С таможней шутки плохи. Но я не подозревала, что настолько плохи. Потому что нежданно-негаданно я попала, мне кажется, в ситуацию, как в кино «Тупой и еще тупее».

В середине ноября собрала дочке посылку к Рождеству: книжку как лучший подарок и маленькую баночку черной икры, которую сама себе, кстати, не позволяю никогда, но дочке… Да, послала сильно заранее, учитывая праздничный ажиотаж во всех сферах нашего бытия и особенно на международных почтовых пересылках (а дочка моя давно обосновалась за границей, в Нью-Йорке). Но никакого сюрприза от мамы в канун Рождества не получилось, подарок не пришел по адресу ни через месяц, ни через два, то есть до сего дня. На Главпочтамте администратор международного отдела почтовых отправлений, посмотрев в компьютер, а потом задумчиво на меня, сказала, что мою посылку задержала таможня. И спросила не без человеческого участия: «А что ж за книжку вы посылали за границу?»

Это был шок: я что, попыталась распространить запрещенную литературу? У нас в Беларуси есть уже и такой список? Но ведь новый роман известного писателя Виктора Мартиновича «Революция» я покупала осенью в столичной «Академкниге», то есть он продавался совершенно свободно, что называется, в открытом доступе, я еще выбирала, в какой обложке, мягкой или твердой, мне его приобрести. И вот напоролась на запрет, на цензуру, на стоп-сигнал.

По-моему, ситуация анекдотичная, это даже не Кафка, это – абсурд по Ионеско. Не пропустим «Революцию» в Америку, не дадим расшатать государственный строй США! Какая нелепость… Возможно, это имело бы хоть какой-то призрачный оттенок здравого смысла, если бы книга Мартиновича была публицистикой, мемуарами, то есть оперировала фактами и настоящими фамилиями. Но это литература художественная. Ее герои вымышленные, действие происходит в Москве 2000-х годов, в городе, как написано в аннотации, где «вращаются немыслимые деньги и властвуют стальные нервы». Автор в одном из интервью вообще назвал свой роман детективом. Писал он «Революцию» долго, двенадцать лет – потому что с перерывами. Сдал в издательство за несколько месяцев до белорусских выборов и последующих гражданских мирных протестов. То есть конкретно к нашим событиям повествование отношения не имеет. Ну, разве что, как текст любого талантливого произведения искусства, эта книга тоже, конечно, дает пищу для размышлений, для аналогий и сравнений. Но тормозить и «не пущать» ее за это на таможне?! Тогда надо начинать с мировой классической литературы: уж там власть, деньги и порабощенный ими человек высмеиваются и проклинаются со всей силой творческой души.

Я дозвонилась до сотрудника Минской таможни (к сожалению, у чиновников нет привычки официально представляться при разговоре). Впрочем, беседа была вполне доброжелательной и довольно открытой. Конечно, таможню насторожило (испугало?) название книги – «Революция». Бррр, какое опасное слово, да еще отправлять в Америку!.. Поэтому Мартиновича сейчас изучают в Министерстве информации. А мне ответ: «Подождите еще пару недель». Что ж, приятно, что несколько человек из Мининформа прочтут и задумаются над качественной белорусской прозой, хоть какой-то прок от архаичных, нелепых таможенных действий. Кстати, «пару недель» давно прошли, посылку по адресу в Нью-Йорк не отправили и мне обратно тоже пока не вернули.

Конечно, я не унываю. Читайте и даже закусывайте моей икрой, дорогие соотечественники, не жалко. Но у меня в связи с этим есть один маленький «дурацкий» вопрос к председателю Государственного таможенного комитета Владимиру Орловскому: а как вы будете осуществлять запрет на пересылку, когда книгу оцифруют и границы распространения для этого текста навсегда растворятся в белом тумане? Что будут делать таможенные службы с «Революцией», которая вскоре появится в интернете, как и все предыдущие книги писателя Виктора Мартиновича, и любой человек в любом конце земли сможет скачать роман себе на электронную книжку? И вас не спросит! Для чего же сейчас, Владимир Николаевич, подумайте, ваши подчиненные тратят государственные ресурсы на смехотворную, допотопную, архаичную работу, если в итоге их рвение все равно коту под хвост – только с некоторой отсрочкой? Тем более, положа руку на сердце: ну каким таким мыслям вообще может поставить преграду очумевшая от страха и вседозволенности власть, если и так уже написаны и прочитаны миллионами «Тутэйшыя» Янки Купалы, «Мертвым не больно» Василя Быкова, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына, «1984» Джорджа Оруэлла и еще сотни и сотни выдающихся, грандиозных произведений литературы, которые являются стопроцентной вакциной от насилия, рабства и авторитаризма?

Ну и напоследок специально для председателя Таможенного комитета В.Н.Орловского, а также начальника Минской центральной таможни В.К.Романа (которые, похоже, задержались в прошлом веке и не желают сознавать, как современные технологии изменили мир) красивый афоризм: «Каждая сожженная книга освещает мир». Чем жестче запрет, тем ярче и публичнее жизнь арестованного слова. Назло запрету оно тут же становится необходимо миллионам! А с такой биографией, которую вы сейчас пишете «Революции» Мартиновича, роман захочет взять в руки удвоенное, утроенное, удесятеренное число современных читателей.

Поделиться ссылкой: