Анна Эйсмонт (справа) и Наталья Эйсмонт

О трагедии, которая разыгралась в Минске 11 ноября минувшего года, кажется, знает весь мир. В тот вечер во дворе нескольких домов внезапно появились шесть мужчин и три женщины в штатском и начали срезать вывешенные белые и красные ленты. Местный житель Роман Бондаренко узнал об этом в чате и со словами «Я выхожу!» устремился на улицу. Завязалась потасовка, и один из неизвестных толкнул Романа так, что он, ударившись головой, упал. Неизвестные затолкали Романа в подъехавший серебристый микроавтобус и увезли.

Происходящее во дворе засняли очевидцы и выложили в сеть. Стало известно, что Романа Бондаренко вначале доставили в милицию Центрального района, откуда он уже 12 ноября в 0.05 поступил в приемное отделение Минской городской клинической больницы скорой помощи. У пострадавшего диагностировали отек мозга, закрытую черепно-мозговую травму, субдуральные гематомы, ушибы, ссадины. Срочно была сделана очень сложная операция.

12 ноября Роман, не приходя в сознание, умер в реанимации.

18 ноября в интернете появился вброс: аудиозапись телефонных переговоров предположительно председателя федерации хоккея Дмитрия Баскова и чемпиона мира по тайскому боксу Дмитрия Шакуты, которые велись ими в тот вечер – 11 ноября. Собеседники обсуждают обстоятельства избиения Романа Бондаренко и передачу его омоновцам.

На следующий день была опубликована еще одна аудиозапись переговоров между мужчиной и женщиной, голоса которых якобы похожи на голоса того же главы федерации хоккея Дмитрия Баскова и пресс-секретаря Александра Лукашенко Натальи Эйсмонт. Они обсуждали поездки по минским дворам, где вывешена протестная атрибутика.

Но вот совсем недавно, на минувшей неделе, появился очередной вброс: благодаря полученным аудиозаписям и биллингу номеров мобильных телефонов, удалось установить, что в тот вечер, когда Роман Бондаренко получил травму, не совместимую с жизнью, в районе «Площади Перемен» находились не только Дмитрий Шакута, Дмитрий Басков, Наталья Эйсмонт, но и сестра ее мужа, ведущая спортивных проектов Анна Эйсмонт, а также хоккеист Павел Волчек с супругой Жанеттой.

Анна Эйсмонт тут же поспешила дать комментарий.

«Мы, конечно, за последний год столкнулись с таким потоком лжи, что еще недавно такое трудно было даже представить. Не гнушались ничем, вплоть до прямой фальсификации. Но всему должна быть мера. Сегодня я хочу заявить – 11 ноября 2020 года я была в прямом эфире «Панорамы» (тому тысячу подтверждений при желании сможет найти каждый) и не могла физически принимать участие ни в каких акциях. Мне это доказать – просто элементарно, но что делать другим людям, в отношении которых также нагло сфальсифицированы сведения? Можно было бы пойти в суд. Но кого судить? Сидящих в Польше предателей? Для тех, кто не слышит с первого раза, – в упоминаемый вечер я не была на Площади Перемен. И сейчас уже прекрасно понятно (убеждена, не только мне), каким образом готовятся подобные «расследования», – написала Анна Эйсмонт в социальной сети, закрыв возможность комментирования.

Что ж, каждый имеет право на свободу слова. Как и я, журналист «Народной Воли», на проведение своеобразного эксперимента. Подумала: а почему бы не проверить, сколько времени занимает поездка на автомобиле от Белтелерадиокомпании, что на улице Макаёнка, 9, до так называемой «Площади Перемен».

…Стою у входа в главное информационно-пропагандистское ведомство власти, на часах 21.55. Именно в это время 11 ноября у Анны Эйсмонт начался эфир, который закончился через 12 минут.

В 22.07 вызываю такси: время ожидания – 4 минуты.

В 22.11 сажусь в машину и прошу водителя подвезти меня по адресу: улица Червякова, 24Б.

– А, на «Площади Перемен» живете? – спрашивает водитель.

– Нет, – отвечаю я. – Но мне нужно попасть именно туда.

Проезжаем мимо станции метро «Московская» и останавливаемся на
светофоре. На проспекте Независимости дорога свободная, пробок нет.

На часах – 22.15. Поворачиваем на улицу Сурганова в 22.18.

Через несколько минут оказываемся на улице Червякова, сворачиваем во дворы. Из-за снежных заносов двигаемся медленнее, но вот и так называемая «Площадь Перемен». На часах – 22.24.

Из биллингов телефонного номера, который, как утверждается, принадлежит Анне Эйсмонт, следует, что его владелец находился 11 ноября неподалеку от «Площади Перемен» в 22.43. Но, повторяю, на моих часах было всего 22.24.

Редакция не может отвечать за распространенную инициативой информацию. Однако мой своеобразный эксперимент показал, что у Анны Эйсмонт, если она в тот вечер действительно решила присоединиться к вышеназванной компании, было достаточно времени, чтобы после прямого эфира добраться на улицу Червякова до 22 часов 43 минут. Тем более что она могла воспользоваться не только такси, но также служебной или личной машиной. Хотя мы не можем однозначно утверждать, что именно Анна была в тот вечер там, где произошла трагедия с Романом Бондаренко. Это могут пояснить компетентные органы. И когда-то они скажут свое слово.

Публикация – из № 7 газеты “Народная Воля”. Полный выпуск газеты можно скачать по ссылке.

Поделиться ссылкой: