По некоторым сведениям, на главу Национального банка П.Каллаура усиливается давление со стороны окружения А.Лукашенко, которое представлено директоратом крупных государственных предприятий и макроэкономистами – наследниками денежно-кредитной политики времен небезызвестного П.Прокоповича.

В связи с критическим положением белорусской экономики, когда множество заводов, агрохозяйств, строительных организаций окутано безнадежными долгами, когда у них падает прибыль и растут убытки, это лобби в один голос твердит: дайте денег! Тех самых, которые нынче называют «вертолетные».

Это значит, в первую очередь выделить побольше так называемых директивных, нерыночных, то есть льготных, кредитов, которые в 2020 году обязались извести вовсе, но которые выросли за тот год почти в три раза. Значит, вновь давать отсрочки, рассрочки долгов на годы вперед, размазывать отрицательные курсовые разницы по годам в расходах будущих периодов и т.д. и т.п. Хотя неоднократно подчеркивалось, что «вертолетных» денег не будет. Нацбанк в прошлом году откуда-то изыскал 2 миллиарда рублей, которые выделил банкам взамен потерь из-за массового оттока средств населения и предприятий, случившегося после президентских псевдовыборов.

В сопоставимых рублевых ценах ВВП Беларуси в 2020 году снизился на 0,9%. В долларовом выражении он составил 60,27 миллиарда и по сравнению с 2019 годом упал на 4,7%. Задолженность белорусских предприятий по кредитам и займам в сумме с кредиторской задолженностью давно превысили размер ВВП страны. Потери убыточных крупных и средних предприятий выросли в 4,3 раза до 6 миллиардов рублей, а их доля увеличилась с 13,9% до 17,1%. Поэтому цель раздачи денег проста, как цыганский бубен: дать возможность частично рассчитаться с долгами госпредприятиям, которые и так по ним отдают до половины выручки, и, если получится, поднять зарплату. Отодвинуть угрозу остановки важных госпредприятий, о чем говорят их директора, уйти от надвигающегося банкротства. Тем самым хоть немного скрасить мрачную экономическую картину.

Находясь под таким давлением, П.Каллаур и его команда всячески пытаются сдерживать инфляцию, которая к концу прошлого года вылезла-таки на 7,4% против запланированных 5%. Но удастся ли устоять перед чиновничьей ратью? То, что давление усиливается, подтверждает и банковская статистика. Например, за два последних месяца денежная рублевая масса увеличилась с 17.766,7 миллиона рублей до 19.464,1 миллиона, или на 9,6%. Это очень много. Наличных рублей в обращении за весь прошлый год стало больше на 11,2%. На 1 января 2020 года их было 3708,3 миллиона, а на 1 января 2021-го – уже 4124 миллиона.

Деньги нужны и банкам. Под влиянием экономического и политического кризиса объем рублевых депозитов населения в банках за 2020 год убыл на 599 миллионов, то есть снизился на 11,7%. Понятно, почему банки стали сворачивать кредитные программы. Еще больше сокращались валютные депозиты населения. Если на 1 января 2020 года общая их сумма была 6,22 миллиарда долларов, то на 1 января 2021-го – 4,64 миллиарда. Следовательно, наши вкладчики «обнесли» банковскую систему на 1,58 миллиарда долларов (убыль за год – 25,3%).

Все резиденты страны – юридические и физические лица – за прошлый год выкупили у банков на чистой основе почти 3 миллиарда валюты в долларовом выражении. Для поддержания падающего валютного курса белорусского рубля Нацбанк предпринимал вмешательства в торги на бирже. При отсутствии точной с его стороны информации валютные интервенции за прошлый год можно оценить в 1,9–2 миллиарда долларов. Основные потери валютных резервов главный регулятор понес в марте и особенно в августе, отмеченных наибольшими падениями курса рубля.

Руководство Нацбанка как может противостоит сторонникам размягчения монетарной политики. Нацбанк «зажимает» кредитную поддержку банкам. Он отказал им в таком постоянно доступном финансовом инструменте, как кредиты овернайт (кредиты на конец рабочего дня), кредитует банки на конкурсной основе под сравнительно высокие ставки, не снижает ставку рефинансирования. И пока эти ограничения в поддержке ликвидности банков сохраняет.

Согласно Основным направлениям денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2021 год, главной целью Нацбанка объявлено поддержание низкого уровня инфляции в экономике. Он собирается сохранить режим монетарного таргетирования и ограничивать прирост денежной массы. Запланирован прирост средней рублевой денежной массы – 11–14%.

Однако… Сейчас под влиянием неутихающего экономического и политического кризиса позиции Нацбанка ослаблены. Естественно, продавить позицию его главы под влиянием промышленно-колхозного лобби легко может один человек, А.Лукашенко, сломав жесткую денежно-кредитную политику, которую настойчиво проводит главный регулятор с 2014 года. Все-таки белорусы уже привыкли к тому, что инфляция в стране выражается однозначной цифрой.

Если П.Каллаура согнут в бараний рог, последствия для нашей экономики, я уверен, будут предсказуемы и печальны. Ускоренный рост денежной массы не приведет к росту ВВП, не оздоровит экономику. Он временно заткнет зияющие финансовые дыры. Население и то же руководство госпредприятий побегут в банковские обменники, поспешив конвертировать появившиеся рубли в доллары и евро. Очередной девальвационный обвал белорусского рубля еще больше вгонит в валютные долги предприятия, рост безнадежных долгов клиентов подорвет финансовое положение банков.

Открытым остается один вопрос: когда в Беларуси к власти придут по-настоящему грамотные люди, знающие законы эффективного управления страной?

Поделиться ссылкой: