Фото: TUT.BY

26 января гражданка Беларуси Алеся Алексейчик была оштрафована на 50 базовых величин. Могли влепить и еще пятнадцать суток, а то и побольше. Но за решеткой она провела всего выходные – в понедельник состоялся суд и ее выпустили.

Что же она увидела, с чем столкнулась там, на Окрестина? Цитирую:

«У суботу ў шасцімесную камеру №16 нас змясцілі 24 чалавекі. У камеры былі жанчыны ад 18 да 62 гадоў: фінансавы аналітык, лекарка, культуролаг, студэнткі, PR-менеджарка, перакладчыца, дэфектолаг, супрацоўніца заапарка, праграмісткі, бухгалтарка.

Паветра не хапала: доступу да вокнаў не было. Мы прасілі адкрыць «кармушку» – безвынікова. Ад недахопу паветра балела галава, увесь час хацелася спаць. Клаліся на падлогу – там больш паветра было. Ад гэтага пастаянна ўпадалі ў сон. Матрацы ў нас адабралі, таму мы спалі на падлозе, сталах, тумбах – гэта лепш, чым на жалезных прутах.

Раніцай у нядзелю на абходзе ў камеру на падлогу вылілі вядро з хлоркай. Адной дзяўчыне з алергіяй і хворым сэрцам стала дрэнна. У іншай дзяўчыны з алергіяй на пах курыва быў прыступ удушша, калі нам ненадоўга ўключылі выцяжку і адтуль пацягнула цыгарэтамі.

Яшчэ ў адной дзяўчыны рука была ў гіпсе, які трэба было здымаць і рабіць рэнтген. Пяць дзён запар яна прасіла адвезці яе на зняцце гіпсу і рэнтген, на што ёй адказвалі: «перадам начальніку турмы».

Нам выдалі туалетную паперу і зубную пасту. На ўсе астатнія просьбы адказвалі: «нечага было хадзіць».

Там засталіся дзяўчынкі без матрацаў, без таблетак з моцным зубным болем і гіпсам».

В приведенном фрагменте примечательно всё. И превышение наполняемости камеры в четыре раза, и условия содержания, и…

Но главное здесь для меня – ответ, который надзиратель адресует девушке с загипсованной рукой: «Передам начальнику тюрьмы».

Судя по информации лишенного регистрации правозащитного центра «Вясна», Алеся Алексейчик содержалась на Окрестина в Центре изоляции правонарушителей. Но описанное ею совершенно не совпадает с благостной картиной, нарисованной самим начальником ЦИП майором Евгением Шапетько в интервью телеканалу СТВ от 13 сентября, когда и задержанных было побольше, и репрессии, судя по распространившейся информации, были куда жестче. Цитирую Евгения Андреевича по материалу агентства «Интерфакс»:

«По словам Шапетько, условия, в которых содержатся задержанные, соответствуют всем требованиям законодательства.

«И кровати мы видим, и наличие обогревателей, которые в зимнее время суток работают. Мы видим наличие крана с горячей и холодной водой, санитарный узел – и нет необходимости куда-то выходить для своих надобностей естественных. Мы видим скамейки, тумбочки, где можно хранить свои личные вещи», – сказал он.

Шапетько заверил, что в камерах всегда присутствуют средства гигиены и постельное белье.

Он рассказал, что задержанные питаются блюдами из столовой завода «Горизонт». Оттуда несколько раз в день доставляется горячая еда.

«Все 109 порций были доставлены и выданы – и завтрак, и обед, и ужин. И меню очень не тюремное, по тем стереотипам, что подносятся в интернете. Каждая позиция прописана. Завтрак – котлеты «Московские», макароны отварные, хлеб белый, огурец соленый. Что касается обеда, это борщ, шницель рыбный, каша гречневая, кисель, опять же хлеб…» – перечислил Шапетько».

Интересно получается. 13 сентября, по данным «Интерфакса», было задержано 400 человек. Из них в ЦИП, подведомственном Евгению Шапетько, содержалось всего 109. То есть, получается, сколько камер было занято – если сейчас при гораздо меньших «объемах» захвата в камеру на 6 мест разместили 24 человека? Пять камер? И даже тогда каждому задержанному, как утверждает Евгений Андреевич, был гарантирован персональный рыбный шницель вкупе с соленым огурцом. Не говоря о постельном белье. А сейчас – даже матрацы отобрали?

Майор Шапетько с матрацами не в первый раз попадает в поле зрения негосударственной прессы. В частности, газета «Прессбол» 28 октября 2020 года разместила на своем сайте информацию о том, как в том же ЦИП содержалась звезда белорусского баскетбола Елена Левченко. Общаясь с заключенными и отвечая на вопрос по поводу содержания Левченко и других женщин, Евгений Шапетько отвечает: «Да, это мое решение, я приказал убрать у вас матрасы, я приказал выключить у вас воду. Объясню для чего. Потому что я не хочу, чтобы вы сюда хотели вернуться».

Желание похвальное – чтобы не хотели вернуться. Но имеет ли право начальник лишать заключенных необходимого? Насколько в реальности переполненными были камеры к 24 января? Почему девушке было отказано в снятии гипса, если, по утверждению газеты «Советская Белоруссия», уже в 2018 году в составе ЦИП была собственная медицинская часть, работающая круглосуточно?

Я намеревался задать все эти вопросы майору Шапетько. Однако по телефону мне ответили, что дают справки лишь по содержащимся лицам: есть или нет. Все остальное – оформляйте, журналист Федута, в надлежащем порядке.

Конечно, газета «Народная Воля» оформит соответствующий запрос на имя начальника ГУВД Мингорисполкома полковника Михаила Вячеславовича Гриба и
прокурора Минска государственного советника 3-го класса Олега Владимировича Лаврухина. Может быть, кто-то из этих высокопоставленных господ объяснит, насколько описанные Алесей Алексейчик условия соответствуют действующим нормативам и действительно ли в ЦИП такой дефицит мест? Имеет ли право начальник ЦИП своим решением настолько ухудшать условия содержания арестованных? И не считают ли они всё это элементарной пыткой, за которую кому-то рано или поздно придется отвечать?

Аналогичный запрос мы направим и майору Шапетько. Будем надеяться, что ответы мы получим и ознакомим с ними читателей.

Публикация – из № 9 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: