Борис Желиба
Борис Желиба

Более десяти лет назад в поисках, как сейчас модно говорить, драйверов развития власти провозгласили создание холдингов практически во всех отраслях экономики. Термин «холдинг» как организационную структуру слизали с западных экономик. Английское hold – «держать». Держателями акции участников холдинга стали управляющие компании. Расчет был на то, что сработает эффект концентрации – централизованное управление финансами приведет к снижению издержек, повышению рентабельности производства.

Создавая холдинги, в белорусском правительстве не учли опыт тех же западных стран. Там инициатива исходит не из чиновничьих кабинетов, а непосредственно от трудовых коллективов. У нас же не стали спрашивать не только рабочих, итээровцев, директоров, хотят ли они вхождения в холдинг или нет, а решения принимались наверху. В короткое время в Беларуси было зарегистрировано 93 холдинга, 55 из них при прямом участии государства. Уже спустя два года после начала реорганизации правительство отметило, что холдинги реально пока еще не заработали. Заметьте, ключевые слова – «пока еще». Потому что это «пока еще» актуально и по сей день. Финансовое состояние госпредприятий, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Пятая часть предприятий убыточна, многие из них закредитованы, склады ломятся от нераспроданной готовой продукции.

Создание холдингов с управляющими компаниями должно было предполагать невмешательство госорганов в их деятельность. Надо было отменить избыточное регулирование и, главное, не вмешиваться в финансовое управление холдингов. Но этого не произошло. Власти по-прежнему доводили до холдингов показатели, согласовывали кандидатуры их руководителей, не были отделены функции собственника от функций управления, и сегодня мы имеем то, что имеем: обремененную долгами и убытками неэффективную застойную экономику. Естественно, правительство ищет новые формы поддержки масштабного и неэффективного госсектора, опасаясь нового витка политического и социального напряжения в обществе.

Планируется к 2025 году повысить эффективность госсектора путем институциональных и структурных преобразований. По словам премьера Р.Головченко, в Беларуси намечается создание ряда государственных корпораций «в целях объединения производственного и технологического потенциала, создания новых продуктов, выхода на внешние рынки не с отдельными товарами, а системой машин, технологий и широкой линейкой продукции». Звучит красиво, как и перед кампанией холдинготерапии. Если холдинги скопировали у Запада, то госкорпорации (госкомпании), недолго думая, у восточной соседки России. Тем более что в Беларуси на слуху такие российские госкомпании, как Росатом, который создает с помощью дочерней структуры «Росатомэкспорт» БелАЭС, Ростех, небезызвестные Роснано, Роскосмос и другие. Сюда можно отнести и Газпром. Отдельные из перечисленных госкомпаний работают относительно неплохо, как, скажем, Росатом, другие, как, допустим, Роскосмос, – не очень. Это при том, что Россия богата энергоресурсами, может вливать миллиарды долларов в свои госкорпорации, что никак не по силам правительству Беларуси.

Уже в текущем году у нас планируется создать семь государственных корпораций: по одной – в сфере сельхозмашиностроения, производства транспортных средств и легкой промышленности, по две – в сфере пищевой и деревообрабатывающей промышленности. Предполагается объединение в госкорпорациях более 100 предприятий, дающих более 7 процентов объема промпроизводства и обеспечивающих работой около 13 процентов занятых. Первая госкорпорация в Беларуси будет создана из 30 предприятий отрасли сельхозмашиностроения с общим объемом выручки более 3 миллиардов рублей. По словам министра экономики А.Червякова, первая госкорпорация станет значимым игроком на мировом рынке сельхозтехники. Надо понимать, что ядром этой госкорпорации станет «Гомсельмаш», который погряз в безвылазных долгах и убытках. Сможет ли он стать локомотивом, потянув за собой множество других предприятий? Бабушка надвое сказала…

Опыт России показывает, что если в допутинский и в раннепутинский периоды до 70 процентов ВВП страны уже давал частный сектор, то с созданием госкомпаний он поменялся местами с государственным. И «успехи» российской экономики налицо – 10 лет застоя, падения жизненного уровня населения. Потому что процесс создания всех этих госкомпаний также выстраивался сверху вниз. Показательные примеры: неповоротливый и забюрократизированный Роскосмос Д.Рогозина был одной левой уделан компанией «SpaceX», фактическим владельцем которой является частник И.Маск, и по созданию новых космических кораблей, и по количеству запусков в космос грузов. Бесславно покинул Роснано его многолетний руководитель А.Чубайс. И в эти госкомпании российское правительство вбухало десятки миллиардов долларов.

Эксперты убеждены, что реализовать потенциал госпредприятий можно только на основе радикальных системных реформ. При этом важно разделить функции государства как регулятора и собственника, что в сверхцентрализованной белорусской экономике в принципе невозможно. Получается, что наше правительство хочет в очередной раз продать старый товар, но в иной упаковке, сменив при этом вывески у парадных дверей предприятий. Я уверен: косметические штрихи никак не сделают наши госпредприятия, за редким исключением (БЕЛАЗ, «Беларуськалий»), ведущими игроками на мировом рынке.

Публикация – из № 9 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: