы, а во втором – нет.

Как свидетель на суд была приглашена руководитель и основатель Центра экспериментальной режиссуры Академии искусств, театральный режиссер и педагог Татьяна Троянович. Она объясняла, что Алексей Стрельников для Центра ценный сотрудник и в его обязанности совсем не входило просто сидеть на рабочем месте и создавать видимость деятельности. Алексей занимался организацией работы ЦЭР: устраивал для студентов мастер-классы, встречи с актерами и режиссерами (в том числе иностранными), поездки студентов-режиссеров на Международные театральные фестивали и форумы. А из-за пандемии коронавируса Алексей занимался еще и организацией онлайн-мероприятий. Кстати, Татьяна Троянович указала представителям академии, что в помещениях Центра экспериментальной режиссуры отсутствовал интернет, о чем не раз заявлялось руководству учебного заведения, но проблема не решалась.

Татьяна Троянович предоставила суду приказ ректора академии, изданный в апреле 2020 года, в котором указано, что в связи с эпидемиологической ситуацией сотрудники структурных подразделений могут быть переведены на удаленную работу – при условии выполнения своих трудовых обязанностей в полной мере. Также в приказе прописано, что он действует до его отмены. На момент суда никакого приказа об отмене вышеуказанного документа не было. Судья была крайне удивлена появившимся в деле новым документом и даже уточнила у представителей академии, не хотели ли его скрыть от суда.

Но юрисконсульт БГАИ Елена Шестак и начальник отдела кадров Михаил Харитонов стали уверять, что этот приказ не имеет отношения к Алексею Стрельникову, а касается лишь педагогов. А также доказывали, что перевод на удаленную работу мог состояться только с письменного разрешения ректора, хотя об этом в приказе не было ни слова.

В заседаниях объявлялся перерыв, заслушивали свидетелей, которые поясняли, как формируется нагрузка преподавателя, как осуществляется научное руководство иностранными аспирантами, как организуется работа ЦЭР…

Решение суда судья Алла Владимировна Ященко огласила после четвертого заседания: Алексею Стрельникову в иске к БГАИ отказать.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Алексей СТРЕЛЬНИКОВ: «Забастовка – это требование диалога»

Известный искусствовед рассказал «Народной Воле», как отреагировал на решение суда.

– Увольнение по статье кажется мне несправедливым, – говорит Алексей. – И то, каким образом администрация Академии искусств общалась лично со мной и общается с моими коллегами, мне кажется проявлением неуважения. Поэтому я обратился за консультацией к юристу буквально в тот же день, как ознакомился с приказом об увольнении.

– Вас уволили за забастовку?

– В приказе об увольнении ничего про забастовку не говорилось. Но мы писали обращения к руководству академии по поводу исключения студентов и давления на преподавателей и заявление о забастовке, оно имело такую вот административную реакцию.

Во время бесед с руководством академии звучала фраза: не хотите работать – не работайте. На мой взгляд, это стержневая идея отношения властей к любым забастовкам. Они воспринимают забастовку как отказ от работы. Но это не так. Забастовка – это требование диалога. В этом диалоге мне как раз было отказано. От меня хотели, чтобы я признал сам факт своей забастовки незаконным. Я этого не сделал. Считаю, что в сегодняшних условиях только так и можно заявить свое несогласие с тем, что происходит.

– Вы требовали, чтобы суд восстановил вас в должности. После всего, что произошло, вы действительно смогли бы там работать?

– Академия искусств – это ведь не только администрация. Там студенты, там мои коллеги, которых я безумно люблю и уважаю. Да, административное давление и увольнение кажутся мне неправильными, но многое из того, что произошло в академии за эти месяцы, дает мне повод чувствовать гордость и радость. Я чувствовал солидарность коллег и студентов. И это дорогого стоит…

Публикация – из № 15 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: