Посольство Швеции в Минске. Фото: TUT.BY

Они отбились от ОМОНа, перелезли через забор и попросили убежища. Теперь шведские дипломаты не знают, что с ними делать.

11 сентября 2020 года, в разгар протестов против Александра Лукашенко в Беларуси, с журналистами связался 29-летний житель Витебска Владислав Кузнечик. Он рассказал, что вместе с 47-летним отцом Виталием сидит на территории посольства Швеции в Минске. Они решили попросить у Швеции политического убежища после того, как сын отбил отца у омоновцев на акции протеста в Витебске 6 сентября.

В тот день они просидели во дворе больше 10 часов. Сотрудники посольства принесли им воды и еды. Они также помогли им связаться с представительством ООН в Беларуси, где мужчинам объяснили, что на территории страны ни одно посольство не даст им политическое убежище — получить его можно, только если человек уже за границей. Но, несмотря на это, шведские дипломаты решили не выгонять их. Спустя месяц Кузнечик-младший рассказал белорусскому изданию «Наша Нива», что они с отцом живут «со всеми необходимыми удобствами».

Есть спальные места, душ, туалет. Из техники — стиральная машинка, микроволновка, электрический чайник. Еду нам приносят готовую — остается только разогреть. Для занятий спортом есть турник, штанга, гири. Расписание дня приблизительно следующее. Проснулись — зарядка, завтрак, потом читаем, смотрим независимые СМИ. После этого можем какой-нибудь сериал посмотреть. Затем обед. В 17:00 тренировка, в 19:00 ужинаем.

Ни телевизора, ни компьютера в комнате Кузнечиков не было, поэтому для выхода в интернет они пользовались мобильными телефонами. Кузнечик-младший рассказал, что они с отцом пока не планируют покидать посольство. В Витебске у них был свой бизнес — несколько торговых точек с женской одеждой. Там же у Кузнечика-младшего осталась семья — жена и двое маленьких детей.

15 сентября Кузнечиков обвинили в применении насилия в отношении сотрудников милиции (сами они узнали об этом только спустя полтора месяца). 18 сентября силовики пришли с обыском в их дом в Витебске. Также милиция вызывала их соседей и звонила в детский сад, куда ходят дети Кузнечика-младшего.

В октябре Комитет против пыток ООН обратился к Швеции с просьбой обеспечить неприкосновенность Кузнечикам. Их адвокат Вадим Дроздов заявил Tut.by, что фактически это означает запрет на передачу отца и сына властям Беларуси, но не обязывает Швецию предоставлять им какой-либо официальный статус (в том числе статус беженцев). По словам Дроздова, дальнейшая судьба Кузнечиков остается на усмотрение шведских властей: «Например, можно договориться с властями Беларуси и получить дипломатические гарантии, чтобы Кузнечики имели возможность беспрепятственно покинуть Беларусь».

Отец и сын остаются в посольстве уже шестой месяц — хотя министр иностранных дел Швеции Анн Линде признала, что их пребывание там незаконно. Шведские дипломаты стараются не привлекать внимания к этой истории, чтобы не провоцировать белорусские власти. В то же время, пребывание Кузнечиков в посольстве стало неожиданной проблемой для Швеции, так как в истории было мало подобных случаев.

«Шведские дипломаты, конечно, не хотят передавать их белорусской милиции. Но в то же время они не хотят создавать ситуацию, когда многие другие могут прийти в посольство и попросить убежища», — сказал Мартин Уггла, председатель шведской правозащитной организации Östgruppen. Он считает, что дипломаты могут сопроводить Кузнечиков до границы с Литвой или Польшей или получить гарантии от белорусских властей, что отца и сына не задержат.

Поделиться ссылкой: