Жанна Тарасевич

Пожалуй, самым громким выступлением на так называемом Всебелорусском народном собрании стал доклад директора Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С.Кунявского (БСПН) Жанны Тарасевич. Именно после ее выступления Александр Лукашенко вдоль и поперек, иной раз не выбирая выражений, прошелся по белорусскому бизнесу. Досталось всем – и крупным предпринимателям, и ипэшникам.

«Народная Воля» поинтересовалась у Жанны Казимировны, рассчитывала ли она на такую бурную реакцию и могла ли что-то сказать в ответ главному докладчику ВНС?

– Я уже спустилась в зал и даже присела на свое место, когда Лукашенко начал говорить, – рассказала «Народной Воле» Жанна Тарасевич. – Это не первое мое выступление по вопросам бизнеса перед руководством государства. Я допускала, что какая-то реакция будет, но что будет такой острой – не ждала.

Я говорила, что делать, но не искала виноватых. И те проблемы, которые я поднимала, – по большому счету ведь я ничего нового не сказала, наш союз говорит об этом последние два-три года, и мы ставим конкретные вопросы перед властями. О пенсионной реформе мы говорим с 2013 года, есть концепция делового сообщества, которую мы продвигаем. Вопросы фискальной политики тоже обсуждаем не первый день, и еще в 2018 году после конференции, которую мы делали совместно с несколькими министерствами, было принято решение, что нужно менять налоговое законодательство, снижать налоговую нагрузку. Вопросы равных условий хозяйствования, мне кажется, тоже звучат очень давно, еще начиная с Директивы №4. Бюрократия, инвестиционная политика – об этом говорил и президент в первый день ВНС, это отражено и в резолюции. Так что не могу сказать, что в моем докладе были какие-то откровения, прозвучавшие впервые и вызвавшие такую бурную реакцию.

– После Всебелорусского собрания вы оказались в центре внимания…

– Да, но с критикой ко мне точно никто не подходил. Многие подходили и даже больше меня успокаивали либо поддерживали, говорили о том, что все было сказано взвешенно и достаточно верно. Потом многие звонили, интересовались, как у меня дела, все ли в порядке. Причем звонили и знакомые, и одноклассники, и студенты, которых я давным-давно учила. Всем отвечала, что пока все в порядке. Мы продолжаем работать так, как и работали.

– Какое настроение у бизнеса после всех слов, прозвучавших из уст Лукашенко на Всебелорусском собрании? Прозвучало ведь и немало конкретных угроз, как, например, в адрес владельца одной из торговых сетей.

– Конечно, оптимизма это всё не прибавляет. Вообще, настроение у бизнеса на сегодняшний день – хоть бы выжить! Пока все думают, как сохранить рабочие места, свой рынок, свои объемы производства и так далее. К сожалению, о развитии, о новых инвестициях, новых рынках разговоров никто не ведет.

Я понимаю, что все эти эмоции на Всебелорусском собрании были направлены не конкретно против меня, а стали ответом на мое выступление. Ну а хорошо это или плохо будет для бизнеса или конкретно для нашего союза – посмотрим!

Я совершенно точно могу сказать, что мы однозначно вели бы себя так с абсолютно любой властью. Если есть проблема – надо говорить о том, есть ли возможность ее конструктивно решить.

– Вы сразу решили, что пойдете на Всебелорусское собрание? Некоторые отказывались, даже имея приглашение…

– Я была не делегатом, а приглашенной. И когда я получила возможность выступить по экономическому блоку вопросов, то мы практически сразу собрали правление союза, обсудили, участвовать в этом мероприятии или нет, и если идти, то о чем говорить. И мы сказали правду, обозначили те вопросы, над которыми работаем.

Александр Лукашенко сказал: мы проанализируем каждое слово оратора. И хорошо, если так будет, потому что у нас есть и примеры, и исследования, и предложения конкретных действий. Ничего придуманного в моем выступлении не было. Это наша точка зрения. В первый день собрания Александр Григорьевич сказал: я призываю вас к открытому и честному диалогу. Я именно так себя и вела: говорила открыто и честно.

– У вас была возможность ответить Лукашенко? Все же это был прямой эфир.

– Дело в том, что формат мероприятия не предполагал дискуссий. Если бы я стояла на трибуне и он задавал вопросы, может, по каким-то вещам я пыталась бы парировать, что-то объяснить, уточнить. Думаю, каждый сделает выводы и из моего выступления, и из реакции на него.

Публикация – из № 14 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: