Фото: Telegraf.by

Он начинал 2020 год как символ национально-демократической прослойки общества – 15-20% от силы. Завершал он этот год как символ широкого гражданского протеста без привязки к своей истории.

Теперь он становится сакральным символом, запретным плодом, чем-то, что будут рисовать по ночам на стенах, хранить в укромных уголках и все больше эмоционально привязываться к этому символу, пишет политический обозреватель Артем Шрайбман в своем Telegram-канале.

Недооценивая его популярность, власть отрезает еще один путь к компромиссу, вынося миллионы своих оппонентов в поле криминала уже не только за их действия, но и за их маркеры.

Красно-зеленый флаг всегда имел бОльшую поддержку, чем белорусская власть и точно мог ее пережить. Теперь обществу предлагают поделиться. Сидеть рядом с красно-зеленым флагом – теперь проявление политической позиции.

Такая политизация символа и его привязка к конкретной позиции – путь к тому, что уход власти будет означать уход и ее атрибутов вместе с ней. Красно-зеленый флаг имел шансы не стать таким атрибутом, но теперь точно станет.

Запрещая БЧБ, власть гарантирует, что он будет государственным, поскольку это теперь не субкультура. Важный день.

Артем Шрайбман предложил подписчикам, для которых это символ коллаборационизма, быть последовательными и назвать нацистскими все символы, которые использовали коллаборанты – российский триколор, флаги Бельгии и Франции и многие другие. Затем можно объявить нацистскими штаны и рубашки, потому что все нацисты их носили.

Поделиться ссылкой: