Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

209

В начале декабря белорусов встретила еще одна форма протеста. Кто-то из минчан с довольно энергичной периодичностью наносил на улицы Минска нестираемые надписи и рисунки – не краской, а собственными ногами, записывая свой маршрут в приложении, благодаря которому и создавались линии на карте столицы. Одной из первых работ неизвестного стала надпись «Беларусь жыве» на Каменной горке.

Позже из-под ног бегуна начали выходили тематические рисунки. Пожалуй, самой известной стала «Погоня», нарисованная в заказнике «Прилепский», что под Минском.

Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

На днях таинственный бегун представил новую работу: на карте столицы нарисовал аиста, побывав во многих районах города. Общая протяженность маршрута составила более 80 километров!

Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

«Трибуна» связалась с создателем этим рисунков, которым оказался любитель бега Вадим Симонов. Минчанин является координатором спортивных мероприятий и организатором забегов.

Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

– Что побудило вас объединить бег и рисунок?

– Идея появилась в 2017 году. Все перебегал у себя на Каменной горке. Надоело, стало скучно бегать на длинные дистанции, ничего не происходит вокруг. Тогда возникло желание написать жене треком ее имя. Решил, что может получиться, посмотрел на карте примерный маршрут. Побежал без подготовки – естественно ничего толком не получилось, какие-то корявые надписи. Даже не показывал никому. Но продолжил думать в этом направлении. Когда ребята из нашей школы бега уехали на полумарафон, решил написать название клуба в Каменной горке. Предварительно прикинул, как это сделать, и начало получаться. Затем А1 проводил конкурс: нужно было пробежать дистанцию в виде сердца. Тогда вместе с ребятами, с которыми учился бегать, организовали эстафету и нарисовали большое сердце на весь Минск – 60 километров получилось.

Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

После этого начал уже что-то серьезное планировать и пробовать рисовать, высматривать места. Потом узнал, что я не одинок. Есть ребята, делающие большие рисунки такого плана на велосипедах. Направление называется GPS-art. В целом, могу сказать, что это отдельный вид искусства. Кто-то занимается им на бегу, кто-то на велосипеде рисует треки, причем достаточно крутые.

– В последние месяцы у ваших рисунков появился совершенно другой смысл.

– И уровень поменялся :). Как и большинство белорусов, раньше я был аполитичным – «меня это не касается» и так далее. Но с весны все активно включились в предвыборный движ. Я подписался за всех кандидатов. Когда пошло протестное движение, набегал «три процента», еще что-то было.

Перед выборами попытался войти в участковую комиссию по подсчету голосов. Меня, конечно, отфутболили, как и всех. Затем были сами выборы и перерыв, когда вообще не до бега было. У людей получалось только интервально убегать по воскресеньям. Затем захотелось что-то сделать. Все смотрел на свою Каменную горку, которую избегал вдоль и поперек. Знаю район очень хорошо, поэтому начал там. Сначала нарисовал трек «Жыве Беларусь» – он не получился, оттого перерисовал на «Беларусь жыве». Показал ребятам из нашего маленького закрытого клуба. Им понравилось, они поддержали идею. Даже захотели со мной преодолеть новую дистанцию, получившуюся достаточно большой. Для нашего клуба даже 30 километров – это не так уж и много. Скорее, для ребят это был клевый новый маршрут. Только из-за него подписались по городу на такую дистанцию бежать – обычно до 15 километров по городу бегаем. Так люди вдохновились моей надписью «Беларусь жыве», им понравилось. Потом мы написали «Жыве вечна».

– Вы не прошли мимо истории написавших «Не забудем» на асфальте возле метро «Пушкинская».

– Да, неприятная ситуация. Они хотели почтить память убитого там Александра Тарайковского. Ребят осудили на реальные сроки, причем немалые (авторы надписи получили до двух лет колонии строгого режима – Tribuna.com). Столько преступлений в Беларуси было после выборов – и никто ничего не получил, а тут за «Не забудем» такие сроки. Короче, это меня сильно зацепило, поэтому нарисовал трек «Не забудзем». Как раз с товарищем бежали в районе Пушкинской.

Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

Потом была «Погоня». Ранее ее уже пытались создать в городе знакомые ребята. Но Минск – не сильно хорошее место в плане рисования. В городе куча заводов, закрытых территорий, куда не забежишь. Плюс местами Свислочь и железная дорога сильно мешают. Короче, много мест, где не пробежать, поэтому стараемся все рисовать единым треком без остановки.

Для «Погони» специально искали подходящее место, чтобы, по крайней мере, не было домов. Остановились на варианте заказника в Боровлянах. Бегали там раньше по дорожкам, место знакомое, но трек у нас чисто по пересеченной местности – бурелом, сугробы, кусты, деревья и прочие радости. Ни по одной дорожке трек вообще не прошел, однако получилась «Погоня». Даже похожа :).

– Сколько времени уходит на подготовку одного рисунка?

– По-разному. Писать буквы легче, чем рисовать картинку. На «Погоню» или рисунок ко дню рождения Нины Багинской ушло больше времени. Буквенные линии легче соединить. Ту же «Погоню» много раз перерисовывал по контуру, который нужно было еще найти. И неспроста – если заранее не нарисуешь от руки, то на треке ничего не получится. Потом начали пробовать воплотить идею ногами, долго согласовывали с ребятами. Даже что-то похожее на фокус-группу было: я сбрасываю свой вариант и получаю предложения с поправками. Наш закрытый клуб – это и есть фокус-группа для тестирования всех наших идей, маршрутов, забегов и прочего.

– Интересно, сколько готовились к последнему рисунку аиста длиной 81 километр?

– Наверное, полноценных два рабочих дня, если считать с перерывами. На один трек с детальной прорисовкой всех точек уйдет час-полтора. Аиста пришлось переделывать не один и не два раза. Плюс это была эстафета, поэтому пришлось делить маршрут на части. Поэтому где-то восемь-десять часов рабочего времени без отрыва потратили только на рисование. Ну и на сам бег ушло 11 часов.

– Как проходит процесс рисования? Берете карту города и наносите маршрут сверху?

– Пользуемся сайтом alltrails.com, кто-то в других программах рисует. Есть еще приложение в часах. Конечно, рисуем не в телефоне, там не очень удобно. Создаем маршрут на компьютере. Google-карты везде одинаковы – спутник и обычная. Иногда смотришь на карту, изучаешь расположение улиц – и появляется какая-нибудь идея для надписи или рисунка. Крутишь, соединяешь :). С зубром такая же история получилась. Изначально вообще хотели елочку нарисовать и 2021, но потом ребята накидали идей, что нужно попробовать зубра. Было много предложений. Покрутили-покрутили карту – и вышел новый рисунок.

Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

– Какой трек в прохождении получился самым сложным?

– Наверное, «Погоня». Мы знали, что будем бежать по пересеченной местности без дорожек, но не предполагали, что на дистанции встретим столько бурелома, сугробов, ям. Тяжело было. Заказник – это не такой лес, где все убрано и чистенько, и ты бежишь по тропинке. Пришлось реально через наваленные бревна перепрыгивать, кусты оббегать. Хорошо, что еще болота никакого не встретили. Когда рисовали маршрут, старались не попасть в воду. «Погоня» получилась утомляющей из-за множества нюансов.

Для себя еще из самых сложных выделю аиста. Хотели закончить дистанцию не сильно поздно и распределить дистанцию примерно поровну. Еще нужно постараться в 80-километровой эстафете, чтобы девять человек состыковать. Девять человек бежали четыре этапа, то есть было четыре участка – четверо ведущих по треку и просто на двух из четырех этапов к ведущим присоединились ребята за компанию. Взял на себя самую первую часть маршрута – десять километров до Дворца независимости. Как оказалось, эти километры были самыми легкими. Затем было по полю восемь километров в снегу по колено до Зацени. Всего тогда пробежал 30+ километров. Для нас это не такая большая дистанция, но с учетом погодных условий пришлось постараться.

Когда рисовали Багинскую, было темно. Не у всех нас оказались фонарики. При беге направление мне указывала стрелка на часах. Но у меня такая модель, что все работало только в движении – при остановке часы не показывают направление. Поэтому все время приходилось подбегать. Но когда у тебя фонарик есть, а у следом бегущего нет, то постоянно получаются разрывы – убегаешь вперед и приходится ждать остальных. Не всегда видно, куда идет направление, оттого трек вышел не таким, каким планировали. В одном месте вообще встретилось рапсовое поле, поэтому бежали по щиколотку в воде. Вроде влаги под ногами не было, но из-за того, что на земле лежал озимый рапс, такие маленькие лопушки, то кроссовки становились мокрыми насквозь. В Дроздах должны были пробегать водопад. Однако температура воздуха поднялась, лед растаял, поэтому пробежать там было нереально. Во-первых, было уже темно. Во-вторых, там такой напор воды, что пришлось немного читерить. Возле водопада мы поставили на паузу трек, обежали вокруг более километра на другой берег и снова продолжили дистанцию, включив запись. Обратно сделали то же самое. Планировалось восемь километров, но по факту получилось на три больше.

Хотя ни один трек не был легким. На каждом имелись свои нюансы. Если самый простой из всех выбрать, то зубр. Накануне я его протестировал, пробежав маршрут. Посмотрел, где какие особенности могут возникнуть на дистанции, чтобы ребят спокойно повести потом.

– Кто составляет вам компанию в рисунках?

– Раньше бегал в одиночестве. Сейчас уже с ребятами, у которых возник интерес к моему увлечению. Всегда кто-то хочет присоединиться. Если дистанция длинная, то бегаем эстафетой. 80 километров в одиночку по такой погоде – маловероятно, что управился бы. Сейчас на такую дистанцию не готов, хотя бегал и больше.

– Если бежите не один, то в команде у всех определенная роль?

– Обычно несколько человек загружают трек. Как правило, один ведущий и еще один-два на подстраховке. GPS не всегда срабатывает, на небольших развилках можно просто не успеть среагировать и побежать не туда. Когда кто-то страхует, то исключаются многие ошибки – это хорошо. Если бежишь по знакомому району, то тогда, конечно, проще, но когда большие треки или незнакомая местность, то подстраховка не помешает. Тем более в пути можно обсудить возникшие проблемы. Поэтому контролируют ведущего один-два человека, а остальные просто наслаждаются пробежкой.

Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

– Как ваши знакомые реагируют на довольно необычное увлечение? Может, были те, кто не одобряет ваши рисунки?

– За последние пять месяцев отсеялись те, кто в принципе со мной не на одной волне, кто не разделяет мою гражданскую позицию. Что касается рисунков – кому не интересно, они вообще не реагируют. Если есть отклик, то только положительный. Тролли в комментах не в счет – им все равно, что ты делаешь :). Как-то так получилось. Все друзья из нашего клуба поразительно проявили единодушие по событиям, происходящим в стране. Никаких вопросов в этом плане не возникает, все только поддерживают друг друга. Да и почти вся беговая тусовка точно так же адекватно оценивает ситуацию в Беларуси. Даже благодарят за наши треки. Некоторые восхищаются :). На самом деле, это здорово и приятно. Хочется еще что-то делать, потому что благодарят даже те, кто не бегает – на районе, новые знакомые.

– Нет опаски, что силовики могут заняться вами за такие рисунки?

– Были такие мысли, когда запостил первый трек «Жыве Беларусь». Я никуда не отправляю свои пробежки и никого на них не отмечаю. Но в одном СМИ увидел, что мой трек заметили и репостнули к себе в соцсети. На скрине был сам маршрут и моя фамилия. Сначала я стреманулся. И друзья тоже немного опасались. Попросил, чтобы убрали фамилию. В то время милиция активно занималась преследованием за посты в соцсетях и флагами в окнах.

Когда писали «Жыве вечна», решили, что ничего противозаконного не делаем. В конце концов, плохого ведь нет в этом. К тому моменту мы уже засветились в любом случае – скрываться не было смысла. Да и, по большому счету, если захотят наказать, то найдут причину.

– При этом в организации забегов вы далеко не первый день.

– Да, ранее был координатором в школе бега. На тот момент мы постоянно сравнивали европейские забеги и то, что организовывали в Беларуси. Тогда практически все у нас организовывала или федерация легкой атлетики, или какие-то клубы. Замечали огромный разрыв между тем, как было в нашей стране, и тем, как должно быть. Получается так, что первые полумарафоны или марафоны многие белорусы пробегают за границей. Соответственно, когда они уже прониклись атмосферой и условиями там, а потом приезжают и стартуют в Беларуси, то разочаровываются. Это адекватная реакция. Тогда понял: если хочешь сделать хорошо, то сделай сам. Начали возникать идеи. В апреле 2018 года организовали немного несанкционированный забег чисто для своих учеников – проложили трассу, символические простые медальки. Всем понравилось.

В то время появилась идея провести полноценный забег. Хотелось организовать его в Минске – многие просто не хотят ехать за пределы города, плюс вся беговая тусовка базируется в столице или около нее. Решили приурочить старт ко Дню матери. Нашли место на Цнянке. Лично составлял маршрут, было много нюансов. Собралось более 500 человек, получилось, что тематический забег неожиданно зашел. Старты ко Дню матери до этого проводились только за границей, в Беларуси такого не было. Перед самым забегом мы создали проект Improve, чтобы заниматься организацией стартов, а не обучению бегу. После этого подали заявку в горисполком на забег Санта-Клаусов там же, на Цнянке. В принципе, он прошел неплохо для первого опыта длинных забегов с учетом того, что это была зима и водохранилище. Были косяки, конечно, но в целом хорошо. В этом направлении начали двигаться дальше.

В итоге оказалось, что тематические старты народу по душе. Мы не предлагаем забеги на результат, люди участвуют по фану, собираются любители бега для своего удовольствия – получить медальку, потусоваться. Приходят с детьми, семьями. С тех пор сформировался костяк: в феврале проводим старт ко Дню влюбленных, называется «За каханне», в апреле у нас идет забег «Я обещаю» (в 2020-м нам пришлось его экстренно переводить в онлайн-формат), в октябре – «Бегу за маму», в декабре бегут Санта-Клаусы. Оставалось только чем-то заполнить середину года. В начале лета была гонка с препятствиями, хотели что-то запланировать на август. Теперь, после прошлого года, на август у нас будет «Забег неверагодных».

– Как отреагировали на августовские события?

– Собирали деньги пострадавшим, хотели чем-то помочь, что-то придумать. Появилась идея о «Забеге неверагодных» в онлайн-формате с целью помочь репрессированным. Нашлись люди, которые взяли на себя затраты на организацию – медали, их отправку. Со своей стороны мы все делали на общественных началах, чтобы помочь попавшим в беду людям. За участие в забеге необходимо было внести минимум десять рублей, а так можно закинуть любую сумму в один из благотворительных фондов. Был выбор, куда отправить деньги. Участникам просто оставалось прислать нам скрин о переводе. После этого оставалось пробежать и получить медаль. Белорусам такая идея пришлась по душе – собрали что-то около 7500 рублей. Считаю, что помогли, чем могли. Человеку приятно, что поучаствовал в этом, плюс пробежал и медаль получил. Поэтому собираемся сделать забег традиционным. Конечно, когда появится возможность, проведем в офлайне. В августе 2021-го к моему дню рождения, возможно, организуем :).

– В процессе подготовки забегов обращались когда-либо в БФЛА или Минспорта за помощью?

– Сложно все было, на самом деле. Грубо говоря, если у нас в стране не представляешь государственную организацию или не чей-либо партнер, то ты просто коммерсант, что в Минспорта и других госструктурах – ругательное слово. Если у тебя частный проект, то обязательно возникнут проблемы. В лучшем случае удавалось вытрясти согласование на забег за месяц до мероприятия. У нас не было спонсоров, поэтому за все платили сами. За многое нужно внести суммы заранее. К примеру, заказать медали. Плюс необходимо прикинуть, сколько людей удастся привлечь. Чем меньше времени остается, тем меньше участников выйдут на старт.

Однажды нам удалось собрать чуть больше 900 человек, но пришлось потратить много усилий и начать подготовку задолго до старта. Даже начали говорить среди своих, что забег состоится, хотя документов на проведение у нас еще не было. Почему делали так? Невозможно собрать много людей, когда у тебя остается мало времени на подготовку. Хотя закон думает иначе. Каждый раз такая ситуация возникала. Условно, мы подаем документы за год до всех забегов, разбивая их по датам. Однако разрешения приходят, в лучшем случае, за месяц до старта, и то только если регулярно напоминать о себе. По некоторым вообще до сих пор ответа нет. К примеру, на декабрь планировали забег Санта-Клаусов, но никакой реакции от государственных органов не пришло в принципе. Сложно с ними работать.

Потом возникали неприятные ситуации с 49-м постановлением (имеется в виду постановление Совета министров от 24.01.2019 №49, которым для негосударственных массовых мероприятий устанавливается порядок оплаты услуг МВД и других организаций – прим. Tribuna.com). Мало того, что забег нужно согласовать с исполкомом, так еще необходимо заключать договор с ГУВД на охрану общественного порядка. Получается, платишь практически шесть тысяч рублей, а на мероприятие приходят два милиционера. Наш забег Санта-Клаусов в 2019 году попал под 49-е постановление. Мы об этом узнали за две недели до старта. К тому моменту заказали медали, люди оплатили взносы и ждали забег, а тут появился этот документ. Было два выхода: либо отменять старт, возвращая деньги участникам, либо подписывать договор с милицией в надежде, что потом вопрос разрулим. Решили людей не подставлять и взять удар на себя. Подписали документы, провели забег. В итоге оказались должны милиции более пяти тысяч рублей. Потом пошла пеня. Мы начали просить отсрочку, потому что все следующие забеги не разрешали проводить. В конце 2020-го нам выставили счет уже на десять тысяч рублей с учетом набежавшей пени. А забегов нет и не будет в ближайшее время. Получается замкнутый круг: ты должен деньги за мероприятие, но, чтобы их отдать, необходимо провести новое, а ты не можешь.

Белорус пробегает десятки км и создает «Жыве Беларусь» с «Погоней» на карте Минска – вот как ему это удается

– Как пытались выйти из ситуации? Куда-то обращались?

– Конечно. Писали во все инстанции, ходили в Минспорта, Администрацию президента, ГУВД и горисполком. Начался волейбол – один на другого перекидывали наш вопрос: «Это не мы. Это там закон писали». В милиции говорили, что они при исполкоме – отправили туда. Городские власти сказали разбираться в администрации. Отправляли друг к другу, поэтому воз и ныне там. Взаимодействие с госорганами у нас не сложилось.

– А что легкоатлетическая федерация?

– У нас с самого начала не сложились отношения. Еще когда работал в школе бега, федерация не очень позитивно относилась к частным инициативам. Там считают, что вся наша сфера – это исключительно тема государства, а мы существуем, чтобы только срубить бабла. Хотя у нас все организовывается гораздо лучше, чем то, что проводит федерация за наши налоги. Пока мы не победим, вся эта история не закончится. Ничего не поменяется. Федерации коронавирус не мешает проводить офлайновые мероприятия, а все наши забеги приостановили. У нас не получилось организовать забег ко Дню матери – нам рекомендовали перенести его на другую дату. Это вообще как? День матери отмечают в определенный день. Вроде не запрет, но разрешения не было, поэтому все службы отказывались его согласовать. В общем, провести было невозможно.

– Поделитесь планами?

– Когда все закончится, продолжим проводить забеги. Сейчас их организовать невозможно – разрешение вряд ли получим. Не исключаю, что мы находимся на карандаше, потому что «Забег неверагодных» провели и так далее.

Также хотим наладить работу по поиску спонсоров. Один из наших ограничителей в развитии – это отсутствие денег. Мы вынуждены работать с тем бюджетом, который у нас есть. Когда его нет, приходится ориентироваться только на средства участников. Наличие спонсоров развяжет нам руки во многих вопросах – можно закрыть множество проблем в плане организации и заниматься привлечением людей на забеги. Однако сейчас даже с наличием спонсоров можно просто не получить разрешение.

Кроме этого, для себя организовываем беговые экскурсии. Иногда и знакомые присоединяются. Возможно, будем работать в этом направлении, показывать, что можно не только топтать улицы, но и еще посмотреть и узнать что-то новое о вроде бы непримечательных местах. Эта тема развита за границей. Если ты увлекаешься бегом и хочешь максимально посмотреть достопримечательности, но нет желания тратить на это два дня, то можешь найти экскурсовода, который на бегу в легком темпе рассказывает о городе. Где надо, остановились и сфотографировались – потом побежали дальше. Мы в таком формате делали экскурсии для своих по Жодино, Борисову, Сморгони, Молодечно, Несвижу, Полоцку. Оказывается, что везде можно найти много интересных историй. В этом направлении тоже продолжим развиваться.

А вообще пока будем бегать и поддерживать белорусов.

Фото из личного архива Вадима Симонова

Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!